ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шкатулка Судного дня
Академия черного дракона. Ведьма темного пламени
451 градус по Фаренгейту
Эгоист
Гимназия неблагородных девиц
45 татуировок продавана. Правила для тех, кто продает и управляет продажами
Ледяная принцесса. Цена власти
Суперлуние
Последние гигаганты. Полная история Guns N’ Roses
A
A

— Ну и что? — спросил Сокол.

— А то, — ответил Стелл, — что силовое поле расширялось не медленно, а скачком. Так получилось, что при этом оно накрыло парочку животных, которых на Энво называют скотами. Слышали о них? Нет? Ну, они весят около трех тонн каждый, а нрав у них похуже, чем у линтианских змей. Внезапно оказавшись внутри поля и, по-видимому, получив приличный удар статического электричества, они буквально ошалели. Спустя десять минут наши припасы выглядели как мусорная свалка.

Сокол, нахмурившись, некоторое время молча смотрел на Стелла, силясь понять, какое отношение к ним имеет рассказанная история, а потом громко радостно рассмеялся.

— Ну, конечно! Мы расставим своих людей по всему периметру силового поля, подхлестнем фузионный генератор в городе, поле расширится, и мы окажемся внутри. Генерал, вы гений! Если у нас получится, авиабригада ваша.

А это главное, подумал Стелл, улыбаясь и поднимая свою кружку вместе со всеми остальными.

— Предлагаю тост, — торжественно провозгласил Сокол. — За наш безупречный план!

Глава одиннадцатая

Однако сутки спустя, скорчившись во мраке у самого края силового поля и чувствуя, как неизменный дождь Энво стекает по шее, Стелл начал сомневаться в безупречности своего плана. Что, если именно этот генератор сработает по-другому? Что, если силовое поле пройдет не поверх, а сквозь них? Множество возможностей приходило ему на ум, одна хуже другой. Бык Стром всегда говорил, что Стелл слишком уж любит тревожиться зря. «Послушай, сынок, больше половины победоносных войн — вопрос чистого везенья. Прими самое лучшее решение, на какое способен, и успокойся на этом. Дальше все будет зависеть от удачи, а раз так, лучше потрать время не на пустые тревоги, а на что-нибудь стоящее. К примеру, пропусти стаканчик или приударь за женщиной».

Стелл улыбнулся. Что он здесь делает вместо того, чтобы «приударить за женщиной»? «Пытаюсь остаться в живых», — ответил он себе с кривой улыбкой. И замер, принюхиваясь, не потянет ли запахом сигаретного дыма и оружейной смазки, прислушиваясь, не раздастся ли клацанье оружия и скрип сапог по гравию. Все это мелочи, конечно, но мелочи, от которых может зависеть жизнь. Ничего. Только запах влажного ночного воздуха, только монотонное гудение силового поля. Как только оно исчезнет, значит, Комо и Саманта захватили фузионную установку в городе. Он надеялся, что Сэм не наделает глупостей. Хотя временами она буквально сводила его с ума, Стелл продолжал испытывать к ней самые теплые чувства. Эта мысль заставила его вспомнить об Оливии.

Он уже понял, что любит эту женщину. Ее волосы, ее глаза, запах ее чистой, гладкой кожи, даже негромкое постанывание в минуты близости — все, все превратилось в драгоценнейшие воспоминания, которые Стелл время от времени извлекал на свет, чтобы снова и снова с удовольствием перебирать их. Теперь наконец ему есть за что сражаться и помимо бригады. Даже когда длился их роман с Самантой, она оставалась частью бригады, частью дела, которому он отдал свою жизнь, и в этом смысле эхом его самого. Стелл улыбнулся. Впервые за долгие годы во всем появился смысл. Несмотря на все трудности, с которыми сейчас пришлось столкнуться.

На мгновение приподняв голову, он увидел мерцание силового поля, силуэты зданий по ту его сторону и смутные тени охранников Готеба. Бросив взгляд вправо и влево, он едва сумел различить неясные фигуры Сокола и его пилотов, тоже скорчившихся под дождем. Для космических бродяг они действуют очень даже неплохо. Стелл снова припал к земле, приготовившись к терпеливому ожиданию. Вдвоем Сэм и Комо составляют отличную команду; очень может быть, именно в этот самый момент они уже добрались до фузионной установки.

— По-твоему, это называется несерьезная охрана? — прошипел Комо, обращаясь к Саманте.

Они сидели на корточках в темном тупике напротив здания, в котором размещалась фузионная установка, освещенного не хуже, чем дом свиданий субботней ночью. На всех ключевых позициях стояли зорды-охранники, и еще множество их слонялось поблизости вроде бы без всякой цели.

— Ну, по крайней мере, так обстояло дело три часа назад, — прошептала в ответ Саманта. — Откуда мне было знать, что к ночи они удвоят охрану? И вообще, чем больше охранников, тем интересней.

— Вы совершенно не в своем уме, леди, — проворчал Комо.

— Неужели? — прошептала она. — Между прочим, не я, а ты собираешься захватывать отлично охраняемую силовую установку с помощью пилотов, не имеющих опыта наземных операций.

Хотя по званию Саманта была выше Комо, ей даже в голову не приходило строить из себя начальника. Это была область его компетенции, не ее.

— Ну, мы еще посмотрим, — негромко ответил Комо, наводя на здание прибор ночного видения. — Я могу и бросить это дело, с такой-то хреновой разведкой. — Сэм лишь фыркнула в ответ. Комо помолчал, всматриваясь. — Во всяком случае, обучены они неважно. Это успокаивает.

— Будто мы лучше, — с оттенком злорадства заметила Сэм, кивнув в сторону пилотов, укрывшихся в темноте чуть в стороне от них.

Комо пропустил ее замечание мимо ушей.

— Если бы в нашу задачу входило уничтожить здание, все было бы очень просто. Но как избавиться от охраны, не повредив самой установки, вот вопрос?

Саманта на мгновение задумалась.

— Может, отвлекающий маневр?

— А что? Неплохая идея. Скажем, труппа танцующих девушек.

— Это же зорды, дурачок. Их танцующими девушками не проймешь. Нет, у меня возникла другая мысль. Скажи парням, пусть смотрят в оба и будут готовы, — Саманта бросила взгляд на свои наручные часы. — Дай мне десять минут.

— Будь осторожна, — прошептал Комо, но, как выяснилось, в пустое пространство — Саманта уже растаяла в ночи.

Комо напряженно следил за стрелками часов. На восьмой минуте он предупредил пилотов, на девятой опустил смотровое окошко шлема. На десятой… ничего не произошло. И на одиннадцатой тоже. Комо забеспокоился. На двенадцатой возникла ослепительная вспышка — это взлетела на воздух чья-то припаркованная рядом со зданием машина. Комо усмехнулся. Саманта все сделала правильно. Принуждая себя выждать, он смотрел, как охранники заметались во все стороны, налетая друг на друга и «переговариваясь» с помощью щупалец; некоторые открыли стрельбу. То, что при этом сами они не издавали ни звука, придавало зрелищу фантастический оттенок, делая его похожим на пантомиму, изображающую какое-то странное стихийное бедствие. Но громко потрескивающее пламя, безусловно, было вполне реальным. Когда суматоха достигла апогея, Комо подал пилотам знак, и атака началась.

В первый момент зорды даже не поняли, что это нападение. Фигуры, бегущие к ним на фоне трепещущего пламени, мало чем отличались от их товарищей, сражающихся с огнем. Но тут кто-то из пилотов испустил леденящий душу вопль, и до зордов наконец дошло. Говорить они не могут, но со слухом у них все в порядке. Не давая охранникам времени прийти в себя, Комо и пилоты открыли огонь, кося их направо и налево.

И вот он прорвался во внутренний двор. Гранатомет содрогался в его руке, один за другим вспыхивали разрывы. Комо выругался, когда последняя граната угодила в здание, обрушив целый блок слепленных из грязи кирпичей. Услышав крик справа от себя, Комо обернулся и увидел, что один из пилотов катается по земле, с ног до головы объятый пламенем. Спасти его было невозможно, и другой пилот застрелил несчастного.

Зорды понемногу приходили в себя, завязался нешуточный бой. Они использовали все четыре больших щупальца, превращаясь каждый в двух стрелков. Непривычные к наземным схваткам пилоты дрогнули. Передвинув опустевший гранатомет за спину, Комо выхватил оба пистолета и закричал:

— Вперед! Последний, кто прорвется внутрь, ставит всем выпивку!

С победным криком пилоты бросились на штурм здания, бластерами прожигая в телах защитников черные дыры; зорды падали, открыв рты в безмолвном крике. В Комо попали дважды, но бронированный защитный костюм, как обычно, оказался на высоте. Выстрелами своих пистолетов Комо уложил обоих стрелявших — одного впереди, другого слева.

28
{"b":"7196","o":1}