ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты меня ищешь, сенатор? — негромко спросил он.

Руп резко повернулся, поднял пистолет и… увидел направленный на него ствол лазерного ружья. Он побледнел и опустил руки.

— Мудрое решение, сенатор, хотя оно совсем ненадолго отсрочит твою смерть. Но прежде чем ты умрешь, хотелось бы услышать от тебя подтверждение того, о чем я уже догадываюсь, основываясь на самом факте твоего появления здесь. Как я понимаю, миссия провалилась?

Не говоря ни слова, Руп кивнул. По его лицу ручьями стекал пот.

— Так я и думал, — печально сказал роннанец. — Жаль, очень жаль. Фиг был прекрасным офицером. Я почти уверен, что план Совета сработал бы, если бы не появились наемники. И именно ты допустил, чтобы это произошло.

Теперь Рупа сотрясала крупная дрожь.

— Я не… не знаю, кто вы такой, но уверяю вас, я… я сделал все, о чем просил Фиг. Умоляю, пощадите меня.

— Мерзкий тип, не правда ли? — спросил роннанец, впервые обращаясь к Оливии. — Мне очень жаль, но вам придется умереть вместе с ним. Не стоило отправляться на прогулку в такой плохой компании. — Не дожидаясь ответа, он начал обходить вокруг Рупа, точно так, как это делал Фиг той ночью в пустыне. — Может, тебе, человек, будет интересно узнать, что я член роннанского корпуса наблюдателей. Что, ломаешь голову над тем, как я тут оказался? Сейчас получишь ответ на этот вопрос. Нам уже давно известно о том, как ты планировал сбежать в случае неудачи. Ты ведь не единственный предатель-человек, услугами которого мы пользуемся. Но хватит об этом. Моя работа состоит в том, чтобы наблюдать и изучать. Таким образом мы никогда дважды не повторяем своих ошибок. К несчастью, именно на мою долю выпало проинформировать Совет Тысячи о том, что выяснилось во время этой нашей операции. Мой доклад доставит им мало удовольствия, — роннанец остановился, сверля Рупа взглядом. — И все же одна незначительная деталь наверняка заставит их улыбнуться — описание твоей гибели.

С ужасающей медлительностью роннанец поднял ружье на уровень груди. Когда Руп понял, что смерть неизбежна, в его глазах промелькнуло и тут же исчезло нечто, не выразимое словами. Луч голубой энергии снес ему голову с плеч и пробил дыру в стене за его спиной. Проникший сквозь нее солнечный луч упал на распростертое на полу тело. Пока чужеземец стоял, без малейшего сожаления глядя на него, Оливия на цыпочках подкралась к нему сзади и, держа шест обеими руками, со всего маху всадила его в то место, где голова переходила в шею. К ее удивлению, шест вошел почти без сопротивления. Наблюдатель содрогнулся, выгнул спину, вскрикнул и нажал пальцем на пусковой крючок. Последовала новая вспышка, и в полу образовалась еще одна дыра. Потом он зашатался и рухнул рядом с Рупом.

Первой реакцией Оливии было изумление. Как это ей удалось? Она присела на корточки рядом с чужеземцем, уже почти уверенная в том, что он мертв, но полная решимости удостовериться окончательно. Да, так и есть. Оливия никогда не слышала о том, чтобы роннанские женщины принимали участие в боевых действиях. Может, по понятиям роннанцев такое вообще невозможно? Тогда, наверно, именно этим объясняется то, что он недооценил, какую потенциальную угрозу представляет собой Оливия. Ну, как бы то ни было, она справилась. И странное дело. Глядя на распростертые тела, она не испытывала ни сожаления, ни раскаяния. Только чувство удовлетворения, больше ничего. Оливия повернулась и, не оглядываясь, вышла из купола. Забралась в машину, включила ком-связь и попросила помощи. Спустя всего несколько секунд она уже разговаривала с взволнованной связисткой. По ее совету перевела ком-связь в режим передачи и стала ждать, пока ее найдут. И тут хлынули слезы. Оливия оплакивала мать, отца и в конечном счете саму себя. В таком состоянии спустя час Стелл и нашел ее.

Глава шестнадцатая

«Со времени сражения в сенате прошло две недели. Достаточно, чтобы подготовиться — настолько, насколько это вообще возможно», — мрачно подумал Стелл. Несмотря на все потрясения и множество обычных проблем типа сезона дождей, удалось очистить достаточно термиума, чтобы расплатиться с «Интерсистемс» и даже кое-что оставить про запас. Если, конечно, они смогут доставить его на Фабрику, а это будет нелегко. Предстояло в целости и сохранности провезти очищенный термиум через пространство огромной протяженности, продать его, а потом еще добраться и до «Интерсистемс». На пути их могут поджидать пираты и роннанцы, а ведь еще надо принять в расчет вероятность природных катаклизмов.

Стелл перевел взгляд на боевой дисплей, стоящий на столе в кают-компании, и вздохнул. Он устал, все остальные тоже, и это начинало сказываться. Вот, пожалуйста, у него только что произошла словесная перепалка с капитаном Бойко. Предложенный Стеллом порядок расположения кораблей во время полета на Фабрику не вызвал у нее одобрения, а она была не из тех, кто выбирает выражения, высказывая свое мнение.

— Вы, конечно, старше меня по званию, генерал, но, Бог мой, не забывайте: я командовала этим кораблем, когда вы еще учились в Академии. И вообще, с каких это пор вы стали экспертом в области навигационной тактики?

С этими словами она вихрем вылетела из кают-компании и умчалась на капитанский мостик, где пока еще правят офицеры-навигаторы, а не сухопутные крысы.

Стелл снова посмотрел на экран боевого дисплея — сейчас на нем была предполагаемая схема расположения кораблей, — пытаясь обнаружить в ней недостатки и не находя их. Общепринятые штампы традиционной навигационной тактики требовали в каждой конкретной ситуации соответствующего порядка расположения кораблей. В частности, если стоит задача доставить ценный груз, то корабли, на которых он находится, плотно группируются таким образом, что их защитные экраны смыкаются, делая проникновение внутрь отряда практически невозможным. Приданные грузовым судам корабли сопровождения обеспечивают дополнительное прикрытие. Такой подход, предписываемый традиционной навигационной тактикой, кажется вполне логичным и во многих случаях прекрасно срабатывает. Однако, хотя на первый взгляд и их ситуация выглядела хрестоматийной, Стелл был убежден, что в данном случае действовать нужно иначе.

Почему? Да хотя бы потому, что враг ожидает от них именно стандартного подхода. Значит, нужно придумать что-то новенькое, решил Стелл, и… навлек на себя гнев Бойко. Он смотрел на схему, и она ему по-прежнему нравилась. Потом вспомнились слова Строма: «Больше половины победоносных войн — результат чистого везения». Ну и нечего больше голову ломать. Стелл удовлетворенно откинулся на спинку кресла и стал вспоминать все, что ему известно о месте их назначения.

Расположенная неподалеку от границы Империи Фабрика была планетой, целиком отданной во власть тяжелой индустрии. Жить там было практически невозможно. Местные флора и фауна давным-давно погибли, став жертвами токсичных выбросов. Это никого не волновало, поскольку никто не рассматривал Фабрику как свой дом. Промышленные предприятия, которыми была нашпигована планета, обслуживались роботами, а в научных лабораториях люди работали исключительно на контрактной основе, по очереди сменяя друг друга — полгода на Фабрике, полгода за ее пределами. Планета была внесена в список миров, пребывание на которых опасно для жизни, но там хорошо платили, плюс бесплатный проезд, плюс беспрецедентные меры безопасности — тщательно изолированные и защищенные от вредных воздействий служебные и жилые помещения.

Фабрика в больших масштабах производила тяжелые металлы, химикалии, радиоактивные изотопы и все прочее в том же духе, что Империи требовалось, но производством чего она не желала загрязнять свои внутренние планеты. Как раз в таком месте лучше всего можно было найти применение термиуму, заменив им менее жаростойкие материалы везде, где возникала необходимость. И даже если термиум в комбинации с другими веществами создаст смертоносные токсичные отходы что с того? На планете и губить-то нечего. Когда-нибудь, когда все природные ресурсы Фабрики истощатся или планета окажется слишком далеко в стороне от торговых путей Империи, ее попросту забросят, и она превратится в безжизненный монумент потребительского отношения человека к жизни.

39
{"b":"7196","o":1}