ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ее монолог прервал зычный голос из темноты:

- Стоять! Руки за голову!

В ту же секунду двери первой и второй кабины распахнулись и двое мужчин в кожанках и спортивных шапочках наставили на Анатолия и на Виктора пистолеты.

- Ширинки застегнуть, карманы распахнуть. Лопатники достать! - сострил тот, что стоял напротив Анатолия.

- Новые русские деньги сейчас в кошельках не носят, - поддержал веселый тон напавших Анатолий. - В них много не положишь. Но вы угадали, у нас кошельки. - И полез во внутренний карман.

Его руку перехватил налетчик, опасаясь видимо, что там оружие. Полез сам в карман. Он настолько увлекся, что отпустил правую руку Анатолия, и тот, вытаскивая её из-за пазухи, схватил пистолет и умелым приемом вырвал его. Левой рукой Анатолий железными тисками сжал шею налетчика.

Не оплошал на заднем сиденье и Виктор.

- Отпусти, сука! - матерился, хрипя его противник.

А к машине ещё двое в кожанках вели под конвоем милиционеров, держа у их голов пистолеты.

- Эй, лопатники, отпустите наших охранников, если хотите живыми забрать своих корешей! - крикнул им Анатолий и выстрелил в приоткрытую дверку над головами налетчиков. - Ну, быстро! И оружие верните, можете без магазинов. Крови вашей нам не надо, разойдемся по-хорошему.

Сопровождавшие милиционеров налетчики остолбенели, стояли, не зная что делать, молчали.

Анатолий ударил своего пленника рукояткой пистолета по голове.

- Скажи ты им.

И тот сдавленно прохрипел:

- Отпустите, они нас повязали.

Освобождение заложников длилось недолго: налетчики вернули разряженные пистолеты муниципалам и, держа под прицелом кабины, боясь подвоха, скорее попросили, чем потребовали:

- Отпустите наших.

Анатолий и Виктор вытолкнули своих пленников из машины.

- Пистолеты ваши останутся нам на память. Убирайтесь.

Налетчики не заставили повторять команду дважды, тут же растворились в темноте.

- Зря вы их отпустили, - посетовал лейтенант.

- Ты доставил бы их в отделение? - не скрывая сарказма, спросил Анатолий. - И как бы ты объяснил ситуацию?

- Что-нибудь придумали бы. Хоть содрали бы с них.

- Содрали. Скажи спасибо, что живы остались.

- Эт точно, - повеселел лейтенант. - Спасибо, ребята. Здорово вы их. Вы случайно не в омоне служите?

- Случайно не там. Хотя было дело, почти пять лет вашим коллегой оттрубил. Теперь вот коммерческие структуры охраняю, а это мой приятель из страны Восходящего Солнца. - Анатолий вышел из машины и протянул лейтенанту руку. - Будем знакомы: Иванкин, - назвал он фамилию своего друга, погибшего в Чечне.

- Лейтенант милиции Сидоров Андрей, - с чувством благодарности пожал руку Анатолия.

- Сержант милиции Дырдыра Микола.

Они тоже обменялись рукопожатиями.

- А теперь подбросьте нас туда, откуда взяли, - попросил Анатолий.

- С удовольствием. - Сержант полез на свое водительское место.

9

Валунский прибыл на причал с небольшим опозданием - задержала со своими сборами Виктория, - с вечера не могла собраться, - и он, не привыкший к таким вольностям, никак не мог унять свои нервы. Поистине бабы - дуры: думает, если она любовница, то может забывать, что его подчиненная.

Высказывать свое неудовольствие он не стал, она не глупая женщина и по настроению должна понять, в чем дело; и он сидел на заднем сиденье рядом с ней, молчаливый, сердитый.

Она, разумеется, все поняла и тоже молчала. Так молча и приехали к пирсу, где их уже поджидала компания в полном составе: начальник службы безопасности Пшенкин Олег Эдуардович, начальник уголовного розыска Севостьян Евгений Павлович, член директората коммерческой структуры закрытого типа "ПАКТ" - Приморской акционерной компании товаропроизводителей - Балакшин Сергей Васильевич, начальник управления внутренних дел края Тюренков Петр Викторович, командующий армией Белецкий Сергей Сергеевич - все высшее начальство края, которое пригласил губернатор города на морскую прогулку и рыбалку, а заодно и обсудить кое-какие насущные проблемы.

Для камбуза он попросил Балакшина подобрать лучшего повара города и лучших официанток, которые умеют вести себя должным образом с начальством и держать язык за зубами.

Балакшин постарался: девиц подобрал красивее не сыскать - все белокурые, голубоглазые с точеными ножками и осиными талиями. Одеты в роскошные японские куртки, двое в юбочках, на трех - спортивные брюки. Их пятеро, не считая Виктории, - на каждого мужчину, и, похоже, они уже познакомились, о чем-то весело болтали и забористо хохотали.

Валунский отпустил машину и взял Викторию под руку. Но теперь она сделала обиженный вид, упрямясь идти к компании, негромко попросила:

- Может, не надо, Аркадий Борисович? Там без меня девиц хватит.

- Только без каприз, - оборвал её Валунский. - Не забывайся.

Завидев губернатора со своей пассией, компания несколько затихла, поджидая их.

- Наконец-то! - забасил Тюренков. - Наверное, у стенки спал, никак перелезть не мог. Непременно накажем штрафными за каждую минуту опоздания.

- От вас, милиции, лучшего и не дождешься. Нет, чтоб посочувствовать, сразу наказывать. А чтобы вы делали без губернатора? Посмотрите, какие красавицы вас окружают!

- Так надо понимать, кто подбирал, - развел в стороны руки и захохотал начальник управления ВД края. - В твоем вкусе мы никогда не сомневались. Только вот беда - они все как сестрицы, я уже забыл, кто из них Тая, кто Вера, кто Мила. Без сто граммов не разберешься.

"А он уже хватил, - отметил Валунский, здороваясь с генералом за руку и чувствуя крепкий запах спиртного. - Если бы так ретиво помогал бы он мне и по своей службе."

Поздоровавшись со всеми за руку, он жестом хозяина пригласил всех на катер, лениво покачивающийся у пирса, наблюдая, какое впечатление произвела на гостей недавно приобретенная у японцев прогулочная яхта. Остроносая, белоснежная, с двухярусной надстройкой и широкой палубой, выступающей оригинальной каемкой, она чем-то походила на чайку, собирающуюся вот-вот взлететь. Гости зачарованно осматривали её с снаружи, а когда спустились внутрь и ступили на мягкие ковры, не могли отвести глаз от шелковых свитков, развешенных между иллюминаторами, на которых изображались характерные японские пейзажи: густо-синие и зеленые горы, обведенные золотым контуром, белые, как лебединый пух, облака, перерезающие копьевидные вершины скал, буро-красные строения, тонкоствольные гибкие бамбуки, вечнозеленые сосны, разные цветы и птицы. И все это поражало удивительно-тонкой, прямо-таки ювелирной работой, создающей осязаемо другой, сказочный мир, заслоняющий земные невзгоды и заботы. Свежий ещё не выветрившийся запах краски, не эмалевой, а специфический - соснового леса, смешанного с запахами цветов и неба, - усиливал впечатление.

Валунский был доволен произведенным эффектом.

- Ну, брат, ты превзошел самого графа Монте Кристо, - подколол начальник службы безопасности. - Сколько же стоит этот альбатрос?

- Сколько стоит, не знаю, - покривил душой Валунский. - И до Монте Кристо мне далеко. Да и непрестижно в наше время быть графом. Не имей сто рублей, а имей сто рублей, гласит русская пословица. Она точнее отображает суть человеческого бытия. Это подарок мэра города Ниигата, побратима нашего Приморска.

- Хороший подарок. А почему тебе, а не нашему мэру господину Гусарову?

- Наверное, Валерий Алексеевич плохо ведет дела со своим побратимом. А у меня с ним тесный контакт. Мы поставляем ему лес, рыбу, касситерит, а он нам - одежду, обувь, продовольственные товары.

- Ну да, как перед войной с Германией: туда - рожь, пшеница, рожь, пшеница, - произнес Пшонкин с напряжением и закончил скороговоркой: - А оттуда - нитки, иголки, нитки, иголки.

- Что поделаешь, - вздохнул Валунский, - приходится идти на такие сделки, чтобы избежать голода. К сожалению, из России дальше и дороже обходится. Да и что может предложить нам Москва, когда сама питается с Запада. И хватит о политике, - остановил он начальника службы безопасности, хотевшего ещё что-то сказать, подняв руку. - А то девочки наши заскучают. И отдал распоряжение шагнувшему им навстречу капитану - пожилому мужчине лет пятидесяти, загорелому, могучему, в каждой черточке лица которого чувствовалась сила, уверенность в себе: - Принимай гостей, капитан. Веди девиц в нижний салон, включи им телевизор или музыку, пусть пока, как говорил мой приятель, обнюхаюся, чтоб не таращились друг на друга и не стеснялись. А мы пока организационными вопросами займемся.

64
{"b":"71969","o":1}