ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Один из мужчин встал и направил бластер в грудь Рико.

Мэгги выстрелила. Луч ее бластера отсек руку пирата у запястья. Было слышно, как она со стуком свалилась на пол.

Человек завопил и умер, когда Рико прострелил ему голову.

Мэгги выстрелила снова и увидела, как пират пытается рукой закрыть дыру у себя в горле. Потом луч бластера прожег ее кресло, и она почувствовала, что падает.

Оказавшись на полу, Мэгги не видела, как погиб последний из пиратов, она только слышала визг импульсов энергии. Потом у ее лица возникли ботинки Рико.

Через мгновение в поле зрения появилось и его лицо. Он был встревожен, спрашивал, как она. Мэгги видела дымок, поднимавшийся от дыры в плече Рико.

Она не смогла ответить, потому что толпа исполнителей с заряженными бластерами выбрала именно этот момент, чтобы ввалиться в двери. Но Мэгги знала, что она хотела сказать.

Она хотела сказать, как хорошо иметь друзей!

14

Высоко над капитанским мостиком корабля была расположена крошечная обсерватория, где штурман в критической ситуации мог сориентироваться по звездам, а главный инженер мог охватить взглядом тридцать процентов обшивки корабля. Обсерваторией никто не пользовался, и она стала тайным убежищем Молли.

Пока корабль находился в гиперпространстве, смотреть было не на что. И все же было так хорошо иметь свой уголок, где она могла подумать и, если очень тяжело, то и поплакать.

Девочка сидела на кольцевой скамье, обхватив руками колени и уставясь взглядом в противоположную переборку.

Ее голову плотно охватывал обруч — постоянное напоминание о Понге и о том, что он может с ней сделать.

Офицер службы безопасности, бритоголовый коротышка с усами как у моржа, надел «ленту послушания» на голову Молли. Застегнув замок, он рассказал, как она действует.

— По большей части она ничего из себя не представляет, просто повязка, вроде тех, какие носят, чтобы волосы не падали на глаза. Но если ты попробуешь снять ее или сделать что-нибудь такое, что не понравится Понгу — и пожалуйста! От тебя останется одно воспоминание. Видишь ли, — продолжал он свое пояснение, — в этой штуковине — взрывчатая начинка.

Она аккуратно заложена таким образом, что взрыв будет направлен только внутрь. Твоя макушка разлетится вдребезги, а все окружающие останутся целы и невредимы. Штуковина управляется кольцом на правом мизинце Понга.

Офицер службы безопасности считал, что делает доброе дело предупреждая Молли, чтобы она не шалила с повязкой и не убила себя, но после его наставлений девочку еженощно преследовали кошмары.

Каждую ночь, ложась спать, она видела один и тот же повторяющийся сон.

Он начинался с того, что она выходила из челнока. На дальней стороне посадочной площадки она видела маму и папу. Они были живы! Она бежала к ним через площадку, крича от счастья, предвкушая, как их руки обнимут ее.

А потом, когда она оказывалась всего лишь в нескольких футах от них, происходило самое жуткое. Она видела на их головах страшные повязки, слышала издевательский смех Понга и просыпалась в слезах.

Это было ужасно, и Молли старалась спать как можно меньше.

И все же, хоть «лента послушания» и была страшной, она давала ей некоторые преимущества. Молли разрешили ходить куда вздумается. По приказу Понга к ней должны были относиться как к младшему офицеру.

Поначалу девочка подумала, что это шутка, какой-то способ подразнить ее, но потом поняла, что к приказам Понга здесь относятся серьезно.

По разным случаям Молли три раза отдавала приказания, и ей трижды подчинялись. Поначалу ее приводила в трепет неожиданно свалившаяся власть, но это чувство вскоре исчезло. Теперь власть тяготила ее, и, главное, она не знала, что делать.

Первым порывом Молли было попытаться помочь другим девочкам, но их условия жизни были улучшены и без ее помощи, а большего она просто не могла бы добиться.

И все же Молли не забывала о них. Она настояла, чтобы девочкам выдали одежду получше и установили голографические экраны для просмотра фильмов.

Сначала девочки с признательностью отнеслись к ее усилиям, но потом Лиа сказала им, что Молли — шпионка, и они отвернулись от нее. Теперь они с ней даже не разговаривали.

Все это привело к одной странной и неприятной встрече. Понг почему-то захотел, чтобы два часа из каждого двадцатишестичасового цикла Молли проводила с ним.

Она не видела в данном пожелании никакого смысла, потому что большую часть этого времени пират был занят своими делами и почти не разговаривал с ней. Но получалось, что само ее присутствие вроде как доставляло ему удовольствие. У Молли не было выбора, и она подчинилась.

В тот раз Понг решил произвести осмотр корабля. Как правило, эту процедуру он доверял другим, но иногда проводил проверку и сам.

И вот Понг вместе с Молли и возлежавшим на его плече мельцетийским мозговым слизнем двинулся от носа корабля к его корме.

По большей части инспекция представляла собой нескончаемую череду озабоченных физиономий, скучных разговоров и заглядываний во всевозможные закоулки и щели.

Молли смотрела преимущественно на кольцо с печаткой, которое было на мизинце у Понга. Оно давало ему власть над ее жизнью и смертью.

Вот тут-то и случилось нечто необычное. Они шагали по одному из главных коридоров судна и наткнулись на Лиа. Девочка стояла на четвереньках и драила длинную металлическую полосу, которая шла вдоль стыка палубы и переборки. Больше вокруг не было ни души.

Позднее Молли задумалась, почему Лиа оказалась именно в этом месте и как Понг узнал ее имя. Но тогда это показалось ей вполне естественным.

Понг остановился. Лиа испугалась и принялась тереть полосу еще старательнее.

— Ага, — произнес Понг, — да ведь это Лиа!

Молли перевела взгляд с Лиа на Понга. Что он делает? Что это он вдруг так заинтересовался Лиа? И какое это имеет отношение к ней?

— Поправь меня, если я ошибаюсь, дитя, — задумчиво проговорил Понг, — но ведь именно Лиа выдала тебя. Более того, она сделала это, совершенно не задумываясь о последствиях. Она не могла не догадываться о том, что я могу пытать тебя или даже убить.

Молли не знала, что ответить. Понг прекрасно знал, что Лиа наябедничала на нее, так зачем нужны какие-то вопросы? Но если Лиа действительно не задумывалась о последствиях, стоит ли защищать ее? Чувства были самыми противоречивыми. Ведь и сейчас Лиа продолжала делать все возможное, чтобы Молли оставалась в одиночестве и чтобы ее жизнь была самой жалкой.

И все же Молли показалось непорядочным подтверждать вину Лиа, поэтому она промолчала.

Понг кивнул, словно догадался о том, что пронеслось в мозгу Молли, и продолжил свое рассуждение:

— Верность. Замечательное качество, когда его заслуживают! Но задай-ка себе следующий вопрос. Заслуживает ли Лиа твоей верности? Что сказала бы она, поменяйся вы с ней местами?

Молли прекрасно знала ответ на этот вопрос. Лиа не задумываясь вынесла бы ей приговор.

Лиа тоже это знала. Забыв о своей работе, она впилась в Молли полным ужаса взглядом. Ее глаза умоляли о пощаде.

— Верно, — сказал Понг, словно Молли ответила на его вопрос. — Она не задумываясь предаст тебя. Если не сейчас, так потом, когда представится случай. Она завидует тебе и хочет сама иметь влияние на остальных девочек. Значит, перед нами встает проблема. Должна ли ты простить ее? Зная, что она предаст тебя при первой же возможности? Или же должна убить ее и снять таким образом угрозу?

Лиа жалобно пискнула и попятилась.

Молли почувствовала, как ее переполняет негодование, обида на Лиа за то, что та сделала и что сделает в будущем, если получит возможность.

Чувства Молли требовали одного, а разум подсказывал другое. Победил разум. Она сказала:

— Нет, убивать Лиа было бы неправильно.

Понг кивнул:

— Понимаю и мог бы согласиться, если бы ты была дома и занималась бы своими детскими ссорами. Но запомни, дитя, ты уже не дома. И вряд ли ты когда-нибудь увидишь своих папу и маму. Я знаю, каково это... Я тоже потерял родителей, когда был совсем маленьким.

24
{"b":"7195","o":1}