ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А теперь, — сказал Стелл и нажал кнопку на ручке своего кресла, — давайте обсудим расстановку наших сил.

Свет погас, и на одной из переборок, занимая всю ее целиком, вспыхнул экран. Проектор был подключен к бригадному компьютеру, и перед зрителями предстали карты, списки личного состава, названия отдельных соединений и многое другое. Дискуссия продолжалась за ленчем, а позднее и за обедом. Когда она закончилась, в кают-компании остались груды упаковок из-под еды, смятые распечатки и полные пепельницы окурков.

Стелл был доволен результатами совместных усилий. В каждом поселении группа самообороны была усилена одним из подразделений бригады, причем особо позаботились о тех поселениях, где предполагалось сконцентрировать очистку термиума. Каждой воинской единице бригады было придано подразделение добровольцев. Эти последние должны были помочь солдатам наладить первоначальное взаимодействие с гражданским населением, познакомить их с местными обычаями, особенностями экологии и геологии планеты. Все это очень и очень пригодится в случае массированного нападения.

Не менее важны, однако, были и другие последствия осуществления этого плана, кажущиеся на первый взгляд второстепенными. Работая и сражаясь бок о бок, солдаты и добровольцы лучше узнают друг друга, а вместе с тем придет и доверие. Завяжутся дружеские и, естественно, любовные связи. Станут рождаться дети, и в конечном счете добровольцы вольются в бригаду, а она, в свою очередь, растворится в гражданском населении. И когда это произойдет, бригада как таковая перестанет существовать. Но она не умрет. Она будет жить и развиваться, но уже как часть спасенной ею культуры, и со временем только это и будет иметь значение. Стелл вспомнил, как гроб с телом Строма опускали в могилу. «Все будет не так, как в добрые старые дни, Бык, — подумал он, — но ничего не поделаешь, времена меняются. Помнишь, ты говорил: „Тот, кто не умеет приспосабливаться, погибает“. Ну вот, мы и приспосабливаемся, Бык. Мы приспосабливаемся».

Когда собрание закончилось, к Стеллу подошел Аустин Руп.

— Очень интересное совещание, генерал, — сказал он. — Очень тщательно продуманное. Надеюсь, мы не враги?

Стелл пожал протянутую руку, нацепив на лицо вежливую улыбку.

— Конечно, нет, сенатор. Лояльная оппозиция — хорошая проверка для любого плана.

— Ну в таком случае наши мнения совпадают, генерал. Удачи вам!

И с этими словами Руп растворился в водовороте людей, торопящихся на взлетную палубу, где их поджидали шаттлы.

Следующие два дня были до отказа забиты делами. Сначала состоялось совещание с капитанами Бойко, Нишитой и Костом, во время которого обсуждался вопрос о необходимости передислокации транспортных кораблей. Если пираты предпримут попытку полномасштабного вторжения, старые, потрепанные корабли продержатся минут десять, не больше. Поэтому было решено, что, как только бригада приземлится вместе со всеми припасами и снаряжением, транспортники займут позиции на значительном удалении от Фригольда и будут выполнять роль станций раннего предупреждения. В какой-то степени это даже сейчас позволит компенсировать повреждения, нанесенные пиратами системе спутников. Если же транспортники сами окажутся под ударом, то смогут мгновенно уйти в гиперпространство. Конечно, при этом существовала опасность выхода из гиперпространства где-нибудь в самом сердце астероида или на поверхности солнца, но она была достаточно мала, а преимущества такого решения очевидны.

Состоялись также совещания со штабистами, связистами, стратегами и даже совещание, на котором решался вопрос о том, как бы уменьшить количество совещаний. Но в конце концов все, слава Богу, закончилось. Красновски отдал последние приказания, и со вздохом облегчения Стелл поднялся на борт маленького разведывательного корабля, позаимствованного у капитана Бойко, и вышел в космическое пространство.

Управляла кораблем Саманта — служба разведчика требовала от нее и такого умения, а третье кресло в четырехместном суденышке занимал старшина Комо. Создатели кораблей-разведчиков думали не столько об удобствах пилотов, сколько о скорости. Большую часть внутреннего пространства занимали мощные двигатели, а экипажу приходилось ютиться в тесноте. Только этот факт — и, конечно, горячие возражения Стелла — удержали Красновски от того, чтобы затолкать в корабль чуть не половину бригады. Красновски, похоже, не понимал, что вербовка авиабригады — дело тонкое, и заниматься ею нужно без шума, не привлекая к себе особого внимания. Разумеется, и полковник, и президент Кастен вообще возражали против того, чтобы Стелл летел сам, напирая на необходимость его участия в организации обороны Фригольда. А что, если на них нападут во время его отсутствия? Как ни странно, именно такая постановка вопроса больше всего убедила Стелла в том, что нужно лететь самому.

Чтобы Красновски смог действовать эффективно, он должен обрести уверенность в себе и добиться уважения бригады; трудно рассчитывать на это, если Стелл каждую секунду будет заглядывать ему через плечо. Кроме того, убедить авиабригаду поступить к ним на службу — причем на их условиях — наверняка окажется делом нелегким. Стелл же мог опираться на репутацию своей бригады и, значит, имел больше шансов на успех, чем кто бы то ни было другой. По крайней мере, такие доводы он приводил сам себе. В глубине души, однако, он должен был признать, что ему просто смертельно надоели все эти штабисты, связисты, совещания и прочая рутина. Будет приятно хоть на время сменить обстановку.

Заложив маршрут в корабельный компьютер, Сэм вошла в крошечную комнату отдыха и опустилась в кресло рядом с Комо.

— Эндо, вот куда мы направляемся, — сказала она, закуривая.

— Эндо? — Стелл нахмурился. — Название знакомое, но это все, что мне известно.

Некоторое время назад он приказал Саманте найти, где находится ближайшая к ним авиабригада. В последние же дни он был так занят и так жаждал поскорее избавиться от всех этих надоевших совещаний, что даже не спросил ее, куда именно они полетят.

— Ничего удивительного, ведь этот мир лежит в стороне от туристских маршрутов, — сказала Саманта. — Первоначально он даже так и назывался — Эндо-На-Границе. Планету открыла Империя, но потом, когда надо было урегулировать небольшой территориальный спор, уступила ее зордам. Она расположена неподалеку от их родного мира. Зорды не слишком усердствовали в освоении планеты, и на ней почти ничего нет, кроме девственных лесов. Чтобы добиться чего-нибудь, нужно работать, а им лень даже щупальцами пошевелить.

Зорды были двуногими существами и имели четыре щупальца, по два с каждой стороны, вместо рук. Вокруг рта тоже извивались щупальца, но меньшего размера. Они использовались как для общения — посредством очень сложного языка жестов, так и для еды. Это была совсем не агрессивная раса, по-видимому, вполне довольная своей крошечной Империей, состоящей всего из двух планет. Однако за ними установилась репутация больших любителей пожить за чужой счет, и к тому же они были яростными сторонниками узаконенного рабства, что в значительной степени ограничивало их возможности добиться успеха и процветания.

— Хорошо, — сказал Стелл. — Эндо так Эндо. Как я понимаю, там базируется авиабригада.

— Угадал, — Саманта выпустила из ноздрей струйки ароматного дыма. — И одна из самых лучших. Соколы Сокола.

Стелл задумчиво посмотрел на нее.

— Никогда не слышал о таких.

— Это ими командует Джек Сокол? — проворчал Комо, с громким клацаньем соединив ствол и ствольную коробку гранатомета, который он чистил.

— Точно, — Сэм направила к потолку очередную струю дыма. — Хотя это название они носили, когда были еще имперскими навигаторами, и оно напоминает им о том, что теперь они всего лишь отставные офицеры. Не удивлюсь, если пилоты называют своего командира просто Джек.

— Ага, вспомнил, — задумчиво произнес Комо. — Он угодил под военный суд за то, что гнался за пиратами до самого Рока. Нарушил все имеющиеся на этот счет предписания.

22
{"b":"7196","o":1}