ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стелла мучили дурные предчувствия, пока он ожидал приземления шаттла. А когда корабль вырулил на взлетно-посадочную полосу, остановился и оттуда вышел Джоунс, Стелл и вовсе растерялся, не зная, то ли облегченно вздохнуть, то ли задрожать от страха, как осиновый лист. От их короткой встречи на Фабрике осталось впечатление, что Джоунс далеко не глуп. Если он захочет, ему понадобится всего несколько часов, чтобы их легенда развалилась на части.

Но вот вопрос: чего, собственно говоря, хочет капитан?

Прошло уже больше суток, а определенного мнения на этот счет у Стелла все еще не сложилось. Джоунс задавал множество очень точно поставленных вопросов и все же в последний момент уходил в сторону, а его расследование пока ограничивалось рамками почти дружеских бесед. Тогда они решили попробовать зайти с другой стороны. По-видимому, проще всего Джоунсу было разговаривать со Стеллом, скорее всего потому, что оба они были военными. Брем нашел убедительный предлог, чтобы не присутствовать на обеде, надеясь, что обстановка виллы и общество Оливии окажут свое расслабляющее воздействие и проблема уладится ко всеобщему удовольствию.

Как будто прочтя мысли Стелла, Джоунс сказал:

— Надеюсь, вы простите, если я позволю себе завести разговор о деле, которое всех нас сейчас занимает.

— Оставьте, капитан, — ответила Оливия. — Мы здесь не придерживаемся формальностей. Налить вам еще кофе?

Джоунс покачал головой.

— Нет, Оливия, спасибо. Но если позволите, я хотел бы прояснить для себя некоторые вопросы.

— Готовы ответить со всей откровенностью, — сказал Стелл. — Что вас интересует?

Джоунс улыбнулся. Его ослепительно белые зубы удивительно красиво сочетались с темной кожей.

— Не секрет, что я прибыл сюда, чтобы во всем разобраться. Как вы либо знаете, либо догадываетесь, «Интерсистемс» обвинила Фригольд и в особенности бригаду в нападении на свою штаб-квартиру под видом пиратов и похищении крупных денежных сумм и других ценностей. Если это правда, такой поступок классифицируется как очень серьезное преступление, и Империя вынуждена будет соответствующим образом отреагировать. Как именно? Ну, к примеру, оккупировать Фригольд, наказать его руководителей и, скорее всего, вернуть планету «Интерсистемс Инкорпорейтед».

— В том случае, если это обвинение соответствует действительности, — сдержанно ответил Стелл. — А это еще нужно доказать.

Джоунс кивнул в знак согласия.

— Правильно. И, похоже, добыть доказательства будет нелегко. К несчастью, и командующий военными силами «Интерсистемс», который, как я выяснил, прежде был членом вашей бригады, и представитель компании Кансе-Джоунс погибли во время нападения на штаб-квартиру. Возможно, они могли бы пролить свет на ситуацию, — он пожал плечами. — Ну, давайте рассмотрим, правильно ли я понял, что именно произошло. После того как я покинул Фабрику, вы заключили с Нарсом сделку, отгрузили термиум и получили деньги. В этот момент группа хорошо вооруженных пиратов напала на вас, отняла деньги и оставила умирать от кислородного голодания. Вы, однако, сумели выбраться с Фабрики, догнали пиратов и вернули свои деньги. Кроме того, вы захватили их разрушитель — сейчас он на орбите вокруг Фригольда, а им оставили лишь спасательную шлюпку. После этого вы отправили одного из своих офицеров — полагаю, это была капитан Моузли — и инспектора Мюллера в земное отделение штаб-квартиры «Интерсистемс», где они и внесли ежегодную плату за Фригольд. Все правильно?

— Да, именно так все и происходило, — Стелл вымученно улыбнулся.

Внутри у него, однако, все похолодело. Похоже, Джоунс не верит ни одному их слову. Они были близки к тому, чтобы потерять все, на что было потрачено столько сил.

Капитан между тем с абсолютно серьезным видом переводил взгляд с одного на другого.

— Это большая удача, что вы сумели вернуть свои деньги. В своем отчете я собираюсь высказать предположение, что и нападение на вас, и нападение на «Интерсистемс» могут быть частью чего-то гораздо большего. Кто знает? Может быть, на этом основании нам наконец позволят дать пиратам по рукам. Я был бы рад этому… Как бы то ни было, мне что-то не верится, что те самые люди, которых я видел, когда они продавали на Фабрике свой термиум, тут же развернулись и напали на штаб-квартиру «Интерсистемс». Поэтому не беспокойтесь, вам не придется играть роль гостеприимных хозяев по отношению к флоту адмирала Китона.

Стелл с трудом подавил вздох облегчения.

— Рад слышать это, капитан, и… спасибо вам.

Джоунс положил салфетку на стол и встал.

— Не благодарите меня, генерал. Я просто выполняю свои обязанности. И, к сожалению, мне пора к ним возвращаться. Не могу выразить, какое удовольствие мне доставил обед.

Когда они провожали Джоунса к аэрокару, который должен был доставить его в столицу, Оливия сказала:

— Надеюсь, вы еще прилетите к нам и останетесь тут подольше. Места у нас хватит.

— Мне бы тоже очень хотелось этого, — ответил Джоунс, остановившись около аэрокара. — Но, может быть, имеет смысл подождать, пока окончится ваш медовый месяц. Я слышал, вы собираетесь пожениться.

Стелл и Оливия переглянулись и, улыбаясь, посмотрели на него.

— Да, и как можно скорее, — сказал Стелл.

— Ну, в таком случае, — Джоунс вытащил из кармана небольшой пакет и протянул его Стеллу. — Я не могу ничего подарить вам на свадьбу, но, может быть, вы не откажетесь принять от меня вот это вместе с пожеланиями долгой и счастливой совместной жизни.

С этими словами он занял место в машине и с улыбкой помахал им рукой. Водитель вежливо отъехал подальше, чтобы не тревожить покой обитателей виллы ревом двигателей, только после этого аэрокар взмыл вверх и умчался к далекому горизонту.

— Что это? — с любопытством спросила Оливия.

Стелл бережно развернул несколько слоев бумаги и обнаружил внутри фотографию. Изображение было отменного качества; видимо, камера скрытого наблюдения имела первоклассную оптику. Во всяком случае, и лицо Стелла, и логотип «Интерсистемс» за его спиной, украшающий стену административного комплекса, ни с чем спутать было невозможно. Стелл и Оливия посмотрели друг на друга, а потом дружно перевели взгляд на крошечное пятнышко тающего в небесной синеве аэрокара. Помахали ему на прощание и рука об руку вернулись на виллу.

Хорошо быть дома.

57
{"b":"7196","o":1}