ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

То же произошло и с христианско-демократическими группами. Христиане, наслышанные о западных ХДС/ХСС, добившихся, по их представлениям, огромных успехов на поприще построения правового и материального благополучия, спешно взялись за создание христианско-демократических партий в Советском Союзе. Как и прочие партии демократического направления, христианские демократы свою главную задачу видели в борьбе с коммунизмом. Это, так сказать, общий стимул-негатив. Стимул-позитив же практически не имел законченной и ясной формы.

Первая легальная в истории Советской России христианско-демократическая партия была образована в августе 1989 года в Москве. Она была создана усилиями известного религиозного правозащитника, бывшего политического заключенного, редактора самиздатовского журнала "Бюллетень христианской общественности" (БХО) Александра Огородникова и получила название Христианско-демократический союз России (ХДСР). 4-7 августа 1989 года Учредительная конференция декларировала создание ХДСР и приняла два документа: "Основные принципы ХДС России" и "Обращение к христианам России".

"Основные принципы" включали в себя шесть пунктов. Цитируем их с сокращениями.

1. ХДС России -- политическая организация, опирающаяся в своей деятельности на мировоззренческий и нравственно-этический фундамент, заложенный в Евангелии, данном Господом нашим Иисусом Христом. Во главе политики ХДС России стоит человек. Мы обращаемся к достоинству человека, его свободе и суверенитету личности как Образу и Подобию Божию. . .

2. ХДС России ставит своей целью духовное возрождение России, выражение интересов христиан независимо от их конфессий, защиту их образа жизни и гражданских прав, построение правового демократического государства, исходя из принципов христианской демократии, что включает в себя:

. . . равноправие всех идеологий, кроме призывающих к насилию, парламентскую демократию, многопартийную систему; обеспечение прав наций на самоопределение, включая отделение и создание суверенной парламентской России; в соответствии с Божественным принципом многообразия мира создание многоукладной рыночной экономики; отказ от насильственной идеологизации как основополагающий принцип внешней политики. . .

3. ХДСР безоговорочно отрицает насильственные методы политической борьбы.

4. . . . сотрудничество со всеми христианскими и демократическими силами, . . . используя в своей деятельности опыт мирового христианско-демократического движения, воплощенный Интернационалом Христианской Демократии.4

Как видно из процитированного текста, первая христианско-демократическая партия сразу заявила, что собирается твердо следовать принципам западной христианской демократии. "Основные принципы" скрупулезно, можно сказать, ученически пересказывают классические положения европейского христианско-демократического движения. Слепая ориентация на Запад, без малейшей попытки учесть специфику российской ситуации, отчасти объясняется молодостью организации. Другое объяснение мы находим в четвертом пункте "Основных принципов". Молодой ХДСР, окруженный враждебными коммунистическими силами, стремился заручиться скорейшей поддержкой Интернационала Христианской Демократии (ИХД). Надо сказать, что слабое структурное и идеологическое развитие не помешало ХДСР довольно быстро завоевать известность на Западе. В сентябре 1989 года ХДСР был принят в члены ИХД, что заметно укрепило его политическое и финансовое положение.

Второй документ -- "Обращение к гражданам России" -- написан в патетических выражениях ("улицы городов заливает волна уголовного хаоса. . .") и призывает всех христиан страны вступать в ряды ХДС. Агитационная природа документа делает его неинтересным, и мы бы не останавливались на нем, если бы не его проект. Разумеется, проект не является партийным документом, однако он позволяет судить о подспудных течениях в организации. Процитируем некоторые фразы, не вошедшие в окончательный текст:

"Христиане должны сделать все возможное для спасения отечества. Мы являемся хранителями бесценного духовного наследия -- высокой моральной культуры и глубочайшей философии. Мы сохранили веру и совесть народа. . .

Участвуйте в выборах в местные Советы. . .

Там, где граничите с населением других исповеданий, объединяйте усилия, выступайте на выборах как Демократический блок верующих.

Примем грехи мира на себя... "5

Восторженно-мистическое понимание своей миссии и ощущение избранности не созвучны рационалистическому отношению к жизни западных демократов, которые отличаются, к тому же, более широким взглядом на иноверцев -- готовы не только сотрудничать с ними, но и принимать в ряды своей партии. Выводы впереди, а пока отметим, что члены организации вовсе не были едины в своих взглядах.

Организационное оформление ХДСР было завершено 9-10 сентября 1989 года на второй конференции. Был избран Политический Совет и принят устав партии. Председатель получил право вето, порядок выборов руководящих органов вообще не оговаривался. Даже не было ясно, тайным или открытым голосованием проходят выборы. В уставе есть указания на обязательность решений выборных органов для всех членов партии, на то, что аппарат содержится за счет первичных организаций. Есть и другие положения в духе "демократического централизма". Можно указать и на иные предписания, идущие вразрез с европейским пониманием христианской демократии. В частности, устав гласил, что "членом ХДСР может являться любой человек, исповедующий Иисуса Христа как Господа и Спасителя нашего", то есть только христианин. Более того, "за нарушение основных Евангельских заповедей член ХДС может быть исключен".6 На Западе же членом ХДС может стать и атеист, разделяющий принципы христианской демократии.

Впрочем, в этой даже несколько забавной фразе об исключении за нарушение евангельских заповедей выражена попытка привести нравственную сторону внутрипартийной жизни христианской партии в соответствие с принципами евангельской морали. В русской христианской демократии это первый и последний случай. Зато все без исключения направления христианской демократии постоянно заявляют о своем намерении распространять евангельские ценности на все остальные сферы жизни, особенно на политику.

В дальнейшем и устав, и программа ХДСР будут меняться, но уже первые шаги свидетельствуют о том, что христианские демократы не могли органично и быстро впитать принципы западной христианской демократии, которые они слепо копировали в свои документы. Эти принципы не вписывались в российскую действительность "с ходу", их интеллектуальная адаптация требовала времени.

В нашу задачу не входит подробное освещение истории отечественного христианско-демократического движения, и в дальнейшем мы будем останавливаться только на основных вехах.

С осени 1989 года в ХДСР начались расколы, вызванные не идеологическими, а сугубо личностными противоречиями. Сначала был смещен с поста и покинул ХДСР (октябрь 1989 г.) заместитель по идеологии Виталий Савицкий. Вернувшись в Ленинград, он основал Христианско-демократический союз Санкт-Петербурга (ХДС СПб). В январе следующего, 1990, года Виктор Ротт выступил в самиздате с полемической статьей "Тень Бонапарта в ХДС?", в которой обвинил А. Огородникова в узурпации власти. Статья заканчивалась сообщением о создании Московской группы ХДС (МХДС), которую Ротт и возглавил. В марте 1990 года заместитель Огородникова по печати Александр Чуев во время заграничной поездки шефа попытался совершить переворот и занять его место. Переворот был подавлен, и Чуев 12 мая 1990 года объявил о создании новой Российской христианско-демократической партии (РХДП).

Расколы постоянно преследовали и продолжают преследовать ХДСР. В следующем, 1991, году от ХДСР отпочковались Российский союз молодых христианских демократов (РСМХД) во главе с Дмитрием Анциферовым и Волгоградский ХДС, возглавляемый священником Дмитрием Нестеровым. Организаций возникло много. Надо отдать должное организаторскому таланту Александра Огородникова, который сумел найти и воспитать их будущих лидеров. Все они прошли "огородниковскую" школу, усвоив ее положительные и отрицательные черты.

9
{"b":"71941","o":1}