ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Вот и надо сделать все, чтобы они не пришли, - ответил с улыбкой Валунский. - А для этого надо доказать, что мы управляем лучше, чем коммунисты, даем народу больше, чем коммунисты. Не согласны?

Пактовцы молчали.

- Наш банк выпускает акций на два миллиарда долларов, - продолжил Валунский. - Завод по переработке касситерита, думаю, обойдется нам ещё дешевле. Если дружно возьмемся - нам тогда и Москва будет не страшна.

- Уж не собираешься ли ты объявить Приморский край свободной зоной? полусерьезно, полунасмешливо спросил Тучинин.

- Без вас, без вашей помощи я ничего не собираюсь объявлять, - тоже с улыбкой ответил губернатор. - Но сейчас разговор не о том. Согласны ли вы поддержать мою идею?

- Мы любое доходное дело поддержим, - ответил за всех Халявин. - Но вначале надо все взвесить, просчитать.

- Вот и взвешивайте, просчитывайте, на то вы и коммерсанты. Только не тяните, время - деньги.

- Сколько ты даешь нам сроку? - снова взял бразды правления своими подопечными Тучинин.

- А сколько вам требуется? - вопросом на вопрос ответил Валунский.

Президент глянул на Халявина.

- Мы тянуть не станем, - ответил тот, - наше решение сообщим через два дня.

- В таком случае у меня все. - Губернатор нажал на кнопку селектора. Вика, неси кофе. - Теперь можно и кофейку с коньячком выпить.

- Не то, что можно, а необходимо, - весело подтвердил Тучинин. Несмоченное дело, как неполитый саженец, не приживется, - и громко захохотал, довольный своей остротой.

Валунский тоже был доволен - сделка, можно сказать, состоялась.

Застолье затянулось на час. Пактовцы уходили от губернатора в изрядном подпитии и с хорошим настроением, а голову Тучинина больше, чем коньяк, пьянила перспектива: губернатор не имеет права работать в коммерческих структурах, тем более руководить ими; значит, всем будет управлять он, Тучинин. А у кого деньги, у того и власть, и не губернатор будет хозяином края, а он, Тучинин. Возможно не только президентом акционерной компании, а и президентом... России. Дайте только срок...

Проводив гостей, Валунский потер от удовольствия руки. Он чувствовал себя по крайней мере полководцем, выигравшим труднейшее сражение. С улыбкой на лице выглянул в окно, наблюдая, как важно рассаживаются в "Мицубиси", "Тойоты" бизнесмены. Шесть новых русских, шесть иномарок. И в каждой сидело по два телохранителя. Очень дорожили своей жизнью тучининцы. А он, губернатор, не всегда брал с собой единственного защитника.

Когда машины разъехались, Валунский вернулся к столу и позвонил начальнику службы безопасности.

- Привет, Олег Эдуардович. Команда готова?

- В полном составе. Капитан ждет указаний.

- Завтра поступит груз. Проинструктируй командира и капитана. Вечером и я подъеду на катер. До встречи.

16

Подполковник Севостьян заехал к губернатору, чтобы проинформировать его о ходе расследования убийств Рыбочкина и Бабинской и предупредить, что службе безопасности "Дальморепродукт" стало известно об отплывшем катере с оружием в Японию, что братья Фонарины что-то замышляют; они вошли в контакт с мэром города и тот дал команду Потехину готовить боевую группу из уволенных из муниципальной милиции. Старшим назначен Сидоров. Похоже, в группу собираются взять и Иванкина - Сидоров встречался с ним и предлагал перейти на работу к Фонариным. Иванкин-Русанов пока отказался, но дал согласие в случае необходимости помогать Сидорову. По всей вероятности готовится нападение на катер, когда он будет возвращаться из Японии с деньгами.

Больше всего в этой истории начальника уголовного розыска волновал тот факт, что на Фонарина кто-то работает из близкого окружения Валунского. Надо было вычислить кто, и помочь должен был сам губернатор.

Что касается убийств Рыбочкина и Бабинской, тут тоже кое-что вскрылось новое - полковник в отставке занимался нелегальной отправкой русских девиц за рубеж, а Бабинская, совмещая проституцию с доносительством, работала и на Потехина...

К сожалению, губернатора на месте не оказалось, он, доложила секретарша, выехал со строителями на осмотр объекта под фармацевтический завод. Скоро должен вернуться.

Севостьян решил подождать.

Неурочный визит начальника уголовного розыска к губернатору сильно встревожил секретаршу: он видел, как она волнуется, пытается печатать на машинке и делает ошибки, меняет листы бумаги, нервно комкает их и бросает в корзину. Лицо её то покрывалось бурыми пятнами, то бледнело, и она искоса посматривала на подполковника, ожидая вопросов. Казалось бы, ничего в этом нет необычного: её уже допрашивал капитан Семенов по делу Рыбочкина, а любые допросы, виновен ты или нет, отрицательно действуют на психику. Тем более, когда есть основания подозревать в причастности к преступлению.

Правда, Севостьян с самого начала ведения дела об убийстве Рыбочкина был почти уверен, что бывшая молодая сожительница полковника вряд ли рискнула бы на такой отчаянный шаг - очень уж утонченная и чувствительная натура. Да и повода у неё не было - жила у полковника, как у Христа за пазухой. Переметнулась к Валунскому - квартира прельстила, свобода. Каким бы расчудесным любовником ни был Рыбочкин, молодость тянуло к молодости...

И все-таки Виктория могла знать кое-что из жизни Рыбочкина, на первый взгляд незаметное для окружающих. Девица она неглупая, сообразительная. Не зная, что Севостьян заскочил к губернатору по пути домой, правильно прикинула: без предварительного звонка начальник уголовного розыска не приезжал; значит, ему нужен не губернатор, а она.

Тем лучше для меня, решил Севостьян и начал издалека, чтобы успокоить девушку:

- Скажите, Вика, Аркадий Борисович никуда ещё не собирался заезжать?

- Не знаю, обещал после обеда вернуться.

- После обеда - понятие растяжимое, - пошутил Севостьян. - Можно до вечера прождать.

Виктория пожала плечами. Даже если знала, когда вернется Валунский, скрывала, желая, чтобы начальник уголовного розыска побыстрее убрался. Это Севостьян тоже понял.

- Как вам работается? Не обижает Аркадий Борисович?

- Что вы. Он добрый, хороший.

- А на учебу это не отражается? Ведь целый день здесь, устаете.

- Конечно, устаю. Но что поделаешь, надо и работать и учиться.

- Это правильно. Но у Рыбочкина вам было легче: и забот меньше, и личного времени больше.

- Конечно, там было легче. Но надо было думать о будущем.

- А полковник не обещал вам подписать квартиру?

Виктория помотала головой.

- Об этом он разговор не заводил. А просить самой... у меня язык не повернулся бы.

- Скажите, а чем полковник занимался в свободное время, чем-нибудь увлекался? - перешел Севостьян к главному.

- Иногда на рыбалку ездил, на охоту. Но редко.

- У него были друзья?

Виктория подумала.

- Постоянных друзей я не видела. Да он и не любил приглашать к себе. Встречались либо в ресторане, либо ещё где-то.

- Часто ему звонили?

- Вечерами редко. А днем я была в университете.

- А летом, во время ваших каникул, чем он занимался?

- Я уезжала к родителям в деревню. А он занимался благотворительностью, устраивал девушек, желавших подзаработать за каникулы, на рыбзаводы. Я уже рассказывала это вашему капитану.

- Здесь, в Приморске? - пропустил замечание Севостьян мимо ушей.

- Нет. На Курильские острова, на Кунашир, на Шикотан. Некоторым там нравилось, и они оставались на весь сезон.

Информация о нелегальной деятельности Рыбочкина подтверждалась. Только отправлял он девиц не на Курилы, а в Японию и Южную Корею - Севостьян сделал запрос на покинувших унивеситет девиц в кунаширскую и шикотанскую милицию, там ни одной из них не оказалось.

- А Потехин у вас дома не бывал?

- Начальник муниципальной милиции? - переспросила Виктория и отрицательно помотала головой. - Нет, дома он у нас не бывал. Но иногда звонил. По-моему, они чаще всего вместе на рыбалку ездили.

77
{"b":"71969","o":1}