ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Фельетон писался почти под его диктовку, - не хотелось, чтобы неблаговидные деяния мэра бросили тень на дочь Гусарова Светлану Валерьевну, симпатичную, милую девушку. А без упоминания о ней образ "заботливого" мэра выглядел бы недостаточно ярко и полнокровно. Следовало бы в том случае сделать упор на его похотливость и опять-таки не миновать намека на красивую учительницу, выбранную себе в помощницы - накануне Тамара сообщила Анатолию, что мэр предложил ей должность инспектора по культуре и спрашивала его совета, он сразу догадался о причине визита Гусарова в школу и его внимании к офицерской жене.

В общем, фельетон получился злым и едким, и вряд ли после его публикации Светлана Валерьевна и Тамара Михайловна, считая автором Анатолия, пожелают продолжить с ним знакомство. А ему этого очень не хотелось. Но и Валунский каждый день интересовался как идут дела. Расписаться в своей беспомощности Анатолий тоже не желал. А главное, чем он успокаивал свою совесть, так это недопустимостью переизбрания Гусарова в мэры на второй срок.

В приемной, кроме секретарши Виктории Голенчик, печатавшей что-то на компьютере, никого не было. Она оторвала взгляд от клавишей и, приветливо улыбнувшись Анатолию, попросила подождать.

- Аркадий Борисович занят, - подчеркнуто-важно пояснила она. - А вам, кстати, вчера звонила женщина с приятным голоском. Оставила номер телефона и просила непременно позвонить, - Виктория многозначительно улыбалась, не спуская с него взгляда. - Некая Светлана Валерьевна. - И протянула ему бумажку с крупно написанными цифрами. - И ещё какой-то мужчина. Но Аркадий Борисович предупредил меня, чтобы я никому о вас никаких справок не давала, что вы у нас якобы не работаете. Вы и в самом деле никакого отношения к нам не имеете?

Cообщение поставило Анатолия в тупик: может, и в самом деле губернатор рассчитал его с непонятной нигде не числящейся должности? Почему же он тогда ему ничего не сказал? Только вчера звонил, торопил со статьей... И почему этот вопрос так интересует секретаршу? Только ли потому, что она всякий раз заглядывается на него и не скрывает своей симпатии?

- А вы не верите своему начальству? - ответил он на вопрос вопросом.

- Ну, почему же, - смутилась Виктория. - Просто я считала, что вы наш...

- Я ничейный, - перевел Анатолий серьезный разговор в шутку. - Даже ни одной женщине не принадлежу - не встретил такую, как вы.

Cекретарша от удовольствия расплылась в улыбке.

- Так и поверила я вам. Вы все тут в приемной холостые, а дома жена-ведьма и куча детей.

- А почему же ведьма? - рассмеялся Анатолий.

- От добра добра не ищут.

- Верная логика. Может, и мне ведьма звонила? Разрешите воспользоваться вашим телефоном?

- Пожалуйста.

Анатолий набрал записанный номер на бумажке. Ответила директриса - он узнал по голосу.

- Будьте любезны Светлану Валерьевну, - попросил Анатолий, не назвав своего имени - незачем директрисе знать о их связи.

- Она ещё на уроке, - холодно ответила Галина Гавриловна. - Хотя минутку, вот она подошла.

- Здравствуйте, очень рад, что вы нашли меня, - сказал Анатолий, снова не назвавшись. - Слушаю вас внимательно.

- Мне очень нужно вас увидеть, - взволнованно и без предисловий заговорила дочка мэра. - Срочно. Это очень важно, - снова повторила она.

- Хорошо, давайте встретимся часа через два. Вы сможете?

- Разумеется. Где и когда?

- Я заеду к вам в школу. Согласны?

- Конечно. Жду.

Он был рад этому звонку и предстоящей встрече и озабочен: дочка мэра чем-то взволнована. Узнала о фельетоне? Не могла, журналист не из болтливых.

Из кабинета вышел генерал Белецкий. Мило кивнул секретарше и проследовал к выходу, не обратив внимание на Русанова, словно его не было в приемной.

- Сейчас я доложу, - подхватилась Виктория и скрылась в апартаментах губернатора. Вернулась быстро, неся в обоих руках блюдца с чашками из под кофе - Аркадий Борисович непременно угощал посетителей. - Заходите, кивнула Анатолию.

Валунский поднялся навстречу, протянул руку. Указал на кресло рядом.

- Садись, показывай, что вы там сочинили.

Анатолий достал из дипломата отпечатанный на машинке фельетон, протянул шефу. Тот читал внимательно и нельзя было не заметить, как довольная улыбка то вспыхивала, то гасла на его губах. Дочитал, с силой хлопнул кулаком по столу.

- Молодцы. Врезал наотмашь. Болтунов - это псевдоним журналиста?

- Да.

- Вот и тебе временно придется временно походить под псевдонимом. Под какой фамилией ты познакомился с ночными бабочками и их покровителями?

- Назвался первым пришедшим на ум именем, Валентином Иванкиным, приятель у меня такой был. Погиб в Чечне.

- Хорошая фамилия, не редкая. Дело в том, что ты чем-то заинтересовал муниципалов. Может, ловкостью, которую проявил с рэкетирами, может, чем-то другим. Во всяком случае они тебя уже ищут.

- А если они разгадали нашу игру?

- Не думаю. Потехин играет на две руки - на Гусарова и на братьев Фонариных. Слыхал о таких?

- Акционеры "Дальморепродукта"?

Валунский кивнул.

- Потехин сколачивает им из своих муниципалов, выгнанных за всякие правонарушения, охранную команду, а точнее банду. Есть сведения, что готовится какая-то крупная афера. Ты смело и рискованно повел себя при нападении рэкетиров. Почему бы не привлечь тебя в свою компанию? Тем более, ты уже представился охранником. А мы задним числом оформили тебя в Приморскую акционерную компанию товаропроизводителей.

Анатолий от неожиданности покачал головой, не зная, что ответить. Разоблачение двух муниципалов, подрабатывающих на проститутках, семечки по сравнению с этой авантюрой. У Фонариных, как докладывал на одном из совещаний начальник управления ВД края генерал Тюренков, имеется своя разведка и контрразведка с опытными специалистами, набранными из отставных контрразведчиков. Каждого новичка, несомненно, просеивают через сито. Иванкин погиб и это не трудно выяснить через управление военных кадров. А отставные контрразведчики наверняка поддерживают связь со своими коллегами из Москвы. C другой стороны предложение очень заманчиво - проникнуть в стан банды не только интересно, но и поможет установить её связи с местными олигархами, вести более целенаправленную борьбу.

- Что задумался? Страшновато? - усмехнулся губернатор. - Риск, разумеется, большой. Но тебя будет прикрывать наш человек, он уже там. Вы сделали бы большое дело. - Он помолчал. - Но я не настаиваю, это такая мысль пришла, когда мне доложили о ваших приключениях с ночными бабочками и о том, что тобой заинтересовался Потехин. Возможно это всего лишь мои догадки.

- Что ж, попробовать можно, - принял решение Анатолий. - Двум смертям не бывать. Да и та история с путанами пока ещё не получила завершения.

- Вот и отлично, - обрадовался Валунский. - А с фельетоном поступим так: я покупаю его у вас. - Губернатор достал бумажник и отсчитал пять стодолларовых купюр. - Хватит столько?

- Он стоит меньше, - сказал Анатолий, игнорируя протянутую руку с деньгами.

- Бери, бери, - Валунский сунул ему доллары в карман. - Я лучше знаю, сколько стоит ваш труд. Продам его журналисту из "Тихоокеанской звезды". Он заплатит мне больше. А вы на всякий случай готовьте ещё материал. Война с мэром только начинается, он не заставит ждать с ответным ходом. Но это если не получится с братьями Фонариными.

13

Фельетон "С фасада и с зада" был опубликован на второй день как отправил его Валунский в Хабаровск самолетом, предварительно созвонившись со старейшим журналистом "Тихоокеанской звезды" Тюльпановым. В этот же день в "Приморском комсомольце" - газетчики не стали менять название газеты из солидарности с "Московским комсомольцем" и держали ту же независимую линию, критикуя все и всех, не взирая на лица и должности, - появилась статья за подписью А.Фонарина "Приморчане, покупайте шубы и валенки", в которой наносился удар по мэру Гусарову с другой стороны - за плохую подготовку города к зиме.

70
{"b":"71969","o":1}