ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Конечно, в этом-то и заключается проблема — в войне на Дранге и в том, кто в этой войне победит. Из-за того, что пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмым нужна была полномасштабная война между людьми, и из-за того, что они хотели, чтобы Понг лично в ней участвовал, было важно подтасовать карты и не ошибиться при их сдаче.

Понг выглянул в окно. На Салазаре стояла зима. Со свинцово-ceporo неба валил снег; он плясал в свете фар аэромобиля перед тем, как укрыть город Сегундо белым плащом. Красота.

Понгу мучительно остро захотелось ощутить на щеке холодный поцелуй снежинки, укус морозного воздуха, услышать удивительную тишину, которую приносит снег.

А как хорошо после быстрой прогулки по снегу укрыться в желтой теплоте хорошего кафе! Такого, перед каким он, бывало, стоял в детстве, жадно вглядываясь в запотевшие окна и дивясь на удивительные кушанья, которые ели посетители.

— Ну вот, опять размечтался, как будто тебе это недоступно, — кисло пробурчал мельцетиец, — противно слушать.

— Ну и что? — обиженно спросил Понг. — Тебе-то какое дело до моих мыслей, пока в моих жилах течет кровь?

— Ой-ой-ой, — с издевкой протянул мозговой слизень, — какие мы обидчивые! Но давай обсудим вот что. Ты посулил пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмым золотые горы. В сущности, ты пообещал им всю человеческую расу. Как они поступят с тобой, если ты не сумеешь выполнить свои обязательства? Сколько крови ты тогда сможешь дать мне?

Мельцетиец был прав. Ставки были высоки, и было не время совершать ошибки.

Понг заставил себя сосредоточиться.

Обстановка на Дранге накалялась. Вот уже много лет, как объединение больших корпораций собирало силы. Оно старалось купить как можно больше избранных представителей и задавить неподкупных целой армией оплаченных лоббистов. Теперь дело шло к развязке, и все это знали.

Законное правительство готово было скорее воевать, нежели поступиться тем немногим, что у него осталось. Назревал открытый конфликт, и обе стороны искали дополнительной поддержки. Понг оказался в очень выгодном положении.

Чтобы предоставить пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмым столь желаемую ими возможность наблюдать полномасштабную войну, он предложил соперникам совершенно новенькую, первоклассную армию по самой низкой цене. И правительство планеты, и объединение хотели, чтобы в случае конфликта он помог именно им.

После тщательного взвешивания обеих возможностей Понг решил выступить на стороне правительства планеты. Объединение имело достаточно сил, но, по данным разведки Понга, правительство было все же сильнее и имело больше шансов победить.

Через несколько очень коротких минут аэромобиль сядет, Понг встретится с представителями правительства Дранга и заключит с ними сделку.

Сразу после этого он сделает короткий прыжок с Салазара на Дранг, примет командование своей новой, с пылу, с жару, армией и выиграет войну, которая стала уже неизбежной. Потом при поддержке пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмых мальчишка из трущоб Дезуса-два перевернет Империю с ног на голову.

— Ax, какие мечты, — буркнул мозговой слизень. — А когда они осуществятся, что будет тогда? Новый император станет рабом пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмых, вот что будет.

— Возможно, — ответил Мустафа Понг, — а может быть, все будет как раз наоборот.

— Ах! — Мельцетийский слизень развеселился. — Еще одно заблуждение по поводу собственного величия!

Однако несмотря на свою иронию, слизень все же послал в кровь Понга химическое вещество, приносящее чувство удовлетворения. Инопланетянин знал, что удовольствие, которое получит человек, усилит его честолюбие и заставит действовать.

Неожиданно Понг почувствовал себя довольным и счастливым. Он повернулся, чтобы посмотреть на Молли. Он подарил девочке красный мячик. Она играла с ним и поглядывала в окно.

С тех пор как они побывали на корабле кровожадных инопланетян, Молли была грустна и все время молчала; Понг даже пожалел о том, что взял тогда ее с собой. Конечно, сорок семь тысяч семьсот двадцать первый, несомненно, напугал ее, но там она узнала что-то еще. Что-то, о чем девочка отказывалась говорить. Сделанный из красного аварийного герметика мячик был неуклюжей попыткой Понга искупить вину.

Понг снова повернулся к окну. На этот раз ему придется заключать сделку всего-навсего с какими-то бюрократами из правительства, и если встреча пройдет быстро, то им, может быть, удастся улучить минуту, чтобы прогуляться по снегу. А может, им даже попадется магазин игрушек, и там Понг купит Молли что-нибудь получше, чем этот мячик из герметика.

Впереди показался небоскреб прихотливых очертаний, возвышавшийся над всем городом. Он был облицован черным стеклом и окружен невидимым силовым полем. Это поле было только частью сложных мер безопасности, принятых обеими сторонами.

Женщина-пилот бросила несколько слов в микрофон, и силовое поле на несколько мгновений исчезло; их хватило для того, чтобы машина скользнула вниз и села на тщательно расчищенную крышу.

Аэромобиль мягко коснулся посадочной площадки, и его люк открылся. Холодный воздух вместе со снежинками ворвался в салон. Молли подставила ладошку и попыталась поймать одну из них. Снежинка отлетела в сторону и опустилась на кожаное сиденье. Снег напомнил девочке о ее родной планете Алиса.

Понгу пришлось пригнуться, чтобы выйти из машины. Его подбитое мехом пальто было сшито на заказ — так, чтобы в нем было место и для мозгового слизня. Понг запахнулся поплотнее — пальто приятно согревало тело.

Рэз и трое лучших охранников Понга окружили его со всех сторон. Отдавая должное и ситуации, и погоде Рэз на этот случай надел черную куртку от бронекостюма. Как и остальные, он был вооружен до зубов.

Понг повернулся к Молли, чтобы помочь ей выбраться из аэромобиля. Она была такой хорошенькой в коричневой шапочке и такой же шубке. На ее личике мелькнула улыбка, которая согрела сердце Понга. Улыбнувшись ей в ответ, он перешел на телепатическую связь и спросил:

— Все в порядке?

— Мы проверили дважды, босс, — ответил Рэз, — все чисто.

Понг кивнул:

— Отлично. Тогда идем.

Он направился к расположенному на крыше входу. Молли шла рядом с ним, их окружали телохранители. Двери со свистом разошлись в стороны, и охранник в форме вытянулся во фрунт. Понг приветственно махнул ему рукой и остановился перед открытым лифтом.

Рэз и суровая женщина-телохранитель вошли в кабину и, словно совершающие обряд колдуны, поводили по стенам детектором, а затем кивком дали понять, что все в порядке.

Понг вошел в лифт и повернулся. Двери закрылись, кабина стала опускаться. Внутренние стенки переливались видеоживописью. Цвета переливались из одного в другой. Абстрактные формы появлялись, таяли и превращались в другие.

Понгу это не нравилось. Он любил предметное искусство, когда изображаемое имеет четкую форму и основательность, нечто такое, что можно познавать, созерцая.

Кабина замедлила ход и остановилась, ее двери с шипением раскрылись. Телохранители вышли, включив детекторы и держа оружие на изготовку.

Высокий мужчина с величественно невозмутимым выражением на длинном лице терпеливо ждал, пока служба безопасности завершит свою работу. Он был облачен в парадный мундир с галунами, золотым шитьем и высоким воротником. Понг вышел из лифта, и мужчина поклонился, сказав:

— Гражданин Понг, принимать вас — большая честь! Меня зовут Этан Морду. Я — посол Дранга на Салазаре и хозяин сегодняшнего приема. Прошу прощения за нашу неприветливую погоду.

Понг отвесил легкий поклон:

— Это честь для меня. А что касается вашей погоды, я нахожу ее весьма приятной и освежающей.

Морду улыбнулся и посмотрел на Молли. — Какая прелестная девочка. Наверное, ваша дочь? — спросил он.

Понг властно положил руку на плечо Молли и ответил:

33
{"b":"7195","o":1}