ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

При всей резкости полемики президент Николаев в своих выступлениях постоянно признает ценность и важность сохранения "национальной культуры и духовности"; при необходимости он может расширить свое понимание "национальной духовности". И это было бы вполне в традициях синкретичной и эклектичной религиозности якутов.

В русле этой эклектичной, синкретической традиции и большинство лидеров "Кут-Сюр" (в отличие, скажем, от идеологов возрождения язычества в Поволжье) не отрицает христианства полностью. Л. Афанасьев и его сподвижники даже в пылу полемики никогда не объявляли своей конечной целью изгнание православия из республики или искоренение православия среди якутов. Более того, они призывают обеспечить государственную поддержку традиционным для Якутии религиям, к которым причисляют не только учение Айыы, но и православие, старообрядчество, ислам, католичество. И эти требования защиты "традиционной" религиозности против той, что несут западные миссионеры, отражают страх, который даже у них вызывает не просто открытость, но "всеядность" якутов, готовых принять любой новый религиозный опыт.

Сноски:

1 Проект этого будущего может носить как либеральный, так и консервативный характер.

2 Позднее митрополита Московского.

3 С 1870 г. -- епископ Якутский и Вилюйский Дионисий.

4 На рубеже веков ссыльные поляки католики составляли 10% населения края.

5 В. Серошевский. Якуты. Опыт этнографического исследования. Якутск, 1993.

Лекция девятая. Новые секты западного происхождения

//Александр Щипков. Во что верит Россия

В середине 90-х годов проблема "культов" и нетрадиционной религиозности стала чрезвычайно актуальной. Пожалуй, все ведущие средства массовой информации уделяли в последние годы немало места рассказам о вредоносной деятельности "тоталитарных сект", в первую очередь, иностранного происхождения. На прошедших в 1990-х годах федеральных выборах едва ли не каждый второй кандидат говорил о том, что именно он предпримет энергичные попытки ослабления влияния "тоталитарных сект" и иностранных миссионеров. Епископат РПЦ и многие уважаемые представители православного духовенства постоянно декларируют борьбу с нетрадиционной религиозностью и "тоталитарными сектами" как одну из основных задач своего служения. Нигде на Западе общественность не уделяет так много внимания этой теме. Почему "тоталитарные секты" стали одной из злободневных проблем? Что же происходит на самом деле? Много у нас сейчас сект или мало?

Всякий, кто сталкивался с миром сект, скажет, что число их подсчитать невозможно. Рядом с нами и параллельно с нашей жизнью постоянно бурлит некая бесформенная, размытая религиозная энергия, которая периодически кристаллизуется в более или менее организованные структуры со своими лидерами. Эти структуры могут включать от нескольких человек до нескольких тысяч участников. Они могут представлять собой жестко организованные общины и мирные лектории. Многие из нас бывают затронуты этим миром, часто даже не подозревая об этом: кто-то следует оригинальным методикам достижения психического равновесия или самоцелительства, кого-то привлекла очередная оздоровительная диета, кто-то в электричке приобрел и с интересом прочел книжечку пророчеств о конце света. Все это -- выбросы в "цивилизованный мир" из бурлящего параллельного мира, в котором возникают новые религии.

Западные исследователи религиозных движений пользуются сегодня новомодным термином "культы", однако устаревающий и в русском, и в английском языке термин "секты", на наш взгляд, гораздо уместнее, ведь мы сталкиваемся с явлением, которое возникло не вчера, и непонятно, почему "секты" начала века следует называть "сектами", а "секты" конца века -"культами". Всякое определение в столь сложной и не имеющей четких контуров области, как духовная, религиозная жизнь, страдает досадными упрощениями, но все же для понимания явления его следует как-то обозначить.

Можно предложить следующее определение: секта -- это вновь возникающая религия, но не всякая религия, а непременно имеющая своего живого основателя, человека, обладающего, по мнению членов секты, высшей спасительной истиной, предстающего в их сознании как минимум пророком, а как максимум - богом.

Далеко не всякая секта тем не менее представляет собой жестко дисциплинированную организацию фанатиков. Очень часто секта мало отличается от любой другой религиозной общины. Для того чтобы выделить секты, вызывающие опасения у общественности и государственных органов, на Западе и у нас часто употребляют термин "тоталитарные секты". К этой категории пытаются отнести религиозные организации, которые стремятся полностью изолировать своих приверженцев от общества; используют особые молитвенные, аскетические практики, приводящие к полному контролю лидеров над психикой рядовых верующих; организации, заставляющие своих членов отказываться от всего имущества в пользу секты, занимающиеся финансовыми махинациями, силой удерживающие людей в своих рядах, практикующие насилие, членовредительство, беспорядочные сексуальные отношения и т. д. и т. п.

Примечательно, что, несмотря на многочисленные попытки законодательного запрещения "тоталитарных сект", предпринятые во многих странах, пока никому не удалось дать корректного научного определения этому термину. Безусловное послушание, отказ от имущества, аскетизм? Они есть и в православных, и в католических монастырях. И почему, собственно, люди не имеют права подчиняться кому-либо по своему усмотрению, бежать от общества, ограничивать свои физиологические потребности? И так далее. Именно поэтому в некоторых странах, например, в Испании, ограничение деятельности "тоталитарных сект" осуществляется не на основании универсального закона, а по решению "экспертов", которое, к сожалению, всегда бывает уязвимо для критики. Законодателю во многих странах хорошо удается лишь одно: бороться с вовлечением несовершеннолетних в тоталитарные секты. Детализированная система "прав ребенка", осуществляемая государственными органами, как правило, жестко пресекает попытки лишить детей школьного образования, социальных связей и т. д. Обычно секты сами боятся связываться с детьми, потому что это может навлечь на них строгие санкции.

Как правило, жесткий фанатизм, готовность перешагнуть через общепринятые моральные нормы сохраняются в сектах на протяжении не более двух поколений (иногда хватает и нескольких лет, а изредка и два поколения не предел). В России секты могут жить феноменально долго. На Западе многие из них довольно быстро распадаются, а если этого не происходит, они постепенно вписываются в окружающее их общество, "цивилизуются", религиозная страсть их членов ослабевает, они усваивают принятые в обществе нормы поведения и ценности; наиболее шокирующие требования веры либо отменяются, либо становятся "символическими", "духовными". В России традиционные преследования загоняют секты в глубокое подполье, провоцируют фанатизм, а вынужденная изоляция закрепляет отклонения от нормы. Секта скопцов существовала с конца XVIII века, практика оскопления тем не менее продолжалась до середины нашего века. По некоторым непроверенным сведениям, она сохраняется в глубоком подполье до сих пор. Для Запада такое долгожительство нехарактерно.

Важнейший мировоззренческий элемент нынешнего сектантства -псевдонаучные идеологии, которые часто легко вплетаются в "первобытные" идейные конструкции. Вера в НЛО (охватывающая, по данным того же опроса, 70% российских горожан), в снежного человека, в контакты с внеземными цивилизациями -- лишь самое заметное из этого ряда. Существуют всякого рода теории (вернее сказать, "поверья") о неких великих ученых, способных изменять все мироздание, как в лучшую, так и в худшую стороны. Псевдопсихологические религиозные конструкции обещают изменение души или получение средств достижения безграничной власти над окружающими. Вера в астрологию захватила значительную часть общества. Более 60% горожан России серьезно относятся к астрологии -- такого высокого показателя нет ни в одной стране Запада. Достижение "эпохи Водолея" и формирование высшей "расы Водолея" -- идеи, легко интерпретирующие и конец света, и избранничество сектантской общины.

40
{"b":"71941","o":1}