ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В лунном свете блеснули клинки.

Эти люди прошли бы мимо. Меня надежно укрывали тени под балконом. Помнится, в воздухе стоял сладковатый аромат тех больших цветов, упивающихся светом лун.

Но я шагнул в перекресток.

Меч все еще оставался у меня в ножнах.

- Вы хотели поговорить со мной?

Это был вызов.

- Ты тот, кто зовется князем Стромбора?

- Да.

- Тогда ты покойник.

Бой продолжался недолго. Они прилично работали мечами, но не представляли собой ничего особенного, ничего такого с чем не справился бы любой из моих диких кланнеров. Хэп Лодер, например, приканчивая их еще и орал бы со всем свойственным ему щегольством, требуя вина.

Вернувшись на "Сиреневую птицу", я сказал Зенкирену, что хочу повидать отца Хезрона.

- О?!

За это время мы с Зенкиреном стали немного лучше понимать друг друга. Как-то я спросил у Золты, что может означать слово "крозар". Тот замялся, а потом посоветовал спросить у Зенкирена. А тот ответил просто:

- Подожди.

Когда же я нажал на него, он сказал мне:

- Это Орден... Но об этом не следует говорить между делом в пивной, и сделал жест в сторону своей такой простой, такой аскетической каюты. Я его не понял.

И теперь, когда я рассказал ему о происшествии в переулке возле "Стриженого поншо", он посмотрел на меня и коснулся пальцем губ.

- Это может иметь серьезные последствия, маджерну Стромбор. Харкнел из Хир-Хейша - человек могущественный, богатый и влиятельный. Как ты вполне можешь догадаться, в Санурказзе постоянно плетутся интриги.

Я сделал нетерпеливое движение, и Зенкирен заговорил настойчивей.

- Мальчишка нанял убийц, а те провалили задание. Если ты расскажешь об этом его отцу, тому придется отрицать, будто он что-то об этом знал, а потом наказать сынка - но за провал, заметь, за провал! И после этого твоей крови будет жаждать уже не сопливый щенок Хезрон, а сам старый Харкнел. Подумай, Стромбор. И... есть еще кое-что.

- Уже подумал, - тут же отозвался я. Я не мог допустить, чтобы надо мной висела угроза убийства, когда мне надо выполнять задание Звездных Владык - или Савантов, - или, что особенно важно, если я хочу найти способ вернуться из Ока Мира в Вэллию или Стромбор к моей Делии на-Дельфонд. - Я встречусь с любым, с кем понадобится, чтобы только обуздать этого щенка. Вот и все.

Зенкирен поджал губы. Он пытался быть справедливым, этот пур Зенкирен, капитан "Сиреневой птицы". И тогда он протянул мне листок бумаги - при виде которой я мгновенно напрягся. Но затем убедился, что сорт этот мне не знаком - и моя настороженность рассеялась, будто ее и не было.

- Я получил письмо, Стромбор. И хотел бы, чтобы ты отправился в небольшое путешествие - в Фельтераз.

- В Фельтераз!

- Да, маджерну Стромбор. Тебе нужно встретиться с маджерной Майфуй. С джерной Майфуй - супругой Зорга ти-Фельтераза.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

О Майфуй и свифтерах

На следующее утро на борт подняли двоих омерзительного вида представителей вида морских паразитов. Пока их волокли по тыльному траверзу "Сиреневой птицы", они раскачивались, стонали и жаловались, после чего были с хлюпающим звуком свалены на палубу, и каждый мог полюбоваться на их позеленевшие физиономии.

Доставившие их на борт ополченцы, в броской одежде и с поржавелыми мечами, стояли на молу, уперев руки в бока, и откинув головы хохотали во всю глотку, прочищая свои могучие легкие. Оба солнца Крегена находились сейчас ранним утром близко друг к другу. В воздухе звенели веселые звуки порта, где рабочие проснулись и начали работать - перекличка голосов, звон инструментов, плеск воды, крики чаек. Служители маяка, зевая и протирая глаза, сменялись с вахты. Маяк вздымался на противоположном конце мола, за первой из его стен, защищавших порт от моря, высокий, с темными и неподвижными сейчас фонарями при зеркалах. Внизу у рыбного базара уже выложили улов, торговки спорили и дрались, и порой толстая рыба в серебристой чешуе издавала громкий шлепок по щеке какой-нибудь кумушки. Полузакрыв глаза и прислушиваясь к звукам, я мог представить себе, что снова нахожусь где-нибудь в Плимуте - ну, почти.

Два жалких предмета, валявшихся сейчас на палубе, были, конечно же, Нат и Золта.

Шарнтаз, новый старший помощник, подскочил и потыкал их носком сапога.

Я, Дрей Прескот, человек, который смеется редко, почувствовал, как меня наполняет странное бульканье, напрягающее мои ребра. Нат держался за голову и стонал, Золта держался за живот и стенал. Их вид можно сказать молил о жалости, но вызывал у грубых моряков Санурказза только самое бурное веселье.

Когда появился Зенкирен, все находившиеся на палубе немедленно выпрямились, готовые к утренней проверке. Он бросил единственный взгляд на моих проштрафившихся товарищей, которые в этот момент пытались подняться, и цвет лиц которых напоминал тот интересный сыр, который иногда случается находить в подвалах заброшенных зданий Магдага.

- Вы двое, - произнес он и сделал резкий жест. - С князем Стромбором марш!

- Слушаемся, капитан, - выдавили они из себя и, кое-как оторвавшись от палубы, поползли за мной.

Это было вряд ли похвально, но я знал, что мои приятели вряд ли простят мне, если я отправлюсь в Фельтераз без них. Как я уже объяснил Зенкирену, они тоже приходились Зоргу товарищами по веслу.

Мы путешествовали на двухколесной телеге, влекомой послушным осликом, несколько иного вида, чем те, что живут на Равнинах Сегестеса, но наделенного таким же терпеливым упрямством. Покуда я управлялся с вожжами, эти двое лежали позади и стонали при каждом подскоке колеса.

- Ох, моя голова! Матерь Зинзу Благословенная! Хоть каплю вина для увлажнения этих потрескавшихся губ!

- Ты выпил его все прошлой ночью, - хмуро напомнил ему Золта.

- А та деваха, что ты мне отыскал! Ай! Как она...

- Ты не способен переварить более тонкое искусство, Нат, вот в чем вся суть, ей Зим-Зар.

- Ха! С каких это пор ты вдруг стал употреблять клятвы крозаров, жирный раскормленный морской змей?

Тут мы все на какое-то время смолкли, вспомнив нашего друга Зорга из Фельтераза, к вдове которого сейчас ехали.

29
{"b":"71944","o":1}