ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава двадцатая

Стелл пришел в себя от адской головной боли. Но мало того — кто-то вдобавок тряс его за плечо, громко называя по имени.

— Марк… Просыпайся… Кислородное голодание не повод, чтобы валяться целый день.

Внезапно ему и впрямь захотелось очнуться с одной-единственной целью: узнать, кто его мучитель и прикончить его. Он открыл сначала один глаз, потом другой. И увидел, что над ним склонилась его бывшая подружка и будущий лейтенант Саманта Анне Моузли. На ее губах играла безжалостная улыбка.

— Ну наконец-то, — заявила она. — Лично я даже не подумала купиться на всю эту болтовню о том, что у тебя кончился воздух. По-моему, ты просто страдаешь с похмелья.

Стелл со стоном сел, свесил с койки ноги и огляделся. Так, все ясно. Он находился в своей каюте на борту «Зулу», а ведь ему снилось… Да, что он лежит в открытой могиле, не в силах пошевелиться, и роботы сыплют руду ему на грудь. С каждым взмахом их лопат она давила все тяжелее, и в конце концов он уже не мог больше дышать. Черт, неизвестно, что хуже — сон или пробуждение. Он встал, бросив на Сэм убийственный взгляд. Без толку. Она задымила своей сигаретой и откинулась в кресле.

Стелл прошаркал в ванную комнату, ополоснул лицо и уставился в зеркало, разглядывая свои налитые кровью глаза. Значит, он пока жив. Удостоверившись в этом немаловажном факте, Стелл порылся в своем вещмешке, нашел обезболивающие таблетки, проглотил сразу четыре и запил водой. Вернулся в каюту, сел на койку и принял из рук Сэм чашку кофе, над которой вился пар. Сделал глоток и с удовольствием почувствовал, как тепло проникает в желудок и растекается по всему телу.

— Ты, — прохрипел он, — просто садистка.

— А ты, — со всей серьезностью ответила она, — едва не угодил на тот свет. Я чуть с ума не сошла из-за тебя.

— Позволь я расскажу, как все это происходило. Я едва не умер… и чтобы показать свою заботу… ты принялась терзать меня.

— Отчасти, — признала Сэм. — Но так уж вышло, что кто-то должен принять несколько важных решений, а именно тебя тут называют генералом.

Внезапно воспоминания нахлынули на него. Стелл покачал головой.

— А нужно бы называть идиотом, — сказал он.

— Да будет тебе. Это могло произойти с кем угодно. И уж конечно, без тебя вряд ли все они выбрались бы оттуда живыми. Мне не очень-то по душе признавать это, но… Здорово придумано — использовать грузовой контейнер. И не одна я так считаю. Послушать Мюллера, ты просто гений. Так или иначе, у нас появился шанс поправить свои дела, — Сэм встала. — Через полчаса в кают-компании будет совещание… Ты как, в состоянии?

Он кивнул.

— Приду.

— Хорошо, — улыбнулась Сэм.

Наклонилась, нежно поцеловала его в щеку и ушла.

За отведенные ему полчаса Стелл тщательно выбрил лицо и голову, надел чистую форму, съел огромный сэндвич и выпил чашку стимулирующего напитка. И почувствовал себя не то чтобы превосходно, но гораздо лучше.

Как говаривал Бык Стром: «Сынок, чтобы почувствовать себя хорошо, нужно время от времени чувствовать себя плохо».

Когда он вошел в кают-компанию, старшина Флинн рявкнула:

— Встать!

Все тут же вскочили и замерли по стойке «смирно». Все, за исключением Вилсона Нарса. Тот сидел, с трудом втиснувшись в кресло и с унылым видом разглядывая пол у своих ног.

Стелл кивнул Флинн и провел рукой по старой дубовой стойке. При виде Нарса он позволил себе удовлетворенно улыбнуться. «Кто-то не сидел сложа руки», — подумал он и опустился в кресло.

— Вольно, — сказал Стелл, и все начали усаживаться на свои места.

Здесь собрались Бойко, Нишита и Кост, а также Сокол с парочкой своих ведущих пилотов, майор Ванг, Саманта и Мюллер. Остальные места занимали старшие офицеры. Отлично. Все, кто должен, присутствовали, а это значит, что никто всерьез не пострадал. Стелл не стал спрашивать, как закончилось сражение с пиратами — обращенные к нему улыбающиеся лица говорили понятнее всяких слов. Ясное дело, они одержали победу и полетели прямо на Фабрику, как им и было приказано.

Когда все уселись, слово взял Мюллер.

— С вашего позволения, генерал, я хотел бы объявить совещание открытым.

— Рад видеть вас, Ханс, — с улыбкой ответил Стелл. — Конечно, открывайте совещание. Хотя вообще-то мне казалось, что тот, кто привык считать денежки, больше склонен выступать не в начале, а в конце. — Мюллер засмеялся, вслед за ним и остальные. — Еще пару слов, прежде чем вы начнете. Хочу поблагодарить вас и сержанта Стикса за то, что вы спасли мне жизнь.

Мюллер залился краской, не отрывая взгляда от крышки стола. Флинн ткнула явно смущенного Стикса под ребро, отчего он и вовсе смешался. Стелл заметил эту маленькую сценку и улыбнулся, вспомнив, о чем Бойко рассказывала ему, пока он расправлялся с сэндвичем.

Она подробно описала, как Мюллер со Стиксом, задыхаясь, потому что у них самих кончился кислород, тащили его через весь огромный трюм грузового судна; как, отказываясь покориться, казалось, неизбежному, они снова и снова пытались открыть люк шлюзовой камеры и как в конце концов Он поддался, и тогда они первым втолкнули в камеру Стелла. Вспомнил, как пришел в себя, вдыхая чистый кислород через маску, прикрывающую нос и рот, и увидел склонившееся над собой удивленное лицо капитана грузового судна. Вспомнил, как пообещал оплатить причиненный ущерб, как вскоре после этого оказался на борту «Зулу», как его накачали снотворным, которому он был обязан десятичасовым сном и головной болью…

Мюллер откашлялся и поднял взгляд от крышки стола.

— Спасибо, генерал… но, как всем известно, мы со Стиксом были бы мертвы… да и остальные тоже… если бы не вы. Поэтому благодарить надо вас… Ладно, перейдем к делу. У нас осталась еще одна проблема. Вот, послушайте, — он достал магнитофон, положил его на стол перед собой и включил. Голос леди или, точнее говоря, робота Альманды Кансе-Джоунс заполнил комнату. Мюллер на мгновение выключил магнитофон. — Вы подали мне идею, генерал, когда предположили, что Нарс продолжал вести запись уже после окончания переговоров. Я подумал, что, черт возьми… Что могу не хуже него сыграть в ту же самую игру.

Стелл улыбнулся. А Мюллер, оказывается, человек находчивый.

Потом они слушали в изложении Кансе-Джоунс, как планировалось убить Стелла и его спутников. Сообщение о том, что Нарс работает на «Интерсистемс» и согласился принять участие в осуществлении этого замысла, тот воспринял с виду безразлично. Когда запись закончилась, все взгляды обратились на него. Нарс улыбнулся.

— Мне нечего сказать, кроме того, что все это ложь. Кто поверит роботу, в самом деле? Эта самовлюбленная груда хлама, очевидно, совсем свихнулась.

Мюллер покивал с видом притворного сочувствия.

— Неплохая линия защиты, администратор Нарс. Однако я тут немного пошарил в памяти компьютера и обнаружил интересные прецеденты. Оказывается, имперские суды часто принимают свидетельства роботов… после проведения полноценной диагностической процедуры, подтверждающей, что они функционируют нормально. Не думаю, чтобы у Кансе-Джоунс возникли проблемы с функционированием. Нам обоим прекрасно известно, что Кансе-Джоунс всего лишь программный продукт. Уверен, детальная проверка подтвердит, что ее программа была составлена несколько… необычно; к примеру, в ней отсутствует запрет на убийство человека. Все это вряд ли привлечет симпатии к вашей компании. Всех, естественно, заинтересует вопрос, какие роботы могут убить человека, а какие — нет. Известно, что Автостража можно рассматривать как потенциального человекоубийцу, но никому не хочется умереть от рук, скажем, Автолакея. Как бы то ни было, думаю, вы не станете возражать, что как робот класса десять Кансе-Джоунс обладает высоко развитым интеллектом, почти не уступающим человеческому. Суд наверняка отнесется к ее показаниям с большим вниманием. Более того, суд обладает правом полностью просканировать ее память. Спорю, они будут в восторге от некоторых бесед с вашим участием. И знаете почему? Потому что память роботов не столь капризна, как человеческая, и каждое запечатленное в ней слово равносильно факту. Убежден, что даже имперский суд, несмотря на все потуги адвокатов «Интерсистемс», признает вас виновным в попытке убийства.

49
{"b":"7196","o":1}