ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Центр тяжести
Рожденная быть ведьмой
Русалка высшей пробы
Корона Подземья
Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ
Последняя девушка. История моего плена и моё сражение с «Исламским государством»
Unfu*k yourself. Парься меньше, живи больше
Преломление
Секреты спокойствия «ленивой мамы»
A
A

Нужно было как можно быстрее использовать преимущества ситуации, не дав Малику возможности прийти в себя и подтянуть новые силы. Солдаты двинулись вперед, но командиры не выкрикивали приказы, как обычно, а отдавали их почти шепотом, словно опасаясь потревожить повисшую вокруг тишину. Вскоре, однако, эта странная зачарованность была разрушена. Вначале прозвучал одиночный выстрел, потом раздался взрыв, а чуть позже прокатился грохот массированного огня. Не успел Стелл всерьез обеспокоиться, как стрельба начала ослабевать и вскоре совсем прекратилась.

У самого административного комплекса их не встречал никто. Это был хороший знак, и в душе Стелла затеплилась надежда. А когда они вошли в здание и начали подниматься по ступенькам, по-прежнему не встречая никакого сопротивления, он окончательно воспрянул духом. Теперь он не сомневался, что они одержали победу. Это удивило Стелла — он-то предполагал, что Малик станет сражаться за каждый дюйм административного комплекса. Но фортуна не любит, когда ей надоедают расспросами. Нужно просто не расслабляться и все время быть настороже. Стелл приказал Флинн разослать разведчиков и оцепить комплекс.

Появился Мюллер, гоня перед собой Нарса. Расспросив администратора, Стелл послал людей в те помещения, где могли храниться ценности. В некоторые, особо секретные комнаты пришлось пробиваться с помощью взрывов. Наконец отовсюду начали стекаться солдаты, неся контейнеры самого разного вида и объема. Мюллер проверял каждый, по большей части разочарованно качая головой, но время от времени радостно потирая руки. Контейнеры, удостоившиеся такого благословения, складывали на пустой платформе, которая должна была доставить их к кораблю. Отвергнутые бесцеремонно сваливали большой грудой под логотипом «Интерсистемс», изображенном на одной из стен. «Еще немного, — подумал Стелл, — еще чуть-чуть. Потом мы загрузимся в корабли и уберемся отсюда к чертовой матери». Он просто не мог дождаться, когда это произойдет.

— Генерал… Этот капрал говорит, что нашел кое-что, на что вам следует взглянуть, — ворвался в сознание голос Мюллера.

Рядом с ним стоял человек средних лет с нашивками капрала, чье лицо показалось Стеллу смутно знакомым. Он пригляделся повнимательней. Ну конечно! Эти маленькие карие глазки и большой красный нос могли принадлежать только одному человеку.

— Это вы, сержант Дискерсон?

— Капрал Дискерсон, сэр, — явно смущаясь, ответил тот.

Стелл вопросительно поднял бровь:

— Пьянство?

— Да, сэр, — печально закивал Дискерсон.

Стелл удивленно покачал головой. Он лично производил Дискерсона в сержанты, по крайней мере, три раза.

— Знаете, Дискерсон, если бы не пьянство, вы бы уже наверняка были генералом.

Дискерсон широко ухмыльнулся:

— Выходит, хорошо, что я пью, сэр. Ну какой из меня генерал?

Стелл засмеялся и спросил:

— Так что случилось?

— Идите за мной, генерал, — уверенно заявил Дискерсон. — Вам понравится то, что вы увидите.

Стелл так и сделал. В сопровождении старшины Флинн и своих телохранителей он вслед за Дискерсоном поднялся на два лестничных пролета, прошел через три взорванных двери и оказался в большом помещении, очень напоминающем командный центр.

— Сюда, генерал, — позвал Дискерсон.

Стелл подошел к нему и увидел.. Малика. Тот был мертв — глаза выпучены, лицо посинело, горло стискивают сильные металлические пальцы, принадлежащие леди Альманде Кансе-Джоунс. Больше она не выглядела прекрасной. Пластиковая плоть ее лица растаяла от выстрела энергетического пистолета, все еще зажатого в руке Малика, обнажив остов из сплава металла и пластика. В этом зрелище было что-то непристойное. Уцелели лишь губы, изогнутые в подобии улыбки.

Глава двадцать третья

Ком-техник Чу проводила взглядом «Гнездо», исчезнувшее в гиперпространстве. Ужасно жаль, что Соколы улетели, но они получили новое предложение, а Фригольд не имел возможности оставить их у себя на постоянной основе. «Ладно, — подумала Чу, пробегая взглядом по выстроившимся перед ней мониторам, — дела и без них определенно идут на лад. Капитан Бойко в значительной степени залатала дыры орбитальной спутниковой системы. Кроме того, на орбите теперь кружат бригадные транспортники и пиратский разрушитель». Чу положила ноги на консоль, с довольным видом откинулась в кресле и отпила глоток чая. К ее огромному удовлетворению, он еще не остыл.

Старшина Флинн и сержант Стикс в дружеском молчании сидели бок о бок в кафе на открытом воздухе. Позади них были в беспорядке разбросаны купола и здания Первого. Перед ними до самого мерцающего купола сената тянулся чистый песок. Сезон дождей только что закончился, лето с его жарой еще не наступило, и воздух был теплым и ароматным. Время от времени то Стикс, то Флинн наполняли стаканы из стоящей на столе бутылки. В общем, оба просто радовались жизни или, если угодно, ловили момент.

Наконец Стикс нарушил молчание:

— Ну, старшина, и что дальше?

Флинн пожала плечами:

— Надеремся?

— Я не о том, — ответил Стикс. — Я имею в виду, что вы собираетесь делать? Будете увольняться?

Флинн рассмеялась.

— Я? Ты, наверно, шутишь?

Помолчав, Стикс спросил:

— Значит, остаетесь?

Флинн плеснула в свой стакан еще немного виски и сделала глоток.

— Наверно… Генерал говорит, что не станет расформировывать бригаду. Время от времени можно будет даже подработать где-нибудь на стороне, сказал он. Чтобы не выходить из формы, — она устремила взгляд на далекий горизонт. — Теперь нам есть за что сражаться и есть куда возвращаться. А ты что решил?

Стикс перевел взгляд на сенат, поблескивающий в солнечных лучах. Перед ним возвышался монумент, возведенный в честь старшины Комо и других погибших во время нападения роннанцев. Перед тем как засесть в кафе, Стикс и Флинн отдали дань уважения покойным друзьям и товарищам.

— Вообще-то хотелось бы иметь и другой дом, кроме бригады. Но это может подождать… И потом, кто-то ведь должен болтаться поблизости, чтобы вам было на кого обрушивать свою ругань.

Флинн явно была довольна услышанным, но насмешливо фыркнула, чтобы скрыть это.

— Ну и что мы будем делать, старшина, если все же кто-то решится напасть на Фригольд? — с ухмылкой спросил Стикс.

Флинн улыбнулась и подняла свой стакан.

— Ну, то же, что всегда, Стикс, — надерем им задницы!

Теплый, напоенный ароматом цветов ветерок рябил поверхность озера, шевелил волосы Оливии и позвякивал колокольчиками, висящими по краю веранды. Их музыка очень гармонично сочеталась с игрой солнечного света на поверхности воды. Стелл пил кофе, наслаждаясь обществом Оливии и разлитой вокруг красотой.

Оливия тоже получала удовольствие от того, что видит его, что он здесь, целый и невредимый. Однако она знала, что он обеспокоен: об этом говорили и суровый прищур его глаз, и некоторая напряженность позы. Предстояло еще одно, последнее, сражение, и оно должно было произойти прямо здесь и сейчас. Легкие стычки начались еще за салатом и закусками, а потом пару раз возникали на протяжении обеда — стороны «прощупывали» друг друга. Сейчас, когда с десертом было покончено, наступил решающий момент.

— Благодарю за прекрасный обед, — сказал капитан-лейтенант Джон Поль Джоунс, вытерев льняной салфеткой губы и откинувшись в кресле.

— Ваше общество очень украсило его, капитан, — совершенно искренне ответила Оливия.

И это была истинная правда. Несмотря на небольшую словесную перепалку, Джоунс оказался очень занимательным и приятным гостем.

Его разрушитель вышел на орбиту около Фригольда днем раньше. Ни президента Брема, ни Стелла это не удивило. «Интерсистемс» обвинила Фригольд в нападении на свою штаб-квартиру, и имперские власти послали своего представителя произвести расследование. К его приезду все было уже готово.

Лишние корабли продали по сходной цене, всех, кого, возможно, будут допрашивать, проинструктировали, бортовые журналы отредактировали, компьютеры перепрограммировали и привели в соответствие с легендой тысячи других мелочей. Но все было проделано на скорую руку и вряд ли могло выдержать сколько-нибудь серьезное расследование. А уж если дело все же дойдет до суда, тут и вовсе не приходилось ожидать ничего хорошего. Попытка извлечь информацию из электронного мозга леди Альманды Кансе-Джоунс удалась лишь отчасти. Таким образом, что они имели? Мертвого робота и Нарса в качестве свидетеля, причем отнюдь не рвущегося выступать в этой роли. С такими «доказательствами» у них не было ни малейшего шанса выиграть дело. Нарсу разрешили вернуться на Фабрику, строго-настрого приказав держать язык за зубами. Скорее всего, он нарушил этот запрет, что, впрочем, почти ничего не меняло.

56
{"b":"7196","o":1}