ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда он впервые увидел у Колодкина Беллу, то с сожалением подумал: зачем такая красивая девушка пошла на рискованное, опасное дело? Что ею движет: деньги? А может, жажда мщения? По нежным чертам не похоже, чтобы она была жестокой. Она ему сразу понравилась. Что-то в ней было гипнотизирующе-притягательное: глянула на него своими серо-голубыми глазами и захватила душу. Взгляд этот был недолог, но настолько проницателен, что Русанову показалось: она прочла его мысли и знает о нем больше, чем он сам о себе.

Колодкин представил его:

- Ваш коллега, журналист, Семиречин Игорь Васильевич, прошу любить и жаловать. Времени на то, чтобы поближе узнать друг друга, у вас, к сожалению, очень немного, поэтому стремитесь не растрачивать впустую то, что есть. Лучше, если бы вы с самого начала симпатизировали друг другу, иначе Тамара Васильевна Кислицына, - он кивнул на Беллу, - вряд ли рискнула бы представлять первого попавшегося репортера самому Дудаеву. В общем, надо все хорошенько продумать и отрепетировать. Даю вам на это двое суток.

- Тамара Кислицина, - протянула девушка руку Анатолию, - корреспондент "Независимой газеты".

Она с улыбкой смотрела ему в глаза, не отводя выжидательного взгляда.

- Семиречин, бывший военный корреспондент, а ныне военный обозреватель "Демократического слова", - не задержался с ответом Анатолий.

- Вот и хорошо, - вмешался в разговор Колодкин. - Вижу, у вас дело сладится. Работайте. Встречаемся через два дня. Постарайтесь не упускать никаких мелочей...

Два дня они штудировали газеты, отрабатывали легенду своей встречи в Грозном, повод взять интервью у Дудаева. Жили в полуразрушенном доме, рядом с районным отделом чеченской милиции, что ограждало их от случайных бродяг и от ночных дудаевских охотников.

Поначалу Анатолий и Белла вели себя как и полагается деловым людям, вынужденным жить под одной крышей, но постепенно сблизились. На второй день знакомства Анатолий раздобыл к ужину бутылку коньяка (Колодкин удружил) и банку сайры. Вечер выдался сырой и холодный, Русанов вернулся в свое убежище замерзший, с промокшими ногами. Не лучше выглядела и Белла, одетая в легкую плащевую курточку.

Коньяк оказался очень кстати. Он согрел их и разрушил последние барьеры. Первой сделала шаг Белла. Уже лежа в своей кровати, она вдруг позвала:

- Игорь, я совсем замерзла. Иди ко мне...

Утром, стыдливо пряча глаза, она сказала виновато:

- Прости меня. Ты можешь не поверить, но впервые я оказалась такой смелой. - Помолчала, покусывая губы, добавила: - И впервые испытала настоящую радость от близости... Но не беспокойся, это тебя ни к чему не обязывает, мы остаемся просто товарищами по работе...

Она словно повторила те слова, которые и ему хотелось сказать ей. Он обнял её и стал целовать губы, шею, грудь. Она нежно гладила его волосы и глубоко вздыхала.

- Честно признаться, если бы ты согласился, бросила бы я все и уехала с тобой хоть на край света, где нет ни Магарамова, ни Колодкина...

- На краю света нас тоже не оставят одних, - с грустью сказал он.

- Как это? Там нет войны - грязи, крови, вранья... Мы будем работать и жить для себя, как пожелаем...

- Не получится. Человек хоть и самое разумное на земле существо, но и самое зависимое.

17.

Шали - одно из немногих чеченских селений, меньше всего задетых войной, селение, куда, по утверждению местных жителей, боятся сунуться дудаевцы. Хотя Анатолий знал - это не совсем так. Как и по всей Чечне, большинство жителей здесь - сторонники Дудаева, его единомышленники, бойцы, специально оставленные в тылу российских войск, чтобы вести разведку и быть готовыми нанести удар в спину противнику.

Анатолия и Беллу подбросили к селению российские милиционеры, приехавшие на автобусе менять своих коллег, помогавших местным органам власти поддерживать порядок, изымать незаконно хранившееся оружие.

Начинало темнеть. Улицы были пустынны, омоновцы укатили к блокпосту, а Белла повела Анатолия к центру, где жили знакомые. Предупредила, что хозяин, Рустам Шебзухов, осведомитель Магарамова и ухо с ним надо держать востро - хитрый и коварный человек...

Рустам, маленький, тщедушный мужичок лет пятидесяти, встретил их радушно. И жена у него была тоже маленькая, сухонькая, с крысиным личиком зубастенькая, остроносая, лупоглазая. Рядом бегала девочка лет пяти, такая же страшненькая. Но в доме, довольно просторном, было чисто, уютно. Посуда - фарфоровая, хрустальная - в полированном серванте. Посередине - круглый стол, застеленный цветной скатертью, мягкие стулья. У стены - большой диван. В другой комнате - спальне - две кровати, аккуратно заправленные цветными покрывалами. Все как в цивилизованных городских домах. И одеты были муж и жена чисто, скорее по-европейски, чем по-чеченски: муж - в спортивный костюм с замысловатыми наворотами и кроссовки, жена - в цветастый халат и расшитые чувяки.

Белла перемолвилась с хозяевами, и Рустам провел их в небольшую боковую комнату, где стояли журнальный столик и диван.

- Отдыхайте, - сказал он и вышел. Вернулся минут через двадцать и, распорядившись жене накормить гостя, увел куда-то Беллу.

- Не скучай, - с улыбкой подмигнула она Анатолию, - я постараюсь скоро вернуться.

Но её не было до утра.

Несмотря на усталость, заснуть Анатолий так и не смог. Лежал на диване, ворочался с боку на бок и все думал о ней. Поверит ли Белле дудаевская контрразведка? Не допустили ли они какой промашки в Грозном? Не пронюхал ли Магарамов о её перевербовке - ведь разведка у него на должной высоте?

На рассвете к дому подъехала машина. Тут же в соседней комнате затопали торопливые шаги: похоже, хозяин тоже не спал, поспешил на улицу. Вскоре он вернулся и постучал в дверь комнаты:

- За вами приехали.

У ворот стояли синие "Жигули". Рядом с ними - молодой парень в камуфляже. Если бы не зеленая повязка на голове, Анатолий принял бы его за российского бойца. В кабине, на заднем сиденье, находился ещё один боевик. Взгляды шофера и сопровождающего были явно недружелюбны. Анатолий молча прошел к машине, хотел было сесть на заднее сиденье, но расположившийся там стволом автомата указал на переднее.

Ехали с час. Вначале попадались мелкие аулы, потом машина углубилась в горы, натужно урча на каменистой, вьющейся серпантином дороге.

Похоже, его везли в лагерь боевиков. Но почему не завязали глаза? Где Белла и что с ней? Хотелось спросить, но был уверен - правды не скажут; хуже того, поймут, что обеспокоен, волнуется. А эдак выглядеть перед ними, даже если они решили расправиться с ним, не хотелось... Возможно, возьмут его в заложники и потребуют умопомрачительный выкуп. Так уже не раз бывало с мало-мальски известными в России людьми.

Наконец машина остановилась у подножия горы, облепленной саклями, будто птичьими гнездами. Народу было немного, в основном старики да дети: старики сидели, греясь на солнышке, дети резвились рядом.

На одной из улочек, если можно было так назвать узкий проход между саклями, Анатолий разглядел двух военных - в камуфляже.

- Выходи! - скомандовал сидевший сзади и первым вылез из машины. Он повел Анатолия по той самой улочке, где стояли боевики. Сказав им что-то, сопровождавший оставил Русанова у входа в саклю, а сам скрылся в дверном проеме. Минуты через три он выглянул и кивком головы приказал следовать за ним.

В комнате, куда он ввел Русанова, за столом сидели трое пожилых чеченцев - бородатых и бритоголовых. Один из них был в военной пятнистой форме, двое других - в поношенной штатской.

Небольшая комната, вопреки внешнему виду дома, походила скорее на ханские хоромы, чем на лачугу: на полу и стенах - дорогие ковры, вполне современные стол, стулья, диван, в углу - телевизор (хотя в комнате ни одной электрической лампочки). Видимо, питается от батарей или аккумулятора, отметил Анатолий.

Он поздоровался, и штатский, что постарше, с роскошной темной бородой, в которой поблескивали нити седины, пригласил его к столу.

47
{"b":"71969","o":1}