ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но выйдя в жар полуденного солнца, Стелл подавил душевную боль, как уже не раз делал прежде. Нужно было подумать о живых; оставалось надеяться, что они достойны такой жертвы.

Глава пятнадцатая

Холодные пальцы боли прорвали тьму, в которую была погружена Оливия, и давили все сильнее, сильнее… Она пришла в себя, чувствуя, как в голове пульсирует ужасная боль. Стараясь придать себе более устойчивое положение, она протянула руку и ухватилась за… Что это? Кажется, веревка. Да, веревка, которой связан какой-то большой узел. Оливия выпрямилась, оглянулась по сторонам и поняла, что сидит в заднем отделении трясущейся на ухабах машины.

— А-а, вы очнулись, — сказал Руп, глядя на нее в зеркало заднего обзора. — Прошу прощения, что был вынужден вас ударить.

Оливия подняла руку и ощупала сначала челюсть, а потом голову возле виска. Челюсть ныла, а в том месте головы, которым она ударилась, потеряв сознание, обнаруживалась большая, болезненная шишка. И тут воспоминания нахлынули на Оливию — отец бросается на роннанского воина, она безуспешно пытается удержать его, и… ужас, охвативший ее, когда отец рухнул, сраженный выстрелом. И все это произошло из-за Рупа! Оливию охватило страстное желание кинуться на него и задушить голыми руками, но, увы, это было невозможно. Переднее и заднее отделения машины разделяла металлическая перегородка с единственным и очень маленьким окошком. Словно прочитав ее мысли, Руп сказал:

— Знаю, вы ненавидите меня, и, поверьте, мне очень жаль. Но, может быть, в один прекрасный день вы поймете, что я был прав. Империя умирает, победа роннанцев неизбежна. И когда это произойдет, мы, жители Фригольда, могли бы оказаться в очень выгодном положении.

Машина затряслась, провалившись в канаву. Какое-то время двигатель работал вхолостую, потом нос машины задрался и она выбралась наверх. «Практичные» рассуждения Рупа выводили Оливию из себя, но она подавила гнев и спросила:

— Куда вы везете меня? И зачем?

— В одно местечко, о котором знаю только я, — неопределенно ответил Руп, огибая большой валун. — По правде говоря, мы уже почти приехали. Это что-то вроде охотничьего домика. — Внезапно он расхохотался, дико, явно не контролируя себя. — Забавно! Теперь охотятся на меня! — он протянул руку и прибавил звук ком-связи.

. Прислушавшись, Оливия быстро поняла, что их в самом деле ищут. Женский голос докладывал Стеллу:

— Прошу прощения, генерал, но от спутниковой системы, как обычно, мало толку. Пока я ничего не обнаружила, но буду продолжать поиски.

— Хорошо, — ответил Стелл. — Спасибо за помощь, ком-техник Чу. Свяжитесь со мной немедленно, как только что-нибудь выяснится. Конец связи.

От звука его голоса у Оливии потеплело в груди. Она вспомнила, как он брел по воде, пробираясь к ней… как раз перед тем, как она провалилась во тьму. Значит, они ее ищут. Может, можно как-то им помочь? Руп, между тем, снова убавил громкость.

— Они просто из кожи вон лезут. Весь песок готовы перелопатить, — он усмехнулся, глядя в зеркало. — Хотелось бы знать, ради кого они стараются — ради меня или ради подружки генерала? Теперь, когда ваш отец мертв, может, генерал займет его место? Или это планировалось с самого начала?

От гнева у Оливии потемнело в глазах. Однако она впилась ногтями в ладони, и боль помогла ей взять себя в руки. Не нужно думать о Рупе, он того не стоит. Нужно думать о том, как выбраться. Наверняка что-то можно сделать.

Она внимательно огляделась. По-видимому, это была одна из тех машин, которые Руп использовал, чтобы потихоньку провезти роннанцев в гараж сената. Вдоль обоих бортов заднего отделения тянулись скамьи, а посредине лежал связанный веревкой узел с каким-то снаряжением. Оливия дождалась момента, когда ухабистая дорога полностью завладела вниманием Рупа, очень осторожно сунула руку в узел и начала рыться в нем, пока не наткнулась на что-то металлическое, цилиндрической формы. Оливия попыталась на ощупь определить, что это. В конце концов она бросила короткий взгляд вниз и тут же подняла глаза, прежде чем Руп успел что-либо заметить. То, что она держала в руке, оказалось секцией разъемного палаточного шеста, длиной около двух футов. С одной стороны металлический цилиндр был заострен, а с другой имел углубление, в которое вставлялась следующая секция. Не слишком хорошее оружие, решила Оливия, но все же лучше, чем ничего.

Руп свернул на узкую, сильно заросшую дорогу, и машина поехала медленнее. Впереди показался стандартный купол серо-коричневого цвета. Он стоял примерно посредине склона узкого ущелья, прикрытый сверху небольшим выступом. Разглядеть его с орбиты наверняка просто невозможно. Оливия засунула палаточный шест в правую штанину комбинезона, почувствовав, как металл холодит ногу. Как только машина подпрыгнула в последний раз и остановилась, Оливия втиснула заостренный конец шеста в сапог.

Руп выключил двигатель, подошел к заднему отделению машины и открыл дверцу. В руке он держал маленький, стреляющий иглами пистолет.

— Приехали, — сказал он. — Вылезайте, да побыстрее. Мне нужно тут кое с кем повидаться.

Выпрямиться в машине было невозможно, и Оливии пришлось согнуться, вылезая из нее. Она молилась, чтобы Руп не заметил шеста, но беспокоилась напрасно. Он почти не обращал на нее внимания, нервно оглядываясь по сторонам, как будто ожидал, что кто-то вот-вот выпрыгнет из-за ближайшей скалы. Насколько Оливия могла судить, причин для таких опасений не было. Вылезая из машины, она подумала, не стоит ли упасть, выхватить шест и воткнуть его Рупу в сердце, когда он наклонится, чтобы помочь ей. Но он уже был в нескольких шагах от машины.

— В купол! — приказал он, взмахнув пистолетом.

Пока они шли к куполу, Оливия сказала:

— Это глупо, Аустин. Я не виню вас за то, что произошло. Я не согласна с вами, это правда, но, по-моему, вы были искренни. Не вижу причин, почему бы нам не остаться друзьями. Проще говоря, почему бы вам не отпустить меня? На вас ведь нет никакой вины.

Руп ехидно рассмеялся:

— Будьте же серьезны, Оливия. Я знаю вас лучше, чем вы думаете. Во-первых, вы убили бы меня, будь у вас такая возможность. А во-вторых, вы нужны мне на случай, если объявится ваш любовник со своими игрушечными солдатиками. Нет, вы останетесь здесь до сумерек, до того момента, пока маленький быстроходный корабль приземлится тут неподалеку и заберет меня, — он криво улыбнулся. — По счастью, у меня нет привычки ставить все на одну карту. Я заранее позаботился и о других укромных местечках. Так что наберитесь терпения. Вам придется еще на некоторое время составить мне компанию.

Она пожала плечами:

— Согласитесь, попытаться стоило.

Когда они добрались до купола, Руп набрал комбинацию на панели замка, и дверь открылась. Изнутри пахнуло жаром. Как только они вошли, автоматически вспыхнул свет и зажужжал кондиционер. Как и большинство уединенных строений на Фригольде, купол получал энергию от солнечных батарей; обилие солнца позволяло накопить ее достаточно, чтобы хватало и на ночь, и на ненастные дни.

— Сядьте вон там, — Руп кивком указал на закуток, отгороженный в дальней части купола.

Пересекая просторную комнату, Оливия заметила развешенные по стенам трофеи, а на полу шкуры животных. Руп, видимо, и в самом деле использовал этот купол как охотничий домик. «Значит, тут должно быть и оружие», — подумала она, внимательно осмотрела стены, но ничего не обнаружила. Она уселась под массивной головой песочника. Эти звери немного напоминали земных кабанов, хотя были гораздо крупнее. У того, что висел над головой Оливии, зубы были оскалены в вечном рычании, в трех красных глазах застыла злоба, а два бритвенно-острых клыка, изогнутых вверх и в стороны, Руп использовал как вешалку. Сейчас на ней болталось несколько потрепанных старых шляп.

Тем временем Руп повел себя немного странно — замер, обшаривая взглядом комнату. Внезапно сердце Оливии бешено заколотилось. За спиной Рупа возникло какое-то движение! Так и есть, из простенка вышел на свет роннанец.

38
{"b":"7196","o":1}