ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Долгая капля вязкой слюны вытекла между жвалами пришельца и шлепнулась на палубу. Он ответил:

— Да, безномерный. Ты хорошо поработал. Я на некоторое время останусь здесь, чтобы понаблюдать за битвой, потом вернусь на свой корабль.

Понг слегка поклонился. Он посмотрел на плащ с капюшоном, наброшенный на спинку кресла сорок семь тысяч семьсот двадцать первого. Плащ будет прикрывать инопланетянина на пути между командным пунктом и челноком. Команда, конечно, будет любопытствовать, но что с того? Никто, за исключением Молли, не видел корабль пришельцев изнутри. А людям его корабля было известно только то, что это астероид, превращенный в роскошное космическое поселение, управляемое лакорскими болотными плясунами.

Понг прочистил горло:

— Пока я не ушел, вам что-нибудь нужно?

Несколько мгновений пришелец молчал, словно посвятив обдумыванию этого вопроса свое полное и безраздельное внимание.

— Да, как ты знаешь, наш успех отчасти зависит от тщательности, с которой мы готовимся к бою.

«Еще бы, — подумал Понг. — Кто не рискует, тот и не проигрывает».

А вслух он сказал:

— Совершенно справедливо!

— Стало быть, — продолжал пришелец, — возвращаясь к себе на корабль, я захвачу твоих малолетних особей.

Пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмые давно дали понять Понгу, что им нравятся человеческие детеныши, и именно из-за этого Понг не стал продавать всех детей на Лакоре и Звене. До последнего времени он не отваживался спросить, зачем им дети.

Но разгоряченный успешной атакой на Дранг и более уверенный в своем положении, чем когда-либо, он решил дать волю любопытству.

— Конечно! Я распоряжусь, чтобы детей приготовили. А можно поинтересоваться, что вы собираетесь с ними делать?

Пришелец ответил как ни в чем не бывало:

— Пожалуйста. Наиболее совершенное наше оружие убивает врага, разрушая его нервную систему. Однако, учитывая тот факт, что нервная система каждого вида имеет свои особенности, необходимо перед битвой настраивать наше оружие. Часть ваших младших особей будет использована именно для этой цели. Другие внесут некоторое разнообразие в наш весьма однообразный судовой рацион.

Понга передернуло. Хоть он и знал, что пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмые предпочитают есть свою пищу живьем, но старался не обращать на это внимания. Однажды они пригласили его на обед, и ему потребовалось много недель, чтобы подробности этого события сгладились в памяти.

Понг подумал о девочках-рабынях, захваченных вместе с Молли. Какая ужасная смерть их ждет! Но сделка есть сделка. Он отдаст необходимые распоряжения.

А что касается Молли, что ж, она в безопасности. Помня, какой страх она испытала перед сорок семь тысяч семьсот двадцать первым, Понг приказал Молли оставаться в его каюте, пока пришелец находится на борту и во время его поездки на планету. Как ни нравилось Понгу общество Молли, он понимал, что на Дранге будет опасно, и хотел защитить ее. Он встал и пошел к выходу со словами:

— Дети будут ждать вас, сорок семь тысяч семьсот двадцать первый. Пусть ваша охота будет удачной.

— И твоя, — вежливо ответил пришелец перед тем, как снова уставиться на видеоэкран. Горел небольшой городок, и он не хотел пропустить это зрелище.

23

— Подходят! — захрипел не поддающийся определению голос в наушнике Мак-Кейда.

Сэм нырнул за обломки некогда красивого фонтана. Как и все остальное в поместье Найджела Харрингтона, он превратился в груду искореженного металла и раздробленного камня. Залпы минометов сопровождались оглушительным грохотом. Снаряды падали на подъездную дорожку и сад камней, оставляя глубокие воронки. Обстрел прекратился так же внезапно, как и начался.

— Они идут!

На сей раз Мак-Кейд узнал голос Фила. Он перекатился и пристроил новенькую винтовку на обломок железобетона. Благодаря подземному арсеналу Найджела Харрингтона, недостатка в оружии и боеприпасах не ощущалось.

Но зачем нужно это оружие, если нет солдат, которые стреляли бы из него? Только двенадцать человек из отряда Мак-Кейда остались в живых. Они и пятеро телохранителей Харрингтона защищали промышленника от правительственных войск, которые пытались взять старика в плен или убить.

Воздух почернел от гари и дыма. Два с лишним десятка неясных фигур пробирались через обломки разрушенных главных ворот. Их бронежилеты были покрыты мелкой белой пылью. Миновав ворота, солдаты побежали, и пыль стала осыпаться с них.

Стучали автоматы, рычало импульсное оружие, в атакующих сторонников правительства полетела граната.

Мак-Кейд стрелял короткими экономными очередями в три патрона, методически проводя стволом из стороны в сторону. Он видел, как, вздрогнув всем телом, падают солдаты, и проклинал их за то, что они все равно бегут к нему сквозь дым. Ему очень хотелось, чтобы наступавшие повернулись и спаслись бегством.

Но они продолжали атаку, выкрикивая в пылу схватки что-то неразборчивое. Их пули плясали по щебню вокруг Мак-Кейда.

Справа от него послышалось неторопливое таканье тяжелого пулемета. Сэм увидел, как взлетают фонтанчики щебня — сначала рядом с наступающими, потом и среди них.

Тела солдат отбрасывало назад, выпущенное из рук оружие взлетало в воздух, а «так-так-так» пулемета все продолжалось. Оно кончилось только тогда, когда убивать стало уже некого.

Мак-Кейд упал и перекатился на спину. Небо заволокли клубы дыма. Легкий ветерок отнес их в сторону, и Сэм увидел, что оно испещрено инверсионными следами самолетов. Битва за Дранг была в полном разгаре.

Впервые Мак-Кейд подумал о ходе войны в целом, о том, кто выигрывает, кто погибает, проигрывая сражение.

Потом охотник за головами вытащил пустой магазин и вставил на его место новый. Он даже не смотрел, что делает. Магазин встал на место с громким щелчком, за которым последовал еще один, когда затвор дослал патрон в патронник. Кто-то крикнул:

— Истребители! Заходят с юга, направление примерно шесть часов и ниже!

Мак-Кейд поглядел налево и выругался. Сколько же их? Это седьмой налет за сегодняшний день? Или восьмой? И тут же решил, что это не важно. Через пять или шесть часов после прибытия отряда правительство эвакуировало всех соседей и вызвало воздушное подкрепление. С тех пор самолеты бомбили и поливали огнем все поместье. Все, что его окружало, уже сровняли с землей.

Мак-Кейд перекатился на колени, поднялся на ноги и бросился к пролому. Когда-то он служил подвальным окном, но теперь стал не более чем дырой, одним из многих ходов, ведущих в подземное убежище Харрингтона. Все, кто был вокруг дома, последовали его примеру. Они не нуждались в приказах. Когда прилетают самолеты, надо прятаться. Логика очень простая.

Сэм услышал рев приближавшихся самолетов и грохот их пушек. Черное отверстие было прямо перед ним. Он нырнул в него и приземлился на матрасе, который был подложен туда специально для этой цели.

Внешний мир вдруг превратился в ад, наполненный взрывами бомб и снарядов, визгом летящего свинца. Волна за волной смерть накатывалась на обреченное поместье, обжигая щебень, поднимая тучи дыма и пыли. Шум был оглушающим.

Мак-Кейд зажал уши руками и услышал голос в крошечном наушнике:

— Блейк, это Харрингтон. Пока самолеты здесь, нападение с земли нам не грозит. Спуститесь ко мне на минуточку.

Мак-Кейд встал и вышел из маленькой кладовки в облицованный панелями из дорогого дерева коридор. Пройдя футов тридцать, он оказался перед бронированной дверью.

Сэм повернулся к камере внешнего наблюдения, чтобы его могли рассмотреть. Послышался громкий щелчок. Он потянул за ручку, и дверь отворилась.

Перед ним далеко вниз уходила лестница. Мак-Кейд закрыл дверь и стал спускаться. Навстречу ему поднимался холодный воздух вместе с запахом хорошего кофе и разными кулинарными ароматами.

Это убежище, построенное для защиты семьи Харрингтонов от любой напасти, включая ядерную войну, не укладывалось в рамки того, что обычно понимается под словом «бомбоубежище».

42
{"b":"7195","o":1}