ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мак-Кейд уже знал, что к северу и к востоку от долины взорвалось большое количество атомных бомб малой мощности; каждая была сброшена для подавления зенитных ракетных батарей, размещенных в неглубоких капонирах. Силы этих взрывов не хватит на то, чтобы уничтожить жилые центры глубинного залегания. Слава Богу, хотя бы эта стратегия оправдала себя.

По мере того как челнок приближался к столице — городу Новый Дом, разрушения становились все более заметными. Разбитые купола, припорошенные свежевыпавшим снегом, искореженные вездеходы, застывшие в центре черных выжженных кругов, изувеченные взрывами радары, все еще обшаривающие небеса в поисках давно исчезнувших целей; и повсюду — печальные следы чьих-то последних смертельных схваток — теперь не более чем холмики под белым покрывалом.

Мак-Кейд закусил губу и посмотрел на Рико. Борода хорошо скрывала выражение лица друга, но его глаза, неотрывно вглядывающиеся в ходовой экран, стали такими же холодными, как проносившийся внизу лед.

И все же не все погибли, не все было разрушено. Тут и там были заметны признаки жизни. Свежие отпечатки гусениц на снегу, неразборчивый шепот маломощных радиопередатчиков, следы выхода на поверхность теплового излучения, улавливаемые сенсорами инфракрасного излучения. В бункерах, тоннелях и шахтах теплилась жизнь, не такая активная, как прежде, но все равно жизнь.

Сэм сжал зубами незажженную сигару, сказав при этом:

— Пройдись-ка по частотам, Рико. Кто-то говорит, надо выяснить, кто это.

Рико перешел на ручную настройку и стал прослушивать все диапазоны, начиная от широкополосных общего назначения и вплоть до ультракоротковолновых.

— Говорит Рико! Кто-нибудь слышит меня? Прием!

Ему ответили почти сразу же. Неожиданно жизнерадостный мужской голос произнес:

— Говорит Поли. Рико, очень мило с твоей стороны заглянуть к нам!

Рико усмехнулся:

— Поли? Какого черта ты там делаешь? Я думал, ты на юге, корпишь над своим Тэ-краном!

Как и все обитатели планеты, Мак-Кейд знал, что «Т-краном» называют «термальный кран» — проект, цель которого было научиться использовать энергию ядра планеты. На этот проект было затрачено много усилий, равно как и средств налогоплательщиков, а Брайен Поли был его руководителем.

— Нам повезло, — сразу посерьезнев, ответил Поли. — То ли они не заметили нас, то ли сочли слишком ничтожной мишенью. Во всяком случае, мы выжили и пришли сюда, чтобы помочь. Сейчас все при деле. Животноводы, шахтеры — кого ни назови, все протянули руку помощи.

Мак-Кейд увидел впереди посадочную площадку. Два засыпанных снегом остова отмечали то место, где прямо на стоянке были уничтожены какой-то корабль и челнок. Лучи импульсного оружия исполосовали все поле сетью отвратительных черных борозд. Сэм сбросил скорость и приготовился к посадке.

— Мы садимся, — сказал Рико. — Куда нам идти потом?

Мгновение Поли молчал. Когда он заговорил снова, его голос был по-прежнему веселым, но чувствовалось, что за этим весельем стоит печаль.

— Садитесь на площадку, я вас подберу!

Поли не захотел пускаться в объяснения.

Мак-Кейд сбросил скорость, включил репеллеры и медленно посадил челнок.

Из-под него вырвалось огромное облако пара, заслонившее весь обзор. Когда ветер унес его, Сэм увидел, что на площадку въезжает вездеход. Его серо-белая камуфляжная раскраска была на фоне черной стекловидной массы бесполезной. Из-под гусениц машины взлетали комья грязи и снега.

Мак-Кейду и Рико потребовалось целых десять минут, чтобы облачиться в термокостюмы и войти в шлюз. Фил уже был там, без костюма, но с широкой улыбкой на лице. Благодаря густому меховому покрову чудо генной инженерии с легкостью выносило суровые зимние вьюги, которые в считанные минуты убили бы его друзей.

Шлюз раскрылся, и трое мужчин покинули тепло и уют своего суденышка. Мак-Кейд решил не надевать капюшон и защитные очки. Мороз уколол его лицо тысячами крошечных игл. Сэм вытащил незажженную сигару изо рта и бросил ее в снег.

В отличие от Сары, Рико и Фила, он ненавидел холод и предпочел бы жить на планете потеплее. Сара... Молли... эти имена пронзили сердце Мак-Кейда, словно отравленные стрелы.

Снег заскрипел под сапогами трех друзей, они подошли к вездеходу. Дверь с шипением распахнулась, и из нее вылетел порыв теплого воздуха. Мак-Кейд первым забрался в машину, Рико и Фил последовали сразу же за ним.

Поли, сидя за рычагами управления, повернулся к прибывшим. Обычно чисто выбритый, он был почти неузнаваем с многодневной щетиной на лице. У него были коротко стриженные волосы, горбатый нос и полные чувственные губы.

— Добро пожаловать на борт, джентльмены! — бодро провозгласил Поли, и вслед за этим наступило неловкое молчание.

Рико первым решился нарушить его.

— Не обижайся, старина, — сказал он, — но давай сразу по существу! Кто, это самое, уцелел, а кто нет?

На лицо Поли набежала туча.

— Мне очень жаль, Рико... Ванесса погибла. Она защищала плавильный завод.

Рико кивнул и уставился сквозь поцарапанный пластик на унылую картину за окном. По его щекам, теряясь в бороде, побежали слезы.

Поли посмотрел на Фила. Тот впился взглядом в его глаза, пытаясь прочитать в них приговор и мысленно готовясь к худшему.

А Поли провел языком по пересохшим губам и сказал:

— Фил, мы пока ничего не знаем. У подразделения Дины воздух кончился более суток назад... Она считается пропавшей без вести.

Фил понимающе хмыкнул. Уж лучше пропавшая без вести, чем погибшая. По крайней мере остается какая-то надежда.

Теперь пришла очередь Мак-Кейда набраться мужества и выслушать, что уготовлено судьбой.

— Ну? — выдохнул он.

Это прозвучало грубо, и Сэм пожалел, что заговорил в таком тоне. Но Поли не обиделся, он все понял.

— А для тебя, Сэм, есть новости, хорошие и плохие. Сначала хорошие. Сара была ранена, но она жива. Доктор Льюис сказал, что через пару недель она окончательно поправится.

— А Молли? — хрипло спросил Мак-Кейд. Если насчет Сары была хорошая новость, то...

Поли не смог ответить сразу. Наконец он проговорил:

— Они забрали ее, Сэм... Вместе с шестьюдесятью или семьюдесятью другими ребятишками.

Мак-Кейд медленно выпустил воздух из легких. Что ж, по крайней мере она жива. Несчастна, напугана, но жива.

Его руки непроизвольно сжались в кулаки. Сначала он спасет Молли, потом убьет Мустафу Понга. Не ради денег, не ради Империи, но для себя самого. Это и будет наградой Мак-Кейда.

4

Молли Мак-Кейд закусила губу и решила, что больше плакать не будет. Она много плакала последние несколько дней, но ничего хорошего из этого не вышло. Пиратам было все равно, а другие девочки были напуганы не меньше. Что стало с мальчишками, Молли не знала — она не видела их со дня последнего боя.

Она осторожно перевернулась, стараясь не разбудить спящих. Сон здесь был для детей самой большой ценностью. Во сне они обретали необходимый им покой и хоть ненадолго расставались с ужасами тесного корабельного трюма.

Девочек загнали в клетки, четыре фута высотой каждая, и здесь они лежали на голых металлических решетках, не имея возможности даже встать, не то чтобы поиграть или побегать.

Им разрешалось покидать трюм дважды в день. Сначала они взбирались по узкому трапу в шлюпочный отсек, где поддерживалось нормальное давление воздуха, и там им выдавали по миске безвкусной протеиновой каши. Потом их заставляли прошагать пятнадцать кругов по отсеку, потом прогоняли через ряды давно переполненных химических туалетов, обливали антисептиком и возвращали на решетки.

Имена детей были записаны в алфавитном порядке, поэтому их выводили, кормили и загоняли обратно тоже согласно этому порядку, и не было никакой надежды занять на этих решетках место получше.

Бедная Сюзи Цобрист! Ей выпало находиться на самой нижней решетке, и она все время плакала. Одни дети терпели, как могли, другим нужно было постоянно ходить по нужде, и тем, кто находился под ними, приходилось очень тяжело.

7
{"b":"7195","o":1}