ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Альянс
Ключ от послезавтра
Текст
Палатка с красным крестом
Сила Instagram. Простой путь к миллиону подписчиков
Человек, который приносит счастье
12 встреч, меняющих судьбу. Практики Мастера
Русофобия. С предисловием Николая Старикова
Своя на чужой территории
A
A

— Вот... приколите эти петлички к своим доспехам. Я назвал вас лейтенантом и получил на это разрешение. В офицерский клуб сержантов не допускают... а то, не дай Бог, пиво прокиснет или еще что.

Фил рассмеялся, сделал так, как велел Дэвисон, и прошел за майором в клуб. Там было совершенно темно, пахло дымом и пивом, отовсюду слышались разные голоса. Здесь стояло тридцать или сорок складных столиков, половина из которых была занята.

Дэвисон повел их к бару, купил пива и принялся смотреть, как они жадно поглощают его. Вслед за кружкой Фил отправил в себя целый кувшин. Когда пиво кончилось, он утер рыло тыльной стороной мохнатой руки, рыгнул и сказал:

— Спасибо, сэр, вы попали в самую точку.

Когда друзья утолили жажду. Дэвисон отправил их в заднюю часть клуба, где они разделись и залезли под душ. Холодной воды здесь просто не существовало, но все равно было приятно стоять под тугой тепловатой струей, которая смывала многодневную пыль пустыни.

Мак-Кейд намыливался и смывал мыло трижды, прежде чем почувствовал себя по-настоящему чистым.

Фил, который привык распевать под душем, ревел на всю душевую своим удивительным баритоном. Один офицер подумал, не попросить ли его замолчать, но передумал, увидев такое телосложение. Через несколько минут вся душевая была в их распоряжении.

Израсходовав два куска мыла и много галлонов воды, друзья вышли из душа изрядно посвежевшими и готовыми надеть новенькую форму, которую принес Дэвисон. Для Фила подобрали самый большой размер, но и он едва подошел могучему чуду генной инженерии.

Дэвисон одобрительно кивнул, когда они присоединились к нему в баре:

— Так лучше... намного лучше... и как раз вовремя. — Майор взглянул на наручные часы. — Мы должны предстать перед генералом в семнадцать тридцать. Генерал не слишком-то любит вешать медали и все такое прочее, но ему нужно устроить спектакль для объединения. К тому же Марша Харрингтон по-настоящему благодарна вам за то, что вы защитили ее отца. Поэтому герои, вместе с несколькими счастливчиками, у которых хватило здравого смысла, чтобы сохранить принадлежащий объединению завод, получат то, что им причитается.

После прохладного кондиционированного воздуха офицерского клуба было очень трудно выходить в послеполуденную жару. По счастью, бункер штаб-квартиры находился неподалеку. Собственно, это был не просто бункер, а вместительное грузовое судно, посаженное в специально подготовленный котлован и засыпанное тоннами камня и песка. В результате получился укрепленный командный пункт, почти неуязвимый для противника.

Вход находился в маленькой палатке ярдах в пятидесяти от самого бункера. У входа стояла усиленная охрана. Личности всех троих тщательно проверили и заставили сдать все оружие.

До сих пор Мак-Кейд искал любой способ встретиться с Понгом. Он не знал, как будут развиваться события, но был твердо намерен совершить акт возмездия. Однако теперь, когда у него отобрали оружие и окружили телохранителями Понга, это казалось равным самоубийству. Правда, благодаря тому, что Понг никогда прежде не видел Мак-Кейда, он может просто получить медаль и уйти. После этого они с Филом разработают новый план.

Несколько успокоенный таким решением, Мак-Кейд зашагал вслед за Дэвисоном по подземному коридору. Туннель со стенами из оплавленного песка освещался лентами люминофора. Прихотливые зигзаги туннеля не были случайными. За каждым углом защитники бункера могли укрываться от нападающих. Такая организация обороны на ближних подступах была очень грамотной.

Еще одна проверка состоялась у корабельного шлюза. Здесь к тому же их еще и обыскали и провели через стандартный детектор металла.

Детектор тут же обезумел от стальных зубов и когтей Фила, и поднялась изрядная суматоха. Наконец после долгих споров и объяснений майора Дэвисона им разрешили пройти.

Какой-то нижний чин повел их через все судно к переоборудованному грузовому отсеку. Половина отсека была заполнена компьютерным оборудованием и людьми, большинство из которых толпилось вокруг расположенного в центре трехмерного тактического экрана. На нем переливались сполохи какой-то далекой битвы.

На другой половине отсека были расставлены складные стулья, большая часть которых была уже занята. Сидевшие на них люди казались очень уставшими и измученными.

— Это десантники, — прошептал Дэвисон, — те самые, что спасли завод.

Мак-Кейд кивнул и занял свободное место. Фил уселся рядом.

Они просидели так пять или десять минут. Потом люк с шипением открылся, и из него вышел человек. Довольно красивый мужчина с мельцетийским мозговым слизнем на плече. Этот инопланетянин в отраженном свете переливался всеми цветами радуги.

Мак-Кейд почувствовал, как у него в крови поднимается уровень адреналина. Сердце забилось как кувалда.

Мустафа Понг! Человек, который похитил его дочь, ранил жену и убил его друзей! «Где Молли? Что ты с ней сделал?» — хотелось закричать Мак-Кейду. Он привстал уже на полдюйма, когда Фил коснулся его руки.

— Не сейчас, Сэм. И не здесь! Нам представится случай, но не теперь.

Его голос был спокойным, рассудительным, мягким. Мак-Кейд откинулся на спинку стула и огляделся. Заметил ли кто-нибудь его порыв? Нет, насколько можно судить, никто ничего не заметил.

В помещении стало тише — то ли по причине появления Понга, то ли потому, что кто-то отдал приказ, Сэм не понял. Суровая женщина в безупречной форме кивнула Понгу и повернулась к немногочисленным слушателям. У нее были густые черные брови, хищный нос и жесткий рот. Женщина прочистила горло.

— Здравствуйте все! — сказала она. — Я — полковник Мэри Серилло. Рада приветствовать вас в штаб-квартире нашей бригады. Мы — наемники, поэтому у нас не принято раздавать награды направо и налево. Когда мы награждаем кого-нибудь медалью, это и в самом деле многое значит. Вместе с каждой медалью будет выдана и денежная премия.

Десантники одобрительно взревели, и Серилло одобрительно кивнула.

— Точно... это именно то, за что мы сражаемся. Чтобы выдать вам награды и поздравить вас от имени объединения, здесь присутствует генерал Мустафа Понг.

Серилло кивнула в сторону Понга и отступила на шаг.

Понг изобразил улыбку, вышел вперед и позволил мозговому слизню снабдить его необходимой информацией. Затем он произнес:

— Спасибо, полковник. Для меня это большая радость! Когда я буду называть имена, пожалуйста, вставайте. Сначала мне хотелось бы поблагодарить майора Элроя, лейтенанта Денга, рядового Хоскинса...

Понг перечислил имена всех десантников, назвал их заслуги перед объединением и объявил причитавшиеся им награды.

Мак-Кейд следил за лицом пирата и удивлялся, как много зла может скрываться за этими заурядными чертами. Ему хотелось сделать что-нибудь прямо сейчас.

Тут он почувствовал, как Фил толкнул его локтем, и понял, что настал их черед. Десантники расселись по местам, и Понг собрался продолжить речь.

— Переходим к следующей группе награжденных. Лейтенант Роланд Блейк и младший лейтенант Фредерик Ламберт, встаньте, пожалуйста.

Мак-Кейд поднялся, Фил тоже, и Понг начал было перечислять их заслуги, когда с противоположной стороны трюма послышался громкий вопль.

Мак-Кейд повернулся как раз вовремя, чтобы заметить капитана Лорину Деп-Смит, которая выскочила из толпы, потрясая жирным брюхом, и наставила на них толстый палец. Ее голос прорезал шум, как нож масло.

— Какой, к черту, Роланд Блейк! — завопила она. — Это же Сэм Мак-Кейд!

24

Молли свернулась калачиком в углу просторной каюты Мустафы Понга и дремала вполглаза. Девочка была погружена в грезы о доме, она воскрешала в памяти тот прекрасный день, когда они с мамой и папой ездили в летний домик дяди Рико на пикник. В нем было тепло и уютно, а за окном падал густой пушистый снег, покрывая весь мир белым холодным одеялом.

Потом в камине пылал огонь, было много хорошей еды, и слышалось успокаивающее бормотание родительских голосов. В поездке не было ничего особенного, ничего волнующего, просто замечательная полнота ощущений: родительская любовь, тепло, забота...

44
{"b":"7195","o":1}