ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Заведя челнок в отсек, Мак-Кейд включил репеллеры и опустил его на стапель. Сразу же закрылся внешний люк, в отсек ворвался воздух, и к челноку протянулась пара труб робота-заправщика. Трубы ритмично пульсировали, закачивая горючее в баки кораблика.

Как только в отсеке установилось нормальное давление, Сэм Рико и Фил вышли из челнока. На корабле поддерживалась такая же сила тяжести, как и на Алисе. После Скалы Ристера было приятно ощущать привычное притяжение.

Яркие светильники отбрасывали на стальную палубу резкие тени. Три переборки были сплошь увешаны всегда готовыми к употреблению инструментами, фонарями, портативными тестерами — всем, что может потребоваться в критической ситуации.

Мак-Кейд ввел код в шлюзовой замок и подождал, пока не разойдутся створки шлюза. Внутренний шлюз был необходим для того, чтобы падение давления в отсеке, где стоял челнок, не распространялось на остальные помещения судна.

Ступив на борт своего корабля, Сэм в который раз почувствовал гордость за него. «Пегас» был удобным и быстрым, но не мог идти ни в какое сравнение с этим кораблем. «Бегущий в пустоте» куда больше, вместительнее, быстрее «Пегаса», и он нес гораздо более мощное вооружение. «Бегущему» было уже три года, но в нем все еще держался тот запах, что свойствен новым, только что с верфи кораблям, и Мак-Кейду нравилось ходить по его коридорам.

По пути к капитанскому мостику Мак-Кейду попадались множество приборов, узлов и агрегатов, которые, будучи весьма обычными сами по себе, все вместе составляли чудо — боевой корабль.

К ним относились: экраны компьютеров, дисплеи дистанционной диагностики, леера для работы в условиях нулевой гравитации, окрашенные шаровой краской переборки, посты контроля повреждений, пульты управления оборудованием, таблички с предупреждениями, индивидуальные пакеты первой помощи, люки, детекторы утечки радиации, ремонтные пластыри с герметиком, воздуховоды, запертые на ключ посты управления огневыми системами корабля, технические переходы для обслуживания систем, аварийные комплексы, целыемили кабелей и трубопроводов и, конечно, до блеска надраенная медь, главной задачей которой было просто радовать глаз.

Мак-Кейд взбежал по металлическому трапу и оказался на мостике. В царившем здесь полусумраке особенно ярко светились огни сотен индикаторов — красных, зеленых и янтарных.

Кресло капитана размещалось в центре рубки; впереди негой находились посты вахтенных офицеров — пилота, штурмана и артиллериста.

Сэм уселся в кресло капитана и нажал на кнопку внутренней связи.

— Мэгги? Ты на месте? — спросил он.

Экран ожил. На нем появилась женщина средних лет, у которой были только голова, торс и руки. Некогда ее ноги страшно искалечил взрыв в машинном отделении. Чтобы спасти пострадавшую, системы жизнеобеспечения скафандра отрезали ей нижние конечности вместе с изодранными в клочья штанинами перед тем, как восстановить герметичность костюма.

По причинам, понятным только самой Магде Энн Хомби, она отказалась от выращивания новых конечностей с помощью биостимуляторов, равно как и от протезов, и передвигалась с помощью изготовленного специально для нее кресла на антигравитационной подушке.

Но с ногами или без ног, Мэгги оставалась чертовски хорошим инженером, лучшим инженером на многие световые годы в любую сторону, и она это знала.

Мэгги сдула с глаз выбившуюся прядь рыжих волос и проворчала:

— Конечно, на месте! А где ж мне еще, по-твоему, быть?

Мак-Кейд усмехнулся. Он по опыту знал, что ей невозможно угодить. И в самом деле, Мэгги не могла получить более прибыльного места на каком-нибудь грузовом корабле или большом лайнере скорее из-за своего дурного характера, чем из-за полученного увечья.

— Виноват! — кротко сказал Сэм. — Прошу подготовить двигатели к запуску, время готовности — пять минут, начиная с этой.

Мэгги только кивнула, и экран потемнел. Несмотря на то что ее всегда с радостью принимали на мостике, она предпочитала постоянно находиться там, где работала, в машинном отделении.

Рико провел предстартовую проверку систем корабля, Мак-Кейд ввел координаты в его навигационный компьютер, а Фил в это время был занят тем, что точил свои когти из сверхтвердой стали. Хотя как штурман и пилот он слова доброго не стоил, интуиция, проницательный ум и ускоренные реакции делали чудо генной инженерии лучшим артиллеристом всех времен и народов.

Когда загорелись зеленые индикаторы, показывающие, что все ходовые системы работают нормально, и Мэгги недовольно проворчала: «Врубай!» — Мак-Кейд включил двигатели «Бегущего в пустоте». Через несколько минут фрегат достигнет навигационного буя, войдет в гиперпространство и выйдет из него через три стандартных дня. Потом короткий перелет в обычном пространстве — и Алиса.

Сэм слегка опустил спинку кресла, чтобы расположиться поудобнее, и передал управление навигационному компьютеру. Он не мог дождаться, когда попадет домой.

3

Экраны корабля на мгновение покрылись рябью, и «Бегущий в пустоте» вынырнул из гиперпространства. Как обычно, Мак-Кейд подавил приступ тошноты и пробежался взглядом по данным телеметрии, чтобы убедиться в отсутствии непосредственной опасности. Все было спокойно. Индикаторы всех систем тоже светились зеленым.

Фил отстучал команду на клавишах своего компьютера. Корабль ощетинился чувствительными датчиками, которые прощупывали окружающий вакуум в поисках больших масс металла, а также источников тепла и радиации. Радиопеленгаторы прилежно слушали эфир, сканнеры искали импульсы света, и телемониторы пытались зафиксировать перемещение любого тела на фоне звездного неба.

Фил издал низкое утробное рычание, шерсть на его загривке встала дыбом, а кожа над пастью собралась в складки, обнажив стальные клыки.

Что-то было не так. Хотя Алиса и не могла позволить себе иметь автоматические системы обороны на дальних подступах к планете, у нее были космические роботы дальнего оповещения, и именно они сейчас должны были запросить пароль у «Бегущего».

Фил включил компьютерную связь, задал нужную частоту и заговорил в свой микрофон:

— Это «Бегущий в пустоте», дельта-бета, шесть-девять-два, запрашиваю вектор приближения к планете. Да что с вами, черт возьми? Просыпайтесь, кофе готов!

Тишина.

Фил так резко повернулся к Мак-Кейду, что его кресло застонало.

— Что-то неладно, Сэм. Ни их запроса, ни ответа на наш запрос! — сказал он.

Мак-Кейд нахмурился. Может, там аппаратура барахлит?

— Попробуй еще разок, Фил, и проведи диагностику нашего оборудования. Может быть, это у нас что-нибудь отказало.

Фил попробовал еще раз, но результат был тот же. Он запустил программу автоматической проверки системы компьютерной связи. Все в норме. Фил повернулся к Мак-Кейду и пожал плечами.

В ответ на это Мак-Кейд поднял защитный кожух и нажал красную кнопку. Рявкнул ревун, призывая к орудиям несуществующие боевые расчеты. Корабль окутало мощное силовое поле, огневые системы изготовились к ведению огня, а перед креслом Мак-Кейда появился трехмерный тактический экран.

Этот экран не показывал никаких материальных объектов — только символы, высвечивавшие расположение солнца, Алисы и других планет системы. Ни один вражеский корабль не готовился к нападению, ни один истребитель не шел на перехват, ни одна торпеда не неслась сквозь пространство. Ничего!

Загудел зуммер внутренней связи. На экране появилась Мэгги, она была недовольна.

— Ты достал меня, Мак-Кейд! На кой ляд ты устроил эту тревогу? Кнопкой ошибся, что ли?

Сэм с трудом смог погасить свое раздражение и ответил спокойно:

— Алиса не выходит на связь, а мы не можем понять почему. Они уже давно должны были заметить нас. Пристегнись и будь наготове!

Мэгги кивнула, и экран, мигнув, погас.

Мак-Кейд еще раз внимательно всмотрелся в тактический экран. По-прежнему ничего. К горлу подкатил плотный ком. Где же роботы оповещения? Где непременные бродяги-грузовозы? И наконец, где же военно-космические силы планеты, включавшие в себя пять кораблей?

5
{"b":"7195","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса
От ненависти до любви…
О темных лордах и магии крови
Железные паруса
Продавец обуви. История компании Nike, рассказанная ее основателем
Центр тяжести
Тысяча акров
Тайны жизни Ники Турбиной («Я не хочу расти…)
Михаил Задорнов. Шеф, гуру, незвезда…