ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стелл и Мюллер, в свою очередь, вежливо простились с ним. У самого выхода в шлюзовую камеру Нарс сказал:

— Ну, все было очень мило, джентльмены. Желаю вам удачи, но помните — на этом моя ответственность заканчивается. Есть кое-кто, страстно желающий добраться до ваших денег, и вы сами должны позаботиться о том, чтобы с ними ничего не случилось, — с этими словами он надел шлем, помахал им рукой и скрылся в шлюзовой камере.

Стелл и Мюллер обменялись взглядами. Стелл почувствовал, как по спине пробежал холодок. Вне всякого сомнения, Нарс знал, что должно было произойти, и заранее прояснил свою позицию, чтобы исключить всякие претензии со стороны закона. И снова на память Стеллу пришел капитан Джоунс со своим предостережением. Внешний люк открылся, Нарс вышел. Боже, скорее бы добраться до шаттла и взлететь! Однако прежде автобус должен доставить их в космопорт, а пока все, что в их силах, это подготовиться к худшему и надеяться на лучшее.

— Ну, в путь, — сказал Стелл, обращаясь к Стиксу. — И будьте готовы ко всему.

— Превосходный совет, генерал, но… немного запоздалый.

Резко обернувшись, Стелл увидел леди Альманду Кансе-Джоунс, все такую же невероятно прекрасную. Рядом с ней возвышался Автостраж ростом в шесть с половиной футов. Оба только что вышли из женского туалета в задней части салона. Наверняка там им было чертовски тесно.

Стикс про себя выругался. Так получилось, что на этот раз с ним не послали ни одной женщины, и ему не пришло в голову обыскать женский туалет. И что теперь? Теперь они нарвались на Автостража. Вместо головы у него была небольшая орудийная башня, вместо рук — энергетическое оружие; это был родной братец Автовоина, который спас их во время засады зоников. В такой ситуации оставалось одно: выполнить все требования Альманды. Против Автостража у них не было никаких шансов.

Леди Кансе-Джоунс улыбнулась своей совершенной улыбкой:

— Расслабьтесь, генерал, все равно вы ничего сделать не сможете. Надеюсь, вы будете благоразумны, иначе нашим маленьким металлическим друзьям придется всю ночь смывать со стен то, что от вас останется. Ну а теперь просто стойте там, где стоите; это относится и к вашим людям. Мой помощник освободит вас от этого грязного старого ящика, и мы отправимся своей дорогой.

Автостраж подошел к ящику, весившему не меньше двухсот фунтов, и поднял его с такой легкостью, точно это была дамская сумочка.

— Итак, — угрюмо сказал Стелл, — «Интерсистемс» в конце концов решила действовать в открытую.

— В открытую? — с видом притворного удивления повторила Кансе-Джоунс. — А, понятно. Ну, на данный момент, пожалуй, да, — она надула алые губки, повела взглядом по сторонам и добавила с видом заговорщицы. — Боюсь, однако, что это так и останется нашим маленьким секретом, поскольку спустя несколько часов все вы будете мертвы.

— Мертвы? — побледнев, переспросил Мюллер.

— Боюсь, что да. — Она вытащила маленький бластер и прицелилась в них. Тяжело ступая, Автостраж зашагал к люку шлюзовой камеры. — Генерал, без сомнения, сумеет доставить нам массу хлопот, если оставить его в живых. Как покойник он устраивает меня гораздо больше. Это и ко всем вам относится. Какое чудовищное стечение несчастливых обстоятельств! — добавила она, изображая огорчение. — Автобус доблестного генерала Стелла ломается… а тут еще и рация не работает. В надежде на помощь он со своими спутниками выходит наружу. К несчастью, людей можно найти только в космопорту, на расстоянии более ста миль. А поскольку генерал и его люди уже целый день провели в своих костюмах, воздуха там осталось всего на несколько часов, и они просто задохнулись на поверхности Фабрики. Или здесь, в автобусе, если вам так больше нравится, — она улыбнулась. — Мне это, в общем-то, безразлично. В любом случае, они будут найдены мертвыми, а деньги исчезнут.

— Просто ради любопытства, скажите, что Нарс будет иметь со всего этого? — спросил Стелл.

Леди Кансе-Джоунс холодно улыбнулась.

— Премию… и, скорее всего, существенное повышение по службе при очередном перезаключении контракта. Вам бы следовало задать этот вопрос его боссу.

Стелл почувствовал, что внутри у него похолодело.

— И кто же его босс?

Она рассмеялась:

— «Интерсистемс Инкорпорейтед», конечно. Кто же еще? Им принадлежит часть Фабрики, как известно. — Увидев выражение лица Стелла, Альманда с притворным сочувствием покачала головой.

Альманда вошла в шлюзовую камеру, и Мюллер застонал. Люк уже начал закрываться, когда она воскликнула:

— Ох, совсем забыла! Я взяла на себя смелость известить ваши корабли о том, что вы задержитесь тут до завтра. Пока! — На последнем слове люк закрылся.

— Дерьмо! Вы заметили? — спросил Стикс. — На ней нет защитного костюма!

И только сейчас, к собственному стыду, Стелл понял, что Стикс прав. Кансе-Джоунс вышла в отравленную атмосферу без защитного костюма, а он даже не обратил на это внимания. Стелл бросился к окну. Снаружи уже разгорался день, и — да, там она и стояла, как будто ожидая, что он посмотрит в окно. И даже помахала ему рукой. Сказала что-то Автостражу и вслед за ним направилась к аэрокару. Спустя несколько мгновений он взлетел, устремился к небу и исчез.

— Что, черт возьми, происходит? — спросил Мюллер, переводя взгляд со Стикса на Стелла и обратно.

Стелл вздохнул:

— Просто два робота обчистили нас до нитки… вот и все.

— Два робота? — непонимающе повторил Мюллер и вдруг хлопнул себя по лбу. — Вы имеете в виду, что она… то есть оно… робот? Именно поэтому она смогла выйти наружу без защитного костюма?

Стелл кивнул. Мюллер застыл, переваривая эту новость. Как и Стелл, впервые он увидел Альманду в тот день, когда она выступала перед сенатом. И с тех пор она играла главную роль в… ну, фантазиях определенного сорта, скрашивающих ему скучные моменты жизни. Наверно, с роботом все это должно происходить иначе. Или точно так же? Он засмеялся. И вслед за ним расхохотались и Стелл, и солдаты.

Но смех скоро оборвался. Все думали об одном и том же — есть ли выход из создавшейся ситуации? «Должен, должен быть», — сказал себе Стелл, хотя в это плохо верилось. В любом случае, без борьбы они не сдадутся.

— Ладно, парни, давайте выбираться, — сказал Стелл. — Сержант Стикс, посмотрите, правда ли, что машина вышла из строя. А вы, капрал Гомес, займитесь рацией. Остальные проверьте свое снаряжение. Думаю, в ближайшее время у нас возникнет желание прогуляться.

Нервно усмехаясь, солдаты занялись проверкой оружия и защитных костюмов.

— Ну, выходит, капитан Джоунс был прав, — сказал Мюллер.

— Похоже на то, — согласился Стелл. — Теперь я понимаю, зачем Нарс вызвал Джоунса: чтобы у нас не возникло ни тени сомнения в законности нашей с ним сделки. А потом позаботился о том, чтобы все произошло уже после того, как он выполнил свои официальные обязанности. Он даже посоветовал нам получше охранять свое добро. И я ничуть не сомневаюсь, что его магнитофон был включен, когда он произносил эти слова.

Мюллер с убитым видом кивнул в знак согласия.

— Это все я виноват; мне следовало догадаться.

Стелл фыркнул:

— Дерьмо! Они просто перехитрили нас, вот и все. Но игра еще не окончена.

Эти слова явно приободрили Мюллера. Вскоре вернулся Стикс.

— Никакой неисправности я не обнаружил, сэр, — доложил он, — но и ручного управления тоже. Выходит, нельзя проверить, работает двигатель или нет.

— Ну какая разница! Важно, что мы не в состоянии заставить машину двигаться, — ответил Стелл.

— Рация определенно сдохла, сэр, — сообщил Гомес.

— И просто чтобы сделать ситуацию еще чуть более интересной, — вмешался Миллер, — хочу обратить ваше внимание на то, что воздух заметно ухудшается.

Внезапно Стелл почувствовал, что и впрямь стало труднее дышать.

— Ладно, загерметизируйте костюмы, — приказал он. Очевидно, Кансе-Джоунс и Нарс почему-то хотели, чтобы они погибли именно снаружи. — Если я когда-нибудь доберусь до Нарса, — пробормотал он себе под нос, — им сразу придется позаботиться о силачах, чтобы тащить его гроб. Или, может, лучше подойдет робот-подъемник?

45
{"b":"7196","o":1}