ЛитМир - Электронная Библиотека

Вскоре он уже спал. Ему снилось, что он оказался на какой-то мрачной планете. Цветы здесь расцветают только ночью, трепеща в бледном свете трех лун, и прячутся под листьями на протяжении короткого дня. В сумерках вокруг Ренна танцевали на задних лапах собаки, болтая и смеясь. Одна из них в особенности привлекла его внимание, и как-то так вдруг получилось, что, сам того не желая, он побежал следом за ней и оказался на невысоком холме. Лунный свет окутал собаку, точно белый плащ, она замерцала под его покровом и внезапно начала изменяться. Миг — и это была уже не собака, а высокая, стройная женщина, с ниспадающими по плечам каштановыми волосами и прелестным лицом в форме сердечка. В ее смехе звенела чистая радость жизни. Ренн рванулся к ней, но, едва оказавшись в кольце его рук, женщина исчезла. Он стоял в лунном свете и плакал, а собаки продолжали кружиться в танце, все так же болтая и смеясь.

Глава шестая

Следующие полгода прошли для Ренна как в аду. Зеленом аду, где он должен был убивать или быть убитым. Его жизнь целиком и полностью была подчинена этой беспощадной реальности.

Все дни начинались совершенно одинаково — завтрак и стрельба по мишеням. Капитан всегда был тут как тут, прихлебывал свой кофе и либо одобрительно ворчал, либо с видом отвращения качал головой. Начал Ренн со стационарных мишеней, используя в качестве них бутылки, опустошенные Капитаном накануне вечером. Потом перешел к движущимся мишеням, каждый день отодвигая их чуть дальше. Время шло, умение Ренна возрастало. Он работал по очереди со всеми видами оружия, пока они не становились частью его самого, абсолютно послушными его воле.

Потом Капитан, оттачивая мастерство Ренна, начал разыгрывать целые спектакли, для чего потребовал позади сторожки установить целый ряд особых мишеней. Оружие, которое должен был использовать Ренн, тоже выбирал сам Капитан.

— Давай, парень. Сначала бухта. Пистолет, с обеих рук.

Правая ладонь Ренна скользнула к пистолету. Два быстрых, отточенных движения — и вот уже оружие крепко зажато в руке. В маленькой бухте неподалеку от скифа плавали восемь обломков дерева. Ренн сделал два выстрела, перебросил пистолет в левую руку, снова дважды выстрелил, и так несколько раз. Во все стороны полетели щепки, мишени одна за другой исчезали из вида. Покончив с ними, он тут же перезарядил пистолет и убрал его на место.

— Браво, Джонни! Теперь «монстры». Лазерное ружье.

«Монстрами» Капитан называл большие куски пластика, прикрепленные к деревьям на дальнем берегу бухты. Легкий ветерок покачивал их из стороны в сторону. Лазерное ружье висело в чехле у Ренна за спиной. Он молниеносно выхватил его и прижал к левому плечу. Быстрый взгляд через прицел, два нажатия на кнопку, и пронзительно-голубые лучи один за другим метнулись над водой, прожигая дыры в первой мишени. Ружье тут же переместилось к правому плечу, и все повторилось сначала.

— Лазерное ружье вышло из строя! Опасность сзади!

Отбросив ружье, Ренн мгновенно развернулся и увидел летящую над головой кофейную чашку Капитана. Он мог снова использовать пистолет, но надо было осваивать и ручной бластер. Ренн выстрелил не целясь, ощущая почти магическую связь между собой и оружием. Связь, в основе которой лежали память, опыт и интуиция. Чашка исчезла в яркой вспышке голубого огня.

— Слева… Пень… Нож!

Ренн согнул левую руку, расстегнул ножны и правой рукой выхватил обоюдоострый нож, специально предназначенный для метания. Одним плавным движением рука с ножом отклонилась назад и тут же метнулась вперед. Великолепно сбалансированный клинок взмыл вверх, перевернулся двенадцать раз и вонзился в пень, завибрировав, словно камертон.

Даже Капитан не смог скрыть удовлетворения, приправленного некоторой толикой зависти.

— Уф-ф-ф! Ты, парень, просто смерть пням, вот кто ты. Но монстры — не пни. Монстры отвечают ударом на удар. Посмотрим, каков ты будешь против них.

Однако прошло немало времени, прежде чем Ренн столкнулся с настоящими монстрами. Сначала ему нужно было очень многому научиться — и не только тому, как обращаться с оружием.

Уроки Капитана начались с изучения болот. И тут выяснилось, что старик не только назубок выучил все доклады еще первой научно-исследовательской экспедиции, но и нарастил, так сказать, мясо на теле своих немалых познаний с помощью собственных наблюдений и раздумий и требовал точно такого же подхода от своего помощника.

Сначала Ренн занялся «вонючками». Используя ручной голопроектор Капитана, он внимательно рассмотрел их изображения и пришел к выводу, что больше всего они похожи на большие резиновые мячи. Взрослые экземпляры достигали двадцати-тридцати футов в диаметре. Капитан объяснил, что своим внешним видом «вонючки» обязаны большому воздушному пузырю, обволакивающему их внутренние органы. Этот пузырь позволял им преодолевать большие водные пространства, используя реки примерно так, как автомобилисты используют дороги. Они могли двигаться и по болотистой местности, поскольку там имелась вода, однако были не в силах преодолеть густой подлесок. Выбрасывая воздух через специальные отверстия на поверхности своих тел, «вонючки» могли регулировать направление и скорость движения. По наблюдением Капитана, они умели использовать и ветер, чтобы он переносил их через большие озера.

— Все так, — легкомысленно сказал Ренн, — однако достаточно одного выстрела, и они лопнут, как обыкновенный воздушный шар.

— Это было бы неплохо, конечно, — сухо заметил Капитан. — К сожалению, мать-природа не столь добра. Воздушные пузыри «вонючек» состоят не из одной камеры, а из миллиона крохотных, заполненных воздухом ячеек. Можно обстреливать их целый день напролет, а они все еще будут живехоньки. Нет. Нужно попасть в какой-нибудь жизненно важный центр, только тогда с «вонючкой» будет покончено. Желательно, в пятый малый мозг, который заведует движением.

— Ничего себе! — воскликнул Ренн. — Как это можно ухитриться поразить один, совершенно определенный орган такого крупного тела?

— Очень просто, — с усмешкой ответил Капитан. — Нужно тщательнее целиться. Ну а теперь давай посмотрим, что они едят.

Несмотря на свои внушительные размеры, «вонючки» были вегетарианцами, питаясь растениями трех основных видов. Капитан показал Ренну образцы всех этих растений, описал их жизненный цикл и даже заставил попробовать на вкус те два, которые не были ядовиты. Все они произрастали на болотах, где «вонючки» могли запросто подкатиться к ним, выставив четыре своих пожирающих органа. Эти органы имели цилиндрическую форму и позволяли всасывать огромное количество пищи. Не обладая достаточными знаниями, чтобы доказать это, Капитан тем не менее был уверен, что «вонючки» играли определенную роль в репродуктивном цикле по крайней мере одного из «своих» растений — что-то вроде того, как это происходит между пчелами и некоторыми земными растениями.

— Выходит, они чертовски живучи, много едят и занимаются перекрестным опылением растений, — подвел итог Ренн. — Ну и что в них такого страшного?

Капитан включил голопроектор:

— Взгляни-ка сюда, парень.

Ренн увидел большую «вонючку», катившуюся по узкому каналу в направлении камеры. На ее пути находилась маленькая надувная лодка. Сидящая в ней женщина гребла короткими отчаянными рывками, пытаясь убежать от «вонючки», но расстояние между ними неуклонно сокращалось. Женщина то оглядывалась через плечо, то устремляла взгляд в сторону камеры, и тогда можно было видеть выражение ужаса на ее лице.

— Причаливай к берегу! — непроизвольно воскликнул Ренн. — Тварь не пойдет за тобой в подлесок!

Женщина, конечно, не слышала его. Оказавшись рядом с ней, «вонючка» выбросила тысячи крошечных острых колючек, облаком повисших над ее жертвой. Ренн вздрогнул, когда женщина вскинула руки и колючки, наливаясь красным, прошли сквозь ее грудь. Потом женщина исчезла, захваченная монстром, но спустя несколько мгновений появилась снова, когда он забросил ее вверх, себе на «спину». Тысячи колючек вонзились в человеческую плоть, глаза были выпучены, рот искажен в безмолвном крике. Изображение почернело — это «вонючка» добралась до камеры и уничтожила ее.

19
{"b":"7197","o":1}