ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сердце Мак-Кейда забилось чуточку быстрее, когда он подкрался ближе и заглянул в люк. Он обнаружил, что там находится нечто вроде лаборатории, где металлические мостки змеились среди путаницы труб и проводов, и воздух, казалось, светился от сильного теплового излучения.

Сэм посмотрел на Фила, дождался, когда тот кивнет в ответ, и шагнул на мостки. Реакция была почти мгновенной. Два инопланетянина вышли из-за сплетения труб и открыли огонь из импульсного оружия. Один из лучей прорезал участок трубопровода рядом с локтем Мак-Кейда, и его осыпало искрами.

Он сделал из винтовки пять выстрелов подряд и увидел, что каждый из них достиг цели. Пока пришельцы не успели оправиться, Мак-Кейд прожег их бластером.

Тут Сэм услышал, как Фил кричит что-то неразборчивое, он повернулся и увидел, что тот стреляет в направлении коридора, что привел их сюда. Синие лучи лазера полосовали пространство.

Охотник за головами поддержал Фила огнем; еще три пришельца рванулись вперед и пали, сраженные огнем трех бластеров.

— Сзади! — заорал Фил.

Услышав предупреждение Фила, Мак-Кейд развернулся — и как раз вовремя. Он увидел, как в него целится еще одна тварь. Он разрядил винтовку ей в голову, напрочь уничтожив ее мозг. Насекомоподобное тело повалилось прямо на него. Через мгновение тварь была мертва.

Мак-Кейд выбрался из-под тела, поднялся на ноги и проверил оружие. Потом, вставив новый магазин в винтовку и новую батарею в бластер, он снова был готов к бою.

Понг шел вплотную за ним, Фил прикрывал тылы. Мак-Кейд пробирался сквозь сплетение труб на новое открытое пространство.

И вновь Понга заставили открыть люк, и опять не последовало никакой реакции.

Они ждали целую минуту. Ничего. Мак-Кейд заставил пирата шагнуть в люк. Понг начал было упираться, но охотник за головами взмахнул винтовкой, и пират передумал. Он шагнул в люк, оглянулся и крикнул Сэму:

— Мак-Кейд! Они здесь! И Молли тоже!

Мак-Кейд, пригнувшись, вошел в люк, сжимая оружие в обеих руках и выискивая глазами опасность. Он оказался в большом круглом помещении. В нем был влажный глинобитный пол, а высоко вверху — источник, излучавший фиолетовый свет. В этот зал выходило не меньше двух десятков тоннелей. На каждом люке было обозначение в виде пиктограммы. Рабочие шахты? Отдельные входы для любящих одиночество инопланетян? Впрочем, какая разница?

И там, прямо посередине помещения находилось нечто вроде клетки. В ней было трое или четверо детей и инопланетянин незнакомого Мак-Кейду вида. Наверное, тот самый Джарет.

Эта мысль тотчас испарилась, когда он увидел Молли и услышал, что она кричит:

— Папа! Берегись...

Но она опоздала с предупреждением.

Его обхватили крепкие руки, да так, что все оружие стало бесполезным. Мак-Кейд услышал смех Понга и понял, что пират видел засаду, но не предупредил его.

Охотник за головами почувствовал, что у него вырвали винтовку и бластер, и услышал сзади себя рычание — Фил боролся со своими противниками.

Через несколько секунд скрутили их обоих. Двое пришельцев держали Мак-Кейда и не меньше четырех повисли на Филе.

Послышался скрежещущий звук, Сэм повернул голову и увидел, как из туннеля выходит еще один пришелец. На шее у него висел транслятор, который закачался, когда тварь остановилась. Пришелец обратился к Понгу:

— Итак, безномерный, ты привел с собой смерть.

Понг покачал головой и попытался улыбнуться, забыв, что его мимика не значит ровным счетом ничего для сорок семь тысяч семьсот двадцать первого.

— Меня заставили прийти сюда силой, против моей воли. Этот человек искал свою дочь.

— Дочь?

— Одного из детенышей. Одного из этих, — сказал Понг, показывая на девочек. — Это... это его... как вы говорите? — потомство.

Сорок семь тысяч семьсот двадцать первый развернулся к клетке.

— Который?

Понг нахмурился. Ему не понравилось, что события принимают такой оборот.

— Та, что с темными вьющимися волосами. Какая разница?

Сорок семь тысяч семьсот двадцать первый не ответил. Он подошел к клетке, отпер замок и открыл дверь. Джарет заслонил собой детей, но сорок семь тысяч семьсот двадцать первый отшвырнул бегуна прочь. Длинные пальцы с огромными когтями сомкнулись на ручке Молли и потащили ее из клетки. Она сопротивлялась, но тщетно...

— Понг! — закричал Мак-Кейд. — Не позволяй им касаться ее! Ты говорил, что заботился о ней, ты говорил, что любишь ее! Как же ты можешь стоять на месте и ничего не делать?

Понг неуверенно шагнул вперед и, запинаясь, сказал:

— Оставь ее, сорок семь тысяч семьсот двадцать первый. Можешь взять всех остальных, но эту оставь.

Сжимая руку Молли, пришелец выдержал долгую паузу. Потом он сказал:

— Ты забываешь, безномерный. Я делаю то, что хочу, и, поскольку я голоден, я должен есть. Эта еда не только утолит мой голод, но и послужит уроком этому человеку.

Понг увидел ужас в глазах Молли и попытался сделать еще один шаг вперед. Но мельцетиец не позволил ему двигаться. Он послал соответствующие химические вещества в кровь пирата и мощный импульс страха в его мозг.

Понг обнаружил, что каждое движение дается ему с ужасным трудом. Словно он шел под водой или под действием очень высокой гравитации. Нервная система мозгового слизня врастала в его собственную не один год, и мельцетийцу удалось получить огромную власть над его телом, гораздо более сильную, чем мог представить себе Понг.

— Пусть она умрет! — закричал мельцетиец в мозгу Понга. — Ты разрушаешь все, над чем я работал, все, чего я добивался, ради дурацкого ребенка!

Слова прогремели в мозгу Понга, когда он делал очередное усилие. Что это сказал мозговой слизень? «Я»? «Все, над чем я работал, все, чего я добивался»? Так кто же этот я?

И тут Понг понял нечто такое, о чем должен был догадаться намного раньше: его «Я» и «Я» мельцетийца были совершенно разными. Это было не партнерство и не сотрудничество ради достижения общих целей. Это было рабство. Мозговой слизень всегда был его хозяином.

Найдя в себе какой-то скрытый источник энергии, Понг собрался с силами и бросил свое тело вперед. Его руки сомкнулись на шее сорок семь тысяч семьсот двадцать первого, и он увидел, как Молли отлетела в сторону, а пришелец занялся им самим.

Понг почувствовал, как что-то рвет его тело, — это от него уходил мельцетиец. Мозговой слизень ждал до последнего момента, прежде чем освободиться, надеясь, что Понг образумится, и теперь было слишком поздно.

Ужасная боль пронзила всю нервную систему Понга, он закричал, и тогда мозговой слизень закричал тоже.

Сорок семь тысяч семьсот двадцать первый наслаждался, чувствуя, как его острые как бритва когти вонзаются в плоть слизня. Первый же взмах располосовал мягкую сияющую тварь на ленты, а следующий пропахал человеческое тело на четыре дюйма в глубину. Потом единственным молниеносным движением своей плоской головы сорок семь тысяч семьсот двадцать первый исполнил натавква,или смертельный укус. Липкая красная жидкость плеснула в морду сорок семь тысяч семьсот двадцать первому, и он восславил охоту. Теперь у него будет много мяса.

Потом, когда опьянение убийством начало угасать, сорок семь тысяч семьсот двадцать первый увидел, что положение вещей резко изменилось. Волосатая тварь, та, которую эти люди называли Филом, освободилась. Сорок семь тысяч семьсот двадцать первый бросил останки Понга, чтобы посмотреть. Его смелые сородичи быстро расправятся с человеком.

Фил выжидал, надеясь, что ему не придется выходить на форсированный режим, он знал, что после этого он на несколько дней станет совершенно беспомощным. Но когда пришелец схватил Молли и Понг бросился вперед, Фил понял, что у него не остается выбора.

Он нажал на спусковой крючок, расположенный где-то в глубине его подсознания, и сразу же почувствовал, как в кровь вливаются стимулянты, и время замедляет свой бег. Реакции Фила ускорились, мускулы получили химическую поддержку, а все тело превратилось в машину убийства, молниеносную и безжалостную.

56
{"b":"7195","o":1}