ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Молли вспомнила, что сказала ей мама при расставании. «Никогда не теряй надежды. Папа придет за тобой. Если потребуется, он будет искать тебя по всей Вселенной. Будь готова. Когда папа придет, там начнется сражение, и ему понадобится твоя помощь».

Но Молли так долго боролась за выживание и так долго ждала, что перестала надеяться на спасение. Если бы папа мог прийти, то он, конечно, уже давно бы был здесь. Может быть, он погиб и мама тоже. Никто не мог сказать ей наверняка.

Ева крепко спала, посасывая большой палец. Молли подняла голову и быстро огляделась. Никого поблизости не было, и она могла позволить себе поплакать.

Рыдания сотрясали ее тело, но наконец она выплакалась и вытерла лицо рукавом. И только тогда заметила, что пухлая ручка Евы обняла ее за талию. Девочка ничего не сказала, но она все слышала и постаралась, как могла, поддержать Молли.

Ева прижалась к Молли, стало теплее, и девочка уснула.

Молли проснулась от легкого, как взмах пера, прикосновения. Она сразу же вспомнила, где находится, и ее глаза широко раскрылись. С расстояния нескольких дюймов на нее смотрел инопланетянин. Молли отпрянула, но тут же замерла, поняв, кто это. Рядом с ней сидел бегун, одетый в знакомую безрукавку сложного покроя.

— Джарет? Это ты?

Треугольная голова слегка качнулась.

— Да, это я.

— Ты меня помнишь?

— Конечно. Именно поэтому я подошел к тебе, а не к другим.

Другие. Молли поднялась на колени и огляделась. Стало светлее, и хотя некоторые девочки не спали, никто из них не замечал Джарета.

Он словно прочитал ее мысли:

— Не сердись на них. Они несли стражу как умели. Ведь здесь, как ты выражаешься, мой «дом», и я умею хорошо прятаться.

Джарет что-то держал в своих тонких пальцах. Через мгновение Молли поняла, что это такое. «Лента послушания»! Ее руки взлетели к голове: взрывоопасная штуковина исчезла.

— Я надеялся, что ты не будешь возражать, — извиняющимся тоном произнес Джарет. — Это опасный предмет, и ты не должна носить его на голове.

— Да, — с благодарностью ответила Молли, — я рада избавиться от него. А откуда ты знаешь, что он опасен?

Джарет моргнул:

— Знаю.

Молли попробовала задать вопрос иначе:

— А как ты обезвредил «ленту»? Это было опасно?

Пришелец вздохнул:

— Не то чтобы чертовски опасно, но...

Он полез в один из своих многочисленных карманов и вытащил крошечную коробочку.

— Это посылает электронный сигнал, который попадает в спусковой механизм и нейтрализует его.

— Спасибо, — искренне сказала Молли, — она могла убить меня.

— Смерть — это плохо, — спокойно согласился Джарет.

Молли подумала о другом бегуне, о том, которого съели.

— Я... мы... видели одного из пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмых, он преследовал одного из ваших.

Джарет сделал легкое движение рукой:

— Да. Это была Мизлам. Пришла ее очередь умирать.

Молли нахмурилась:

— Ее очередь умирать? Что это значит?

Джарет склонил голову набок.

— Я что, выразился неправильно? Я хотел сказать, что другие умерли раньше и настала очередь Мизлам.

Молли уже забыла о том, как порой бывает трудно понять Джарета.

— Так вы что, умираете все по очереди?

— Да, — ответил пришелец. — Сначала самые старшие, потом те, кто помоложе. Следующий Изляк, за ним Трема, потом Дорила.

Молли изучающе посмотрела в лицо пришельца. Его выражение не изменилось.

— Почему? Зачем нужна очередь?

Джарет сделал какой-то сложный жест левой рукой и ответил:

— Потому что так честно.

Молли вспомнила, как умерла Мизлам — повернувшись лицом к смерти, встретив ее с достоинством. Она восхищенно покачала головой.

— Я восхищаюсь тобой и твоим народом, Джарет. Вы сильные и смелые.

Когда Джарет моргнул, Молли заметила, что у него почти прозрачные зрачки.

— Спасибо, — сказал он.

Молли указала на девочек:

— Ты можешь помочь нам?

— Попробую, — ответил Джарет. — Что вам нужно?

Молли села и обхватила руками колени.

— Нам нужна вода, что-нибудь поесть и какой-то способ защиты от пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмых.

Джарет задумался над просьбой. Наконец он сказал:

— Воду достать несложно и пищу тоже, если вы сможете есть то же, что и мы. Но я не могу выполнить твою последнюю просьбу. От смерти нет защиты.

Молли вгляделась в лицо пришельца, но не уловила в нем никаких изменений.

— Джарет, я не понимаю, — удивилась девочка. — Твой народ построил этот корабль, вы обслуживаете его, так что вы должны иметь представление об оружии.

Джарет снова махнул рукой:

— Представление, да. Весь этот корабль и есть оружие. Оружие столь могущественное, что оно может разрушить целые планеты. Но мы не можем пользоваться этим оружием.

— Не можете? Или не хотите?

Джарет моргнул:

— Нет никакой разницы. Мы не можем и не будем пользоваться таким оружием. Наши предки стали разумными, стараясь бегать быстрее, думать лучше и быть более организованными, чем их враги. Мы всегда были вегетарианцами. Мы не умеем никого убивать. Более того, у нас есть... как это сказать? Отвращение? Мы не любим насилие и не можем применять его по отношению к другим. Убивать — это несправедливо.

Хотя Молли и слышала в школе о пацифистах, но она всю свою жизнь провела в мире насилия и не могла представить себя таким же непротивленцем злу, как Мизлам. Все ее обучение, весь ее опыт говорили о том, что бегуны должны были бороться со смертью, сколь бы неравной и безнадежной ни была эта борьба. Молли уважала бегунов и их традиции, но сама она не желала отдавать жизнь без борьбы. Она нахмурилась:

— Я тебя понимаю, Джарет, но наши расы различны, и люди могут творить насилие. По крайней мере большинство из них. А что мешает тебе дать это оружие нам?

Джарет склонил голову набок:

— Оружие? А ты и твои спутницы достаточно взрослые, чтобы пользоваться им?

Молли усмехнулась:

— На той планете, откуда я родом, все дети достаточно взрослые для этого. У нас нет выбора.

Джарет пошевелил пальцами:

— Какой вид оружия?

Молли пожала плечами:

— Не очень большое, знаешь, вроде винтовок или бластеров.

— Винтовки? Бластеры? Что это такое?

— Оружие для стрельбы пулями или энергетическими импульсами, достаточно легкое, чтобы его можно было нести в руке.

Джарет моргнул:

— Я сам о таком оружии не знаю, но спрошу у других. Здесь поблизости есть вода, я покажу вам где и принесу еды.

Молли была искренне благодарна ему:

— Спасибо, Джарет! Но есть еще кое-что.

— Да?

— Пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмые забрали трех, как мы. Они где-то на корабле. Ты можешь помочь разыскать их?

Джарет встал, отчего девочки бросились врассыпную.

— Мы попробуем. Но помни, маленькая, что если они еще живы, то это ненадолго.

Молли кивнула. Она слишком хорошо понимала это.

27

Мак-Кейд испытывал смешанные чувства — ему было и хорошо, и плохо. Хорошо, потому что он как никогда, был близок к Молли, и плохо, потому что воздействие лекарственных препаратов стало проходить. Он устал, и в его руке начала пульсировать боль.

Мак-Кейд заставил себя преодолеть усталость и, прищурившись, посмотрел на экран сквозь дым собственной сигареты. Дранг казался коричневатым шаром, занимавшим половину главного экрана. А там, впереди, за много миль отсюда мигал огонек флагмана Понга.

Через пятнадцать минут, от силы двадцать, они будут на корабле. Сэм представил себе, как Молли бросится в его объятия, и крепче стиснул бластер, извлеченный из оружейного шкафа Понга. Пусть Бог поможет тому, кто посмеет встать у него на пути.

Командный отсек был комфортабельным, даже роскошным. Мягко светились огоньки на приборах, равномерно шипел воздух в продуманно расположенных вентиляционных шахтах, кожаные противоперегрузочные кресла были удобными. Отсек был бы очень приятным местом, если бы не повисшее в воздухе напряжение.

51
{"b":"7195","o":1}