ЛитМир - Электронная Библиотека

Давайте, мрачно подумал Ренн. Идите и получите то, что вам причитается. Вонючая слизь монстра забрызгала лицо, он вытер глаза и прицелился. Лазерное ружье отбрасывало тусклый красный кружок света в мрачную глубину туннеля. Это было немного, конечно, но все же хоть что-то. И вот они появились — темные, неясные фигуры, передвигающиеся вперед короткими рывками. Насколько Ренн мог судить, у них были удлиненные тела, три или четыре пары коротких, неуклюжих ног и множество зубов. Каждый раз, когда красный кружок падал на одного из монстров, Ренн нажимал кнопку, и стрела голубого огня испепеляла его. Предсмертные крики слились в какофонию ужаса, но на месте каждого убитого тут же возникали двое новых.

Теперь Ренн действовал точно машина, несущая смерть, — прицеливался, стрелял, прицеливался, стрелял. Потом в какой-то момент он нажал кнопку и… ничего не произошло. Пусто. Перебросив ружье в левую руку, он выхватил пистолет. В замкнутом пространстве между стенами звук выстрела прозвучал неожиданно громко, ревом прокатился по туннелю и эхом отдался вдалеке. Ренн продолжал стрелять. Внезапно монстры развернулись и бросились бежать. В первый момент он не понял почему, но потом до него дошло. Звук. Их напугал звук выстрелов. Негромкий вой лазерного ружья не останавливал тварей; это сумел сделать грохот пистолета. Они обитали в туннеле, в вечном полумраке, и наверняка обладали слабым зрением, что компенсировалось отлично развитым обонянием и острым слухом. «Ушли», — счастливо подумал Ренн. Ему дважды повезло, но чувствовал он себя точно выжатый лимон.

Когда последние раскаты эха выстрелов затихли вдали и Ренн перезарядил пистолет, на расстоянии примерно пятидесяти футов впереди по ходу туннеля возник луч света, и вслед за ним опустилась деревянная лестница. На ней возникли сначала сапоги Капитана, а потом и вся его объемистая фигура. За спиной у старика висело лазерное ружье, в руке он держал фонарик.

— Привет, Джонни! Смотри-ка, вот и я. По-моему, ты нуждаешься в помощи.

Ренн буквально онемел от ярости. Он все еще силился подобрать подходящие к случаю слова, когда Капитан носком сапога прикоснулся к одному из трупов и покачал головой:

— За последнюю пару лет я не раз говорил себе, что надо очистить эти туннели от всяких тварей, но все как-то не получалось. Нет, это не совсем так, парень. Истина в том, что я против воли старался держаться от таких мест подальше. Ну? Ты что, не рад мне?

— Рад? Рад? Ах ты, лживый, дрянной, старый подонок! Ведь я тут чуть не погиб! Ты, выходит, знал, в какую заваруху я попал? Знал, что я плыл следом за тобой, и позволил, чтобы эти твари едва со мной не разделались? Да мне следует прикончить тебя прямо сейчас, на этом самом месте!

Капитан кивнул, точно соглашаясь:

— Все правильно, парень. Конечно, следует. И даже, может быть, ты в состоянии сделать это. Но суть-то — не в том.

Чувствуя, что его снова обманывают, но не зная, как не допустить этого, Ренн растерянно спросил:

— Какая еще суть?

Капитан усмехнулся: — Погляди на себя. От тебя несет, будто ты обгадился, и выглядишь ты словно черт, который только что вылез из пекла. Но ведь на тебе нет ни царапины.

Ренн бегло осмотрел и даже ощупал себя. Старик оказался прав — на нем и в самом деле не было ни царапины.

— Ну и что?

— А то, что прими мои поздравления, — ответил Капитан. — Твое обучение закончено.

Ренн долго-долго смотрел на него, а потом сказал:

— Ты — самый настоящий ублюдок, Капитан.

Старик улыбнулся:

— Так оно и есть, парень, так оно и есть. Пошли… Тебе надо выпить. Сегодня я угощаю.

Капитан показал ему руины, объяснив, что обнаружил их совершенно случайно несколько лет назад и с тех пор использовал как свою временную базу. У него и в самом деле хранились тут припасы. Кроме того, он нашел себе отличное убежище и даже обставил его грубоватой самодельной мебелью.

Вот как получилось, что, когда солнце опустилось за горизонт, они сидели в огромном зале, построенном давным-давно сгинувшей расой, и пили за здоровье друг друга. И по мере того, как час за часом уходили прочь, а двое мужчин обменивались байками о своей прошлой жизни, что-то начало незаметно, но необратимо меняться в их отношениях. Они как бы заключили между собой безмолвное соглашение. Здесь не было больше учителя и ученика. Может, это еще и нельзя было назвать дружбой, но по крайней мере теперь они разговаривали на равных.

Такие отношения сохранились между ними и в дальнейшем. Капитан настаивал, чтобы Ренн никогда и никому не рассказывал о развалинах. Тут нет ничего такого, что можно было бы продать и на этом заработать, говорил он, а кое-что мы можем даже потерять. Ведь старые здания очень привлекают монстров. Ренн не был уверен в том, что тут и в самом деле нет ничего ценного, но соглашался насчет монстров. На острове их обнаружилось великое множество, а это означало, что друзей ждет удачная охота.

Но рано или поздно всему, как известно, приходит конец. Через несколько недель охоты чудесный источник начал иссякать, и пришло время трогаться в обратный путь.

Опираясь на прошлый опыт Капитана, они путешествовали по его излюбленным местам и по пути продолжали охотиться. Капитан говорил, что это был лучший сезон охоты на «шкур» за все время его пребывания на Трясине и что именно Ренн принес ему удачу.

Но вот с «вонючками» дело обстояло гораздо хуже. Куда, к черту, они подевались? Капитан клялся, что за прошедшее время они непременно должны были встретить хотя бы пятерых-шестерых, и постоянно ворчал, что развелось слишком много охотников и что прежде чуть ли не за каждым деревом пряталась «вонючка». Именно этим он и занимался в одно прекрасное утро — ворчал и бранился, когда, вынырнув из-за крутого поворота, лодка чуть ли не налетела на взрослую «вонючку».

Бедное животное как раз завтракало, втягивая своими пожирающими органами болотную жижу, когда «Фред» буквально протаранил его, от удара отскочил назад на добрых два фута и тут же снова ринулся вперед.

Это был первый и последний раз, когда на глазах у Ренна Капитан потерял над собой контроль. Вместо того чтобы дать задний ход, он попросту выключил двигатель, и судно медленно задрейфовало вниз по течению. Лицо Капитана налилось кровью от злости и разочарования.

Тем временем «вонючка» втянула пожирающие органы, выбросила тысячи острейших колючек и приготовилась расправиться со странным созданием, только что прервавшим ее завтрак.

— Стреляй, парень, стреляй! Убей эту суку, или нам крышка!

Ренн ничего не слышал, полностью сосредоточившись на «вонючке», огромной, заполнившей собой весь прицел лазерного ружья. Невозможно промахнуться. Но внезапно в ушах зазвенели слова Капитана, сказанные в самом начале ученичества Ренна: «Можно обстреливать их целый день напролет, а они все еще будут живехоньки. Нет. Нужно попасть в какой-нибудь жизненно важный центр, только тогда с „вонючкой“ будет покончено. Желательно, в пятый малый мозг, который заведует движением».

«Легче сказать, чем сделать», — в ужасе подумал Ренн. Монстр уже набирал скорость. Ему понадобится всего несколько секунд, чтобы преодолеть разделяющее их расстояние. Все существо Ренна вопило: «Беги! Спасайся!», но он заставил себя застыть точно изваяние и вызвал в памяти грубый набросок, когда-то сделанный для него Капитаном и изображающий анатомическое строение твари. Значит, так. Внутри гигантского шара находятся пять малых мозгов. Пятый чуть больше остальных и расположен немного левее центра. Наложив этот образ на огромное тело, несущееся прямо на него, Ренн нажал на спусковой крючок.

Голубая молния пронзила монстра. В поисках пятого малого мозга Ренн начал водить лучом вверх и вниз, снова и снова. Чудовище продолжало надвигаться, словно не замечая луча, который прорезал его сверху донизу, выгравировав на поверхности тела неровную черную линию, немного похожую на змею. Она дымилась, выжигая и испаряя живую плоть. Линия то появлялась, то исчезала, но луч вгрызался все глубже, пока не настиг свою цель. Это произошло в тот момент, когда монстр уже почти коснулся носа лодки, но внезапно он потерял способность управлять своим движением, остановился, задрожал и…

22
{"b":"7197","o":1}