ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рико ждал Сэма за порогом. Это был крупный мужчина с копной непокорных черных волос и такой же бородой. Глаза у него были маленькие, но живые. Он был одет в просторную рубашку, кожаный жилет и черные брюки. Как и у Мак-Кейда, у него на поясе висел пистолет с глушителем.

— Ну что? Затарился своим навозом? — улыбнулся он.

Мак-Кейд нахмурился:

— Да, и поскольку он обошелся Алисе более чем в сотню тысяч кредитов, я буду очень благодарен тебе, если ты станешь называть его «жидким удобрением»! Нужно отыскать Фила.

Рико осклабился и зашагал за Мак-Кейдом по коридору.

Астероид хоть и вращался, но несильно. Мужчины двигались с осторожностью. При такой слабой гравитации можно ненароком взлететь и удариться головой о твердый каменный потолок.

Как и большинство проходов внутри Скалы Ристера, этот был обязан своим появлением самому Ристеру.

Ристер прожил на этом астероиде более тридцати лет и за это время прорыл туннели во всех направлениях.

Дело не в том, что он был вынужден делать это или хотел найти полезные ископаемые, просто ему так хотелось.

Казалось, Ристеру нравился сам процесс проходки туннеля и, более того, свою работу он считал настоящим произведением искусства. То обстоятельство, что никто не разделял его восторгов, нимало Ристера не задевало. Он продолжал долбить тоннели до самой смерти. Но это — предположение, потому что, когда Ристера нашли, он был мертв уже много лет. Иссохшая мумия в истлевшем скафандре ухмылялась так, будто ей только что удался самый большой розыгрыш.

Теперь Ристер стоял в глубине салуна Мека и служил вешалкой для шляп и предметом, с которого удобно начать любой разговор.

Каковы бы ни были намерения Ристера, вскоре астероид начали вовсю использовать и для практических целей. Он был расположен на самом краю пояса астероидов, возле навигационного буя для выхода в гиперпространство, и поэтому был удобным местом для проведения коммерческих операций.

Хоть Скала Ристера имела вполне благопристойную репутацию, все равно сюда притягивало самые разные личности. Сейчас они проходили мимо Мак-Кейда поодиночке и группами. Здесь были постоянные обитатели астероида, или «крысы», расхаживающие по залам в своих видавших виды бронежилетах, а также космонавты, мужчины и женщины, на лицах которых была написана скука и которые искали каких-нибудь острых ощущений, еще им неведомых. Попадались купцы: одни разодетые, как павлины, в яркие тряпки, другие — в тусклые и унылые. При этом все были настроены очень воинственно, видя в каждом встречном потенциального противника.

Здесь были и представители иных рас — не очень много, но отдельные группы пернатых финтийцев, чешуйчатых зордов и лакорцев все же встречались на Скале Ристера. Размахивая оперением, выбрасывая извивающиеся щупальца, они, тяжело ступая, бродили по туннелям.

По старой привычке Мак-Кейд непроизвольно выделял в толпе лица преступников, скрывающихся от правосудия. Те, кто совершил преступление или обвинялся в этом, могли принадлежать любой расе, быть любого роста и выглядеть сколь угодно по-разному.

Первый Император, человек трезвого расчета, решил прибегнуть к оплачиваемым услугам охотников за головами, дабы не заставлять своих граждан, которым и без того жилось нелегко, платить за содержание полиции, способной уследить за порядком в пределах всей Империи. И это решение, как и многие другие его решения, оказалось весьма эффективным.

Большинство планет имело собственные полицейские силы, но их юрисдикция не распространялась за пределы верхних слоев атмосферы, да им и без того дел хватало по горло.

Стоило какому-нибудь подозреваемому в нарушении закона бежать с планеты, он автоматически становился виновным. За его голову назначалось вознаграждение, мол, за такого-то живого или мертвого, выплачивается столько-то кредитов, и его приметы рассылались по всем общественным терминалам данных в Империи.

Все, что нужно сделать охотнику за головами, — это подойти к такому терминалу, просмотреть всю информацию и выбрать то, что его устраивает в наибольшей степени.

Потом такой охотник за весьма скромную цену мог купить охотничью лицензию и приступить к отлову своей добычи.

С тех пор как Мак-Кейд в последний раз покупал лицензию, прошло уже много времени, но его опыт говорил, что в толпе обязательно скрываются беглецы. Среди них попадались наглые, считающие, что тщательно сработанных фальшивых документов достаточно, чтобы скрыться, или тихие, готовые на все, что угодно, лишь бы не привлекать к себе внимания, а также те немногие счастливцы, которые с помощью биопластики и трансплантации органов переделывали себя с ног до головы. Таких поймать было труднее всего.

Мак-Кейд улыбнулся. Теперь они могут не бояться его. Прошли те дни, когда он охотился за головами. Теперь он был наполовину полицейским, наполовину торговым агентом и целиком и полностью — отцом семейства. Как хорошо будет вернуться домой!

Раздумья Мак-Кейда были прерваны каким-то шумом, доносившимся оттуда, куда он направлялся.

Войдя в круглый зал, где встречалось несколько туннелей, Мак-Кейд и Рико увидели скопление людей. В этом зале располагалось много магазинов и лавок, но самым большим был салун Мека. Именно в ту сторону и смотрели собравшиеся. Мак-Кейд вытянул шею, чтобы разглядеть, что здесь происходит.

А из салуна донесся нечленораздельный рев, за которым последовал громкий треск. Какой-то космонавт вылетел из витрины питейного заведения и опустился на спину прямо перед толпой. Благодаря малой силе тяжести он не пострадал. Мужчина перевернулся и потряс головой. Приятели поставили его на ноги и отряхнули.

Мак-Кейд повернулся к астероидной «крысе», стоявшей слева от него. Это был высокий мужчина с крючковатым носом и свисающими как бивни моржа усами.

— Что там происходит? — спросил Сэм. Человек указал на бар.

— Мы выпивали у Мека, — сказал он, — когда туда ввалился этот медведь. Он заказал пиво и уселся у стойки. А потом один космонавтишка возьми да брякни: «Я не пью с уродами!» Тут и началось.

Астероидная «крыса» махнул рукой в сторону космонавта, все еще находившегося в полуобморочном состоянии:

— Вот тот парень попытался прыгнуть на медведя сзади.

Мак-Кейд посмотрел на Рико, тот покачал головой, говоря задумчиво:

— Что-то Фил становится обидчивым. Стареет, что ли?

Сэм вздохнул, протолкался сквозь толпу и вошел в салун.

Рико не отставал от него.

Собственно сам салун занимал только половину помещения. Кроме бара, здесь находилась еще и лавка с разными диковинами. Помимо мумии Ристера, тут было немало других удивительных вещей, вроде клетки с птицами из неведомых миров, ландшафтными миниатюрами, сплетенными из человеческого волоса, чего-то заспиртованного, о котором никто не знал, зачем оно, а также каменной глыбы, наделенной, как говорили, загадочными целительными свойствами, и многого, многого другого.

В салуне никого не было, кроме Фила, человека, которого Фил держал над головой, и перепуганного бармена. На полу валялись обломки мебели и битое стекло.

Фил возвышался семифутовой горой, которая весила более трехсот фунтов и действительно сильно смахивала на медведя. У него были карие глаза, короткая морда и густой коричневый мех. Он носил шотландскую юбку — килт своего собственного покроя, и пистолет-пулемет на его бедре смотрелся не крупнее обычного пистолета, а двенадцатидюймовый тесак, закрепленный ремнем на правой ноге, служил ему вместо ножа.

Когда-то Фил был обычным человеком, но с помощью биопластики его трансформировали для работы в ледяных мирах, и поэтому ему нравилось жить на Алисе. Фил не только был опытным биологом, но еще и целой армией в одном лице. Он прекрасно видел в полной темноте, имел чрезвычайно развитую мускулатуру и острые как бритва зубы из сверхтвердой стали.

В течение короткого времени Фил мог действовать в форсированном режиме. Но в этом состоянии он расходовал колоссальное количество энергии, и выйдя из него, оказывался совершенно обессиленным и беспомощным.

3
{"b":"7195","o":1}