ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мак-Кейд все еще размышлял, стоит ли обращаться к нему, но все решилось само собой. Офицер сделал два огромных шага и встал у них на пути. Его голос загремел из спаренных динамиков, прикрепленных к десятифутовым бедренным рычагам скелетоподобной машины. Вопрос офицера был слышен даже в этом ужасном шуме:

— Эй, вы, в автомобиле! Какого черта вы торчите посреди моей погрузочной площадки?

По воинственным интонациям офицера Мак-Кейд понял, что тот наделен чинами больше, чем умом, или является зловредной шишкой из тыловых бюрократов. Такого нетрудно одурачить, можно даже малость поиздеваться.

Сэм включил громкоговоритель машины:

— Простите, сэр! У нас тут важная посылка для генерала Понга. Вы можете показать нам, где его корабль?

Луч красного цвета вылетел из руки робота-манипулятора и уперся в корабль, стоявший поодаль. Мак-Кейд быстро подсчитал, что это шестой в ряду из восьми кораблей. Луч погас.

— Видели? — прогремел боец глубокого тыла.

— Да, сэр!

— Это корабль генерала. Теперь убирайтесь отсюда, не то я засуну вашу машину в грузовик и отправлю на фронт.

— Да, сэр!

Фил вдавил в пол акселератор, обогнул цепочку грузовых платформ и вылетел на обожженную поверхность собственно порта. Здесь было даже еще оживленнее — ремонтники хлопотали вокруг кораблей, подающие топливо роботы-заправщики тянули свои шланги между машинами и оборудованием, во всех направлениях носились самые разные автомобили.

Мак-Кейд надеялся, что в этом шуме и неразберихе никто не обратит на них внимания.

Они проезжали одно судно за другим (большинство из них были объемистыми грузовозами), пока не оказались перед кораблем Понга. Он был похож на борзую собаку среди стаи дворняжек. Стройный и, очевидно, очень быстрый, он низко сидел на посадочных консолях, словно готовый в любую минуту рвануться в небо. Главный шлюз был открыт, из него спускался короткий металлический трап.

При виде штабной машины, в которой сидел по меньшей мере один офицер, единственный часовой вытянулся и отсалютовал бластером. На нем был легкий бронежилет и боевой шлем с поднятым забралом. Ему было очень жарко. Солнце палило немилосердно, окружающие корабли и сама посадочная площадка тоже излучали тепло; от этого бедняга страдал еще больше. По его мальчишескому, простецкому лицу градом катил пот.

Автомобиль с визгом остановился, и Мак-Кейд выпрыгнул из него с озабоченным видом. Часовой знал свое дело, он предупредил:

— Сэр, это корабль с ограничением доступа по классу три. Пожалуйста, предъявите опознавательный код третьего класса.

Мак-Кейд по-офицерски нахмурился.

— Вольно, рядовой! Скажите, генерал на борту?

— Нет, сэр, — тревожно ответил часовой, — но скоро должен быть.

Отлично! Мак-Кейд возликовал. Дела определенно шли на лад. Часовой оставался единственным препятствием. Мак-Кейд обезоруживающе улыбнулся:

— Прекрасно! Я успел как раз вовремя. У меня важное сообщение для пилота генерала. А пилот на корабле?

Часовой вспомнил высокомерного киборга, который поднялся на борт чуть раньше, и содрогнулся. Он терпеть не мог киборгов.

— Да, сэр, пилот на борту, сэр, но никто не может войти без соответственного кода.

Мак-Кейд понимающе кивнул:

— Конечно, но это дело не терпит отлагательств. Почему бы вам самому не подняться на борт и не сказать пилоту, что я хочу его видеть? Тем временем вы хоть немного отдохнете от этой дурацкой жары в прохладном климате корабля. Таким образом вы соблюдете приказ, я передам сообщение, и дело от этого только выиграет. А пока я постою на посту за вас.

На лице часового отразилась борьба чувств. Положение было сложным. Перед ним стоял лейтенант, а стало быть, почти божество. У рядового и в мыслях не было оскорбить отказом высшую сущность. Но у этой сущности, сколь бы величественной она ни была, не имелось необходимого кода, потом нельзя забывать, что существуют и другие, еще более могущественные божества. Их приказы не оставляли места сомнению. А как насчет предложения лейтенанта? Вроде бы в нем нет никакой крамолы.

Часовой просто поднимется на корабль, сколько возможно постоит в его прохладном воздухе и разыщет пилота. Пилот выйдет, получит срочное сообщение, и все будут довольны.

Наконец парень ухмыльнулся и согласился:

— Отлично, сэр! Вам оставить мой бластер?

Мак-Кейд посмотрел на фамилию, вышитую на левом нагрудном кармане часового.

— Отличная мысль, Плац! В таком случае у меня будет на случай тревоги оружие гораздо более эффективное, чем табельный пистолет.

Плац, казалось, вновь засомневался, и Сэм понял, что он перестарался.

— Да нет, уверяю вас, никаких осложнений не возникнет. — Мак-Кейд обвел окрестности взмахом руки как раз в тот момент, когда над головой с ревом пронесся конвой-истребитель. — Я хочу сказать, ну что может случиться на столь тщательно охраняемой территории?

Плац с облегчением вздохнул и снял свой шлем. Он положил его на ступеньку трапа и протянул Мак-Кейду бластер.

— Возьмите, сэр... я скоро вернусь.

Сапоги часового загремели по металлическим ступеням.

Мак-Кейд посмотрел в сторону машины и кивком указал на люк.

Фил выскользнул из-за руля, подмигнул Мак-Кейду, взбежал по трапу и скрылся в шлюзе.

Мак-Кейд оглядывал окрестности, изо всех сил стараясь выглядеть как часовой на посту. Пока все шло прекрасно. Ближайшее судно было грузовозом с обшарпанным от многочисленных входов в атмосферу корпусом. Группа техников с помощью большого робота тянула какую-то трубу. Они не обращали на Мак-Кейда никакого внимания.

Но потом, когда Сэм снова повернулся к кораблю, он заметил движение на северном краю космопорта. Это был штабной автомобиль, более новый, чем тот, на котором приехали они, и на его антенне развевался какой-то вымпел. Машина неслась, как будто за нею гнались черти, и она направлялась прямо к нему. Не нужно было быть гением, чтобы догадаться, что в ней сидел сам Мустафа Понг!

Несмотря на страшную жару Дранга, Мак-Кейд похолодел. Что делать? Он же не мог убежать, раз Фил оказался на корабле как в ловушке, но и стоять на месте он тоже не мог.

В этот момент Сэм услышал треск статического электричества, потом какое-то неразборчивое бормотание. Шлем часового! Начальство вызывало Плаца и предупреждало его о приближении Понга. И если он не ответит, причем как можно скорее, разразится сущий ад!

Мак-Кейд подхватил шлем, водрузил его себе на голову и опустил забрало. Зеркальная поверхность стекла скроет его лицо от посторонних взглядов. Женский голос пронзительно заверещал в наушниках:

— Плац! Проснись, ты, придурок! Генерал едет.

Мак-Кейд подбородком включил радиопередатчик.

— Понял. Генерал едет. Простите... я на минутку снял шлем.

— Да? — откликнулся голос. — Тебе лучше бы не снимать эту проклятую штуку! Ты в порядке, Плац? Что-то голос у тебя изменился.

— Наверное, это от жары, — промямлил Сэм, — ничего, мне уже легче.

— Ну, как скажешь, — с сомнением произнесла женщина. — Когда буду обходить посты, принесу тебе что-нибудь попить. А сейчас прими соляную таблетку.

Она отключилась, и Мак-Кейд замер по стойке «смирно». Все, что он теперь мог сделать, — это молиться о том, чтобы Понг не обратил внимания на его офицерские петлички и не захотел поговорить с ним.

Штабной автомобиль плавно остановился. Понг вышел, сказал что-то неразборчивое водителю и торопливо зашагал к шлюзу. Мельцетиец не любил прямых солнечных лучей и заставлял пирата спешить. Даже не удостоив Мак-Кейда взглядом, Понг поднялся по трапу и скрылся в шлюзе. В тот же миг автомобиль развернулся и помчался к одному из сборных зданий космопорта.

Мак-Кейд в последний раз оглянулся по сторонам, убедился, что никто на него не обращает внимания, и взбежал по трапу в шлюз. Он был хорошо освещен и, если не считать нескольких скафандров, совершенно пуст. Отлично! Мак-Кейд положил ладонь на контрольную панель и услышал, как за ним закрывается наружный люк.

49
{"b":"7195","o":1}