ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мак-Кейд знал, что это «Я» означало «ИИ» и что сопротивляться бесполезно. Компьютер хотел поговорить, и по каким-то причинам, известным одному ему, он не желал использовать для этой цели исполнителя.

Мак-Кейд ничуть не сомневался в том, о чем хочет поговорить властелин Звена. Когда взорвался Гассан, они практически оказались на грани нарушения закона номер один: «Не причинять вреда Звену».

Вполне вероятно, что к ним применят приказ о запрещении продолжения противоправного действия. Это — ладно, это Мак-Кейд переживет, лишь бы машина не решила полностью положить конец их действиям.

Сэм через силу улыбнулся и тут же подумал, значат ли что-нибудь для компьютера невербальные способы общения.

— Сию минуту! Мы уже идем! — С этими словами Сэм повернулся к подростку. — Док, отнеси руку Гассана в отсек для заключенных, а компьютер к семьдесят седьмому шлюзу. Получишь прибавку к своему жалованью.

Док был приятно удивлен, но все же спросил: — К жалованью? Вы что, хотите сказать, что мне заплатят? Мак-Кейд бросил взгляд на Фила, но тот был поглощен изучением своих стальных когтей.

— Да, — подтвердил Мак-Кейд, — и не важно, что там сказал тебе мой волосатый друг. Мы платим всем нашим наемным работникам. Увидимся позже!

Док ухмыльнулся и занялся оборудованием. Сэм повернулся к исполнителю и сказал:

— Хорошо, теперь мы в вашем распоряжении. Ведите нас!

Три серебристых исполнителя шагали впереди, еще трое — сзади. Толпа расступалась перед ними. Никто не хотел связываться с властелином Звена или с теми идиотами, которые уже сделали это.

Процессия миновала лабиринт запутанных коридоров и поднялась на лифте с надписью: «Вход воспрещен. Только для исполнителей». Через несколько секунд они вышли в просторный зал.

Первое впечатление — это тысячи огней, покрывающих стены и сводчатый потолок, словно немыслимо плотное звездное скопление. Они мерцали и словно бы расходились концентрическими волнами, похожими на круги от капель дождя на воде.

Вдруг Мак-Кейд заметил, что шестеро исполнителей отступили в стенные ниши и застыли, как статуи.

Глянцевито-черная палуба вдруг превратилась в видеоэкран. На нем появилось изображение перекрестка, где Сэм устроил свою ловушку. Затем последовали серии снимков, сделанные под разными углами, — то, что видел каждый отдельно взятый исполнитель.

Мак-Кейд и Фил увидели, как угодили в ловушку тройняшки, Деп-Смит и Гассан.

Когда видеозапись погасла, непонятно откуда раздался бесполый голос:

— Объясните!

В мозгу Мак-Кейда пронеслось множество вариантов объяснений, но он не был уверен, что какой-нибудь из них поможет. ИИ не был дураком и обладал бесчисленными источниками информации. Нет, лучше всего сказать правду и надеяться на лучшее.

Он прочистил горло и начал:

— Несколько недель назад на планету Алиса напали пираты. Во время этого набега они похитили более полусотни наших детей. Меня и моих спутников послали на поиски этих детей, чтобы вернуть их домой. В четвертом кольце рынка рабов мы обнаружили, что на продажу выставлены двадцать три наших ребенка, и купили их, используя занятые у вас средства.

В данном конкретном случае мы ловили тех правонарушителей, которые разыскиваются правительством Империи. Мы собираемся продать со скидкой причитающееся нам вознаграждение, использовать эти деньги для оплаты наших долгов и забрать детей домой.

Мак-Кейд повернулся к Филу и спросил:

— Не упустил ли я чего-нибудь?

Тот отрицательно покачал головой.

Несколько мгновений ИИ молчал, словно в раздумье, хотя, может быть, он общался с кем-нибудь еще. Потом он заговорил:

— Я не согласен с вашим товарищем. Кое-что вы все же забыли упомянуть. Среди пропавших детей и ваша дочь.

Мак-Кейд поглядел на множество мерцающих огней и пожалел, что у компьютера нет лица. Сердце рычажным молотом билось в грудную клетку. Как он узнал о Молли? Может быть, она здесь? Может быть, пришел конец его поискам? Сэм с трудом заставил себя говорить спокойно:

— Это правда. Вы знаете, где она?

Ответ был лишен каких-либо чувств. Так могла говорить только машина:

— Нет, не знаю. Тем не менее у меня для вас есть личное сообщение.

— Что у вас есть?

И вновь палуба преобразилась в огромный видеоэкран, у появившегося на нем человека были белокурые волосы и синие глаза. Это лицо знали миллиарды разумных в сотнях разных систем. Многие любили его, некоторые ненавидели. Это было лицо самого Императора.

Если бы не Сэм Мак-Кейд, этот человек мог все еще предаваться медитации высоко в горах Мира Ветров и учиться у мистиков, которые называли себя «Идущими по Пути».

Да, Император был обязан Мак-Кейду, более того, он считал его своим другом.

Из-за того, что Мак-Кейд не завидовал власти Императора, не жаждал его богатства и не трепетал перед его званием, он был единственным человеком, которому мог доверять Император Александр.

Император на экране улыбнулся и произнес:

— Привет, Сэм! Я бы очень хотел приветствовать тебя в лучшие времена. Мне жаль, что твою планету подвергли нападению, я беспокоюсь о Молли и прекрасно понимаю, что Алиса подверглась опасности из-за того, что ты служил мне. Большинство людей думает, что я всесилен и могу исправить любое зло, но ты знаешь меня лучше. Я с горечью сознаю, что не в моих силах вернуть потерянную жизнь, исцелить израненное тело или возместить урон, нанесенный вашей планете. Тем не менее я делаю все, что могу. Описания детей отправлены на каждую военную базу Империи, наши корабли имеют предписание следить за всеми судами Понга, и Свонсон-Пирс со своими людьми тоже ведут поиск.

Свонсон-Пирс, бывший друг и бывший враг Мак-Кейда, был не кем иным, как тем адмиралом Свонсон-Пирсом, который возглавлял Космическое разведывательное управление и подчинялся непосредственно Императору Александру.

— Однако, зная тебя, — продолжал Император, — я подозреваю, что ты уже решаешь эту проблему по-своему и, возможно, добиваешься больших успехов, чем мы. Все же никогда не помешает иметь друзей в высших кругах, так что обращайся ко мне, если понадобится моя помощь. Хоть Звено находится вне нашей юрисдикции, мы иногда оказываем услуги друг другу, и, может быть, оно согласится содействовать тебе.

Линии шлет тебе свой привет и любовь. Пожалуйста, дай нам знать, когда Молли окажется в безопасности.

Изображение померкло.

Наступила тишина. Секунды бежали, превращаясь в минуты. Казалось, ИИ размышлял, или занимался чем-нибудь еще, или просто забыл о них.

Мак-Кейд решил, что последнее вероятнее всего. ИИ был повсюду, в тысячах воплощений, и если бы машина пожелала, она могла бы поддерживать разговор с ними и одновременно заниматься другими делами.

Наконец, когда прошли добрые пять минут, компьютер заговорил так, как если бы никакой паузы не было:

— Итак, гражданин Мак-Кейд, похоже, что у вас неожиданно появился могущественный союзник, а значит, ваш статус меняется коренным образом.

Возможно, вам будет интересно узнать, что торпеда с сообщением от Императора прибыла всего лишь несколько часов назад. Если бы не его вмешательство, этот разговор мог пойти в совершенно другом направлении. Вся ваша деятельность здесь угрожала не только моему благополучию, но и жизни моих гостей, значит, мне не оставалось ничего другого, кроме как дать вам урок.

К счастью, вы захватили достаточное количество скрывающихся от закона преступников, чтобы заплатить большую часть вашего долга. Учитывая, что Император пожелал возместить оставшуюся часть, а также то, что вы, без сомнения, хотите убраться отсюда как можно скорее, я прикажу моей команде передать детей в ваше попечение.

Мои служащие позаботятся также и о несанкционированной тюрьме, которую вы и ваши товарищи устроили на палубе «В». Я распоряжусь судьбами задержанных так, как сочту нужным.

Мак-Кейд поднял брови. Что он хочет этим сказать? Передаст ли ИИ задержанных Империи? Или же, наоборот, отпустит, чтобы сохранить за собой репутацию места, где не властны никакие законы? Хотя раз уж властелин Звена освобождает детей, все остальное совершенно не важно.

27
{"b":"7195","o":1}