ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В ожидании, пока раскроется внутренний люк, Сэм снял шлем, бросил его на скамью и вытащил пистолет. Оружие, принадлежавшее прежде первому охраннику, удобно лежало в руке.

Наконец створки внутреннего люка разошлись в стороны с порывом прохладного воздуха, тут же заполнившего шлюзовую камеру. Стараясь не высовываться дальше, чем необходимо, Мак-Кейд выглянул в длинный узкий коридор и обнаружил, что смотрит прямо в винтовочное дуло. Это была большая винтовка в большой волосатой лапе. Сэм с облегчением вздохнул и вышел из шлюза.

— Чего ты добиваешься? Чтобы меня кондрашка хватила? — негодуя, спросил он.

Фил прижал толстый палец к губам и мотнул головой в сторону носа судна. Сэм кивнул и пошел следом за ним по коридору.

Вдруг Фил остановился, поднял огромную лапу и отворил какую-то дверь. Мак-Кейд заглянул внутрь. Вместо аварийного комплекта, который, как предполагалось, должен был там храниться, в чулане находился рядовой Плац — связанный, с заткнутым кляпом ртом, он красноречиво пучил глаза, пытаясь подать Мак-Кейду сигнал тревоги.

Мак-Кейд улыбнулся, подмигнул и закрыл дверь. Благодаря Филу часовой был жив, здоров и не мог помешать им.

Два друга направились дальше по коридору и остановились у шлюза с табличкой «КОМАНДНЫЙ ОТСЕК». Понга было хорошо видно. Он и человекоподобный киборг просматривали какие-то данные на экране навигационного компьютера.

Мак-Кейд осмотрелся в последний раз, убедился, что никто посторонний его не видит, и обменялся кивками с Филом. Тот уже проверил корабль и убедился, что, кроме Понга и киборга, на судне никого нет.

Сэм шагнул в командный отсек и прочистил горло.

Понг обернулся и заметно вздрогнул.

Мак-Кейд направил пистолет в грудь пирату и улыбнулся.

— Ну что, ты меня не забыл? Похоже, что нет, раз я тебя так удивил! — сказал он.

26

Молли, пригнувшись, пробралась на вершину невысокого холма и всмотрелась сквозь низкорослый кустарник. Перед ней открывалась небольшая долина, та же самая, которую она видела прежде, правда, теперь она смотрела на нее с другой стороны. Хотя освещение было тусклым, Молли видела кучу валунов, где жила черная тварь, холм, где росли странные деревья, и небольшую прогалину — очевидно, шлюз. Молли была слишком далеко, чтобы утверждать это с уверенностью.

— Я есть хочу, — захныкала Ева. — Когда мы будем кушать?

Вопрос был неуместным, и Молли рассердилась, но постаралась подавить злость. Лидерам, которые отвечают грубостью на глупые вопросы, боятся задавать и умные. По крайней мере так говорила мама. Молли постаралась ответить как можно спокойнее и убедительнее:

— Мы поедим, когда найдем еду.

Ева ничего не сказала, но ее разочарование было очевидным.

Вспомнив школьные полевые учения, Молли попросила девочек разбиться на пары и рассыпаться. Если покажется какой-нибудь представитель расы пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмых, они должны будут разбежаться в разные стороны и потом встретиться у шлюза. Таким образом выживет хотя бы часть девочек, а действия в паре помогут им справиться с теми неизвестными опасностями, которые могут их подстерегать.

Тем не менее в этом плане был изъян. Когда девочки нашли себе пары, оказалось, что Ева осталась в одиночестве. Это означало, что она останется с Молли. Вот вам и преимущества руководящего положения.

Молли еще раз оглядела долину. Она выбрала это место потому, что оно было достаточно (но не слишком) далеко от шлюза. Пока Молли не разыщет бегуна по имени Джарет, она не сможет ориентироваться. Шлюз был и отправной точкой, и их единственной надеждой на спасение.

Ева начала было что-то говорить, но в этот миг Молли уловила какое-то движение. Она приложила палец к губам и покачала головой. Кто это? Джарет или один из пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмых?

Ответ пришел с ошеломляющей скоростью. Джарет или кто-то похожий на него выскочил из высокой травы и бросился бежать. Он, она или оно неслось чрезвычайно быстро. Неудивительно, что они называли себя «бегунами».

Но если бегун был проворным, то не менее стремительной была и ужасная тварь, которая его преследовала. Она сократила разрыв несколькими огромными скачками.

Бегун изменил направление, круто свернув в сторону, он устремился под прикрытие кустарника. Но на его пути оказались камни, а высокая трава замедляла бег, и преследователь оказался еще ближе. Теперь не осталось никаких сомнений в том, каким будет исход. Сорок семь тысяч семьсот двадцать первый или еще кто-то из его племени должен был победить.

И тогда бегун сделал нечто странное. Он остановился, повернулся лицом к врагу и стал ожидать смерти. И смерть пришла с такой безжалостной жестокостью, что Молли не могла смотреть. Она встретилась взглядом с Евой и спросила:

— Ты видела это?

Глаза Евы стали большими, как плошки. Она медленно кивнула.

— Хорошо. Именно об этом я вас и предупреждала.

Ева сделала так, как ей сказала Молли: она сбежала по склону и позвала ближайшую пару девочек. Те смеялись, хихикали и бросали на Молли любопытные взгляды, поднимаясь за Евой по склону и преодолевая ползком последние несколько ярдов. Когда их глазам предстало ужасающее зрелище, они задохнулись от ужаса и сбежали с холма. Одни плакали, других, казалось, вот-вот стошнит.

Молли их не винила. Тварь, которую бегуны окрестили «смертью», как раз пожирала свою жертву.

Молли вспомнила, как бегун остановился и повернулся лицом к своей неминуемой гибели. Она мало что знала о бегунах, но одно это сказало о многом. Оно говорило о разуме, о храбрости и об огромной силе духа. Молли запомнит такое мужество на всю жизнь, хотя ее жизнь, наверное, не будет очень длинной.

Когда последняя пара девочек вернулась с вершины холма, она созвала военный совет. Тусклый солнечный свет уже почти угас, значит, скоро станет совсем темно. Девочки устали, проголодались, они были напуганы. Но их отношение к Молли коренным образом изменилось. Когда Молли заговорила, они внимательно слушали ее:

— Теперь вы видите, с чем мы столкнулись. Пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмые используют бегунов как обслуживающий персонал и едят их. Не стоит сомневаться в том, какую участь они уготовили нам. Единственная наша надежда — получить помощь у бегунов. Если вы увидите бегуна — инопланетянина, не похожего на того, которого вы видели на «челноке», — сразу же дайте знать мне.

Молли огляделась. Она почти слышала, как они размышляют. Раз пришельцы едят разумных существ, а номер сорок семь тысяч семьсот двадцать первый увел Ники, Карен и Сьюки, значит ли это то, о чем и подумать страшно?

Девочка откашлялась и продолжила:

— Я знаю, что вы голодны, но искусственное солнце садится, и мы мало что можем сделать, пока оно не поднимется снова. Блуждать в темноте чрезвычайно опасно. Держитесь парами и постарайтесь поспать. Четверо останутся дежурить. У кого-нибудь есть часы?

На мгновение повисла тишина, потом заговорила девочка по имени Линда:

— У Саши есть... она стащила их на корабле.

У Саши были темные волосы и блестящие черные глаза. Она начала было отпираться, но Молли подняла руку:

— Отлично сделала, Саша! Вы с Карлой будете нести дежурство первыми, вместе со мной и Евой. Через три часа мы разбудим следующую группу. Есть вопросы? Нет? Ну ладно, тогда давайте спать.

Ночь тянулась медленно. По большей части стояла тишина, нарушаемая лишь шорохами невидимых животных, ветра, как обычно, не было. Один раз, где-то в середине дежурства Молли, пошел дождь. Он был теплым и приятным.

Через пятнадцать минут дождь прекратился так же неожиданно, как и начался. Молли подумала о том, идет ли здесь дождь каждую ночь в одно и то же время. Она подозревала, что так оно и есть.

Наконец пришел черед следующей смены, и Молли обнаружила, что заснуть нелегко. Слишком многое беспокоило ее, слишком много людей зависело от нее, и многое могло пойти не так, как нужно.

50
{"b":"7195","o":1}