ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Женщина напряглась, попыталась что-то сказать и повалилась на бок.

Фил выругался, увидев, как Змей вывалился из своей двери, как он оступился, упал, вскочил и бросился бежать.

Чудо генной инженерии напрягло могучие мускулы, разорвало цепи, сковывавшие руки и ноги, а затем рвануло дверь. Она оказалась запертой, только ручка оторвалась и осталась в его лапище.

Несколько мгновений ушло на то, чтобы разыскать ключ-карточку в кармане второго охранника, сунуть ее в соответствующую щель и распахнуть дверь. Выскочив из машины, Фил увидел, что сбежавший водитель несется прочь во весь опор. Его запросто можно было бы снять хорошим выстрелом, но зачем утруждаться? Они освободились, и это было самое главное.

Теперь, когда адреналин постепенно начал убывать в крови, рука Мак-Кейда начала болеть и он снова почувствовал головокружение. Дверь с его стороны тоже была заперта. Мак-Кейд набирался сил, чтобы искать карточку у охранника, когда Фил открыл дверь снаружи.

Силы оставили его, и Фил подхватил друга. Все в машине было залито кровью.

— Ух ты, Сэм, тебе прострелили руку! Сядь и зажми рану, а я поищу аптечку, — проворчал его лохматый друг.

Мак-Кейд послушно сел и почувствовал себя немного лучше. Рука все еще болела, но головокружение постепенно проходило. Он услышал, как над головой с ревом пронеслись всевысотные истребители.

Фил нашел электронный ключ в кармане женщины-охранницы и снял кандалы и наручники. Мак-Кейд растер левое запястье, где наручники защемили кожу.

Затем чудо генной инженерии разыскало отлично укомплектованную аптечку под водительским сиденьем, разрезало рукав Мак-Кейда и осмотрело рану. Пуля прошила бицепс, но не задела кость. И входное, и выходное отверстия были маленькими и не рваными.

Фил промыл обе раны, не обращая никакого внимания на слова, которые Мак-Кейд произнес, когда он вылил на них полфлакона антисептика и заклеил пластырем. Конечно, зашить было бы надежнее, но и это было лучше, чем совсем ничего.

Потом осталось самое простое: наложить самозатягивающуюся повязку, закрепить ее марлевым бинтом и сделать укол в здоровую руку Мак-Кейда. Охотник за головами не ощущал действия антибиотиков, зато после введения болеутоляющего сразу же почувствовалась разница: Сэм словно погрузился в теплое пушистое облако. Он встал и помахал левой рукой, говоря:

— Отличная работа, Фил, я теперь как новенький.

— Ну, это далеко от истины, — строго произнес тот, — так что особо не обольщайся! Тебе нужен покой, чтобы не повредить эту руку.

Мак-Кейд рассеянно кивнул, нащупывая сигару и оглядывая горизонт. Машина стояла на самом виду, посреди голой пустыни, в каких-нибудь нескольких милях от штаб-квартиры Понга. Лагерь был хорошо заметен вдали — темное пятно, возле которого поднимались и садились многочисленные летательные аппараты.

Временный космопорт располагался немного южнее — его выдавали огненные хвосты, с которыми стартовали космические корабли.

Наконец Мак-Кейд нашел окурок сигары, зажег его и заговорил, пуская клубы дыма:

— Фил, мы должны привести в порядок машину. Надо обыскать и спрятать трупы, а также решить, как будем действовать. Любой патруль или даже беспилотный самолет-разведчик сочтут нас подозрительными.

Тот кивнул, словно чего-то подобного и ждал.

— А что потом? — спросил он.

Глаза Мак-Кейда сузились.

— Фил, ты же слышал, что сказал Понг. Молли у него, у этого ублюдка! Ты вправе поступать так, как хочешь... А я отправлюсь за ней.

Фил прорычал:

— Ты хотел сказать, мы отправляемся за ней, верно? Я ведь ее крестный отец, помнишь?

Мак-Кейд утвердительно кивнул:

— Я помню. Но шансы не слишком велики. Ты сделал уже куда больше, чем должен был.

Фил возмущенно фыркнул:

— Что за бред! Давай-ка почистимся, у нас много работы.

Два часа спустя штабной автомобиль подлетел к самому дальнему контрольно-пропускному пункту космопорта и остановился. Порт был устроен совсем недавно и представлял собой всего-навсего площадку с оплавленным песком и горстью модульных сборных строений.

Тем не менее он мог похвастаться мощными оборонительными сооружениями. Его окружали целых три полосы. Сначала нужно было миновать контрольно-пропускной пункт. Он располагался на мосту, переброшенном через противотанковый ров, который опоясывал комплекс. Ров был сплошь усеян минами, контролировался управляемой компьютером артиллерией Понга и мог быть заполнен горящим топливом.

Женщине-капралу не хотелось выходить из-под квадратного куска пластика, защищавшего ее от жаркого солнца Дранга. Она нагнулась, чтобы заглянуть в водительское окно и взглянуть на петлицы на воротнике Мак-Кейда. Охотник за головами обрезал и правый рукав, чтобы он по длине соответствовал левому. Это было не по уставу, но все оправдывалось невыносимой жарой на этой планете. Он решил, что некоторая модификация военной формы в такой близости к фронту будет вполне объяснимой. За спиной охранницы прогрохотал какой-то транспорт. Она подождала, пока утихнет шум, и сказала:

— Добрый день, сэр. Можно взглянуть на ваш пропуск?

Мак-Кейд обезоруживающе улыбнулся:

— Конечно! Вот он.

С этими словами Сэм протянул ей пластиковую карточку, которую они нашли у третьего убитого охранника. Фил видел, как он пользовался этой карточкой при выезде из главного лагеря, что остался двумя милями севернее. В случае удачи карточка сработает и здесь. От этого зависел весь его план.

Но что, если в космическом порту другие коды? Или водитель успел предупредить военную полицию Понга? Или тысяча других возможных неувязок?

Охранница вежливо улыбнулась:

— Спасибо, сэр. Я вернусь через минуту.

Как только женщина направилась к своему пластиковому укрытию, где находился и компьютерный терминал, Мак-Кейд заметил похожий на коробку корабль, который садился в нескольких сотнях ярдов от них. Он услышал жужжание вспомогательного генератора и поймал себя на том, что разглядывает все четыре автоматические пушки корабля. Одно слово охранницы — и эти черные жерла плюнут неожиданной смертью. За несколько секунд они с Филом превратятся в мясо, зажаренное в жестяной скорлупе автомобиля.

— Сэр?

Мак-Кейд вздрогнул. На сей раз охранница подошла с его стороны. Она протянула карточку в раскрытое окно.

— Все в порядке. Сегодняшний пароль?

— «Трезубец».

— Спасибо, сэр. Всего хорошего!

Мак-Кейд прохрипел что-то в том же духе и в первый раз заметил, какой хорошенькой была девушка.

Фил нажал на акселератор, автомобиль дернулся и двинулся к следующему пропускному пункту.

Вторую и третью линии обороны, хоть и более внушительные на вид, миновать было еще легче, поскольку они уже прошли компьютерную проверку.

Каждый раз Фил просто притормаживал, рявкал пароль, и ему махали, чтобы он проезжал. Единственной опасностью, которую они встретили, была колонна грузовиков на воздушной подушке, которая следовала в обратном направлении. Машины были тяжело нагружены — они направлялись к линии фронта в девяноста милях отсюда.

Грузовики занимали две трети гравийной дороги. Их пропеллеры вздымали тучи щебня. Стекло штабного автомобиля запорошило пылью. Сразу стало ничего не видно, к тому же водители грузовиков, дабы усугубить оскорбление, с превеликим удовольствием нажимали на клаксоны.

Наконец их машина съехала с дороги на большую площадку, и Мак-Кейд вздохнул с облегчением. Здесь формировалась еще одна колонна, и маленькая армия специализированных роботов сновала туда-сюда, загружая несколько последних грузовиков. В камуфляжной окраске пустыни они выглядели довольно необычно, похожие на гигантских насекомых, собирающих пищу в свое гнездо.

Шум двигателей грузовиков, автопогрузчиков, космических кораблей был оглушительным.

И посреди этого хаоса возвышался довольно плотный офицер, сидевший в кресле робота-манипулятора. Его лицо было скрыто сплошным сферическим шлемом, в микрофоны которого он отдавал команды. Судя по тому, как этот офицер двигался и как суетились вокруг него роботы, он явно был здесь за главного.

48
{"b":"7195","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Юрий Андропов. На пути к власти
Задача трех тел
Миллион решений для жизни: ключ к вашему успеху
ДНК. История генетической революции
Черная полоса везения
Так случается всегда
Палач
Города под парусами. Рифы Времени