ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рядовой Слотман нес их единственный миноискатель. Он встал впереди и принялся размахивать похожим на волшебную палочку прибором, словно разыскивающий воду колдун. Все выстроились в одну линию за ним. Темп передвижения замедлился до быстрой ходьбы.

Мак-Кейду хотелось, чтобы Слотман шел быстрее, но он поборол искушение отдать такой приказ. Вместо этого он взял бинокль и стал осматривать горизонт. Наверняка кто-нибудь услышал грохот взрыва. Что они предпримут? Отправят патруль, чтобы узнать, что произошло? Предположат, что на мину напоролось дикое животное? Все, что ему оставалось, — это ждать и наблюдать.

Первым оповещением об опасности стал световой блик. Он появился слева, у линии горизонта. Мак-Кейд повернулся в ту сторону и плотнее прижал к глазам бинокль. То, что он увидел, повергло его в ужас.

Поначалу оно казалось насекомым, металлическим жуком на длинных суставчатых лапах. Медленно, но уверенно оно встало на ноги, поднялось над впадиной, где пряталось до того, и повернулось к ним. Его сверкающий панцирь отражал свет.

Робот-часовой! Он лежал в засаде! Мак-Кейд отдал приказ в свой микрофон:

— В двух тысячах ярдов от нас, слева, появился робот-часовой. Строем за Слотманом к ближайшему речному руслу бегом марш!

В арьергарде отряда воздух прорезала голубая вспышка и ударила в крупный валун. Он разлетелся вдребезги, разметав во все стороны осколки раскаленного камня. Что-то ужалило Мак-Кейда в щеку.

Слотман убрал «волшебную палочку» — миноискатель. На бегу он был бесполезен. Солдат бросил взгляд через плечо. Следующий боец бежал в сотне футов за ним. Это подтверждало то, что Слотман и так уже понял. Теперь не кто иной, как он сам, превратился в миноискатель. Пока он жив — путь свободен от мин, а если погибнет — значит, попалась мина. Просто, но эффективно.

Слотман бежал, с ужасом ожидая каждого следующего соприкосновения своей ноги с камнями пустыни, испытывая мучительный страх от необходимости каждый раз отталкиваться одной ногой и переносить вес тела на другую. Может быть, это и есть тот самый, последний в жизни шаг? Внезапная вспышка света, а за ней — вечная мгла?

Синий огонь вспорол землю впереди и что-то взорвалось. Мина! Робот-часовой угодил прямо в мину! В ту самую мину, на которую он мог наступить!

Слотман побежал прямиком к обугленной воронке и перепрыгнул через нее. Речное русло было прямо перед ними. Слотман знал это наверняка, потому что серебристые кусты уже вытянулись вдоль по берегам и расправили листья, ловя лучи утреннего солнца. Еще несколько ярдов, еще несколько шагов — и он будет там.

Слотман нырнул в заросли и покатился вниз, к пересохшему ложу реки. Все остальные неслись прямо за ним. Они прыгали, скатывались и снова поднимались, чтобы занять позицию для обороны.

Что будет делать робот? Русло здесь делало петлю, мешая обзору. Мак-Кейд вновь карабкался наверх, на берег, когда голубая вспышка ударила в кусты. Они поглотили часть энергии и отразили остальную, послав стрелы когерентной энергии во все стороны. Один из лучей скользнул вдоль левой руки Мак-Кейда и оставил черную выжженную полосу на его бронежилете.

Прижавшись к крутому склону, чтобы сохранить равновесие на крутом берегу, Мак-Кейд приложил бинокль к глазам. Теперь робот-часовой был куда ближе. Он несся по руслу реки, как по дороге. Его четыре членистые ноги на каждом шагу поднимали облака пыли. Неудивительно, что машина пряталась. Иначе люди заметили бы ее приближение на расстоянии в несколько миль.

Из блестящего корпуса робота выдвинулись пусковые ракетные установки, дула автоматов и импульсных орудий. Одно из них слегка дернулось и плюнуло огнем. Часть берега прямо перед глазами Мак-Кейда оплавилась и стекла вниз. В несколько прыжков Сэм слетел на дно бывшей реки и крикнул:

— Мартино! Как только чудовище подойдет к изгибу, врежь ему из гранатомета! И не забудь потом сменить позицию!

— Понял, командир! — ответил Мартино, уже укрывшийся за большим камнем.

— Рассыпаться! — приказал Фил. — Как только он появится, стрелять тепловыми гранатами.

Все задрожало, когда похожие на гигантские кувалды ступни взбили пыль совсем рядом, и робот-часовой предстал перед отрядом во всей своей красе. После этого произошло одновременно много событий.

Мартино расстрелял целую обойму из пяти мини-ракет и бросился к другому валуну, зная, что тактический компьютер робота по траектории ракет тотчас же вычислит координаты огневой точки и выстрелит туда, откуда был произведен выстрел. Солдат едва успел нырнуть за другой камень, когда метко пущенный снаряд разнес вдребезги тот, за которым он только что прятался.

Вооруженные гранатометами люди выпустили тепловые гранаты, целясь не в самого робота, а в сторону от отряда. В полете гранаты разогревались добела и взрывались с несильным хлопком. Их жар заставил свернуть с курса две теплонаводящиеся ракеты робота, которые взорвались в стороне.

Тем временем робот полосовал скалы импульсным оружием, и валуны лопались воздушными шариками. Каменная шрапнель визжала в воздухе. Мак-Кейд услышал чей-то крик.

Невзирая на опасность, Абу Рами пристроил свой длинноствольный автомат на треножник собственной конструкции, вытащил пустой магазин и вставил другой, с бронебойными пулями. Рами уставился в электронный прицел. Робот был огромным и зловещим. Снайперу вдруг нестерпимо захотелось облегчиться. Он заставил себя вспомнить, что ему говорили про уязвимые места машины.

Система электронной защиты робота-часового сумела заставить отклониться от курса три из пяти выпущенных Мартино ракет, но одурачить две последние ей было не по силам. Это были самые обычные разрывные снаряды, у которых было не больше соображения, чем у свинцовых пуль, и они летели только туда, куда их нацелили. Обе ракеты взорвались, ударившись в брюхо робота.

Создатели робота-часового предусмотрели подобную возможность и покрыли броней нижнюю часть его корпуса. Но, хоть снаряды и не смогли пробить ее, их раскаленные осколки разлетелись во все стороны.

Один такой осколок попал в сочленение и перебил кабель. Две задние ноги робота оказались обесточены. Нимало не смутившись, машина продолжила движение с помощью двух передних ног. Раздался отвратительный скрежет, когда металл стал скрести по камням. Тем временем робот-часовой продолжал стрелять во всех направлениях.

Мак-Кейд испугался. Казалось, ничто не могло остановить металлическое чудовище. Взрывы заплясали по его броне — это Мартино дал следующий залп из своей установки. Они даже не замедлили движение робота. Он продолжал двигаться, волоча за собой бесполезные задние ноги, бездумный, целеустремленный убийца.

Сэм выстрелил из бластера, зная, что это пустая трата времени, и приготовился к смерти.

Абу Рами как следует отрегулировал прицел. Потом, охватив пальцем спусковой крючок, он затаил дыхание. Где-то в глубине сознания Рами услышал охотничью молитву, которой научил его отец. Он выпустил из легких часть воздуха, нажал на спуск и принял отдачу в плечо.

Бронебойная пуля летела прямо и точно. Преодолев разделявшее их расстояние, она ударила в покрытое наиболее тонкой броней отделение для сенсоров и попала в тактический компьютер робота. Тот, лишившись контроля, внезапно прекратил огонь.

И все же машина не остановилась. Она перла вперед, со скрежетом волоча по камням задние ноги, словно раненый зверь, уползающий в свою берлогу.

Один за другим члены отряда выбрались из своих убежищ. По их лицам было видно, что они все еще находятся в состоянии шока. На одежде многих виднелись пятна крови. Каждый на мгновение застывал, рассматривая поврежденную машину и удивляясь тому, какой она сразу же стала безобидной.

Мак-Кейд почувствовал, как что-то теплое коснулось его щеки, и понял, что лучи солнца уже залили берег реки. Пора было двигаться дальше — и побыстрее.

Быстрая проверка установила, что никто не убит, а тяжело ранен только рядовой по фамилии Бэнкс.

Импульс энергии, пронзив бедро Бэнкса, прижег все сосуды, кровотечения почти не было, но все равно боль была адская. Фил сделал солдату укол. Через шестьдесят секунд Бэнкс уже улыбался.

39
{"b":"7195","o":1}