ЛитМир - Электронная Библиотека

Все не так уж плохо, думал Ренн, и на время успокаивался. Но очень быстро ощущение благополучия таяло, сомнения возвращались, и опять те же вопросы и ответы.

В сумерках он снизил скорость до минимума, ловя каждый звук и высматривая признаки костра на горизонте. На Трясине никто по ночам старался не путешествовать, боясь заблудиться в лабиринте протоков и бухточек. Поэтому Циклоп со своими людьми наверняка разобьют на ночь лагерь. Конечно, думал Ренн, маловероятно, что он сумеет добраться до них в первую же ночь. Кроме того, ему тоже требовалось найти безопасное место для ночевки, а это невозможно сделать в полной темноте.

И все же он едва не проморгал темный мазок дыма на фоне бледно-лилового закатного неба. Дым! Ренн выключил двигатель и причалил к берегу. Быстро обмотал причальный линь вокруг дерева, проверил, на месте ли оружие, и углубился в джунгли.

Никакого заранее продуманного плана у него не было. Шесть быстрых шагов от одного укрытия к другому, остановка, во время которой он прислушивался, приглядывался и даже принюхивался, — и все повторялось сначала. Примерно в том же направлении, где Ренн видел дым, тянулась тропа, протоптанная дикими животными. Держись подальше от нее, сказал он себе. Там, где ходят звери, можно угодить в капкан или ловушку, а то и напороться на засаду. Почаще оглядывайся, не забывай смотреть вверх и обращай внимание на все, чего здесь никак не должно быть. А-а, вот оно… Бутылка! Одна из тех, которые прихватил с собой Капитан. Так, теперь помедленнее… Что-то там виднеется впереди… Черт, поляна. Обойди слева. Еще одна бутылка. Ну вот, теперь все видно отлично.

Пусто. Это было то место, где они останавливались прошлой ночью.

Выйдя к берегу реки, Ренн быстро нашел след от киля, оставленный первой лодкой, и то место, куда врезался нос второй. Они благополучно убрались отсюда, но ничего, им от него не уйти. Вернувшись на поляну, Ренн включил маленький фонарик и тщательно осмотрел разбросанный повсюду мусор. Бутылка, несколько упаковок из-под мяса, и да, снова окровавленные бинты. Значит, раненый еще жив и они по-прежнему вынуждены с ним возиться. Неплохо. Ренн тщательно затушил остатки костра, чтобы его вид или запах не привлекли незваных гостей, еще раз оглянулся и растворился в джунглях.

Вернувшись на лодку, он приготовил скромный ужин. Перед сном разбросал по всей палубе тонкий слой мелкого гравия. Если кто-то под покровом ночи попытается проникнуть на лодку, хруст шагов разбудит Ренна. Еще одна из маленьких хитростей Капитана. Потом Ренн проверил, на месте ли бластер, и растянулся на койке. Какое блаженство. Спустя несколько секунд он уже крепко спал.

Ночь прошла спокойно. Как обычно, Ренн поднялся ранним, ясным утром. Съел холодный завтрак, собрал гравий и ссыпал его в специально предназначенное для этого ведро. Включил двигатель и продолжил путь.

Второй день мало чем отличался от первого — изматывающее физическое напряжение, тягостное однообразие окружающей обстановки и то накатывающий, то отступающий страх. Дважды Ренн замечал места, где они делали остановку, чтобы перекусить, и оба раза тщательно обследовал их. Эти подонки всегда оставляли за собой груды мусора. Поначалу такая беспечность удивляла его, поскольку, ясное дело, лишь облегчала ему преследование. Но потом он понял, в чем дело. Циклоп и его дружки настолько привыкли сами охотиться на людей, что им даже в голову не приходило, что и они могут превратиться в дичь. Ну что же, тем лучше.

Обследуя вторую стоянку, Ренн выяснил для себя еще кое-что полезное. Как обычно, среди мусора валялись бинты, и, тоже как обычно, они были в крови. Но на этот раз он обнаружил на них пятна чего-то еще — бесцветного, дурно пахнущего, очень похожего на гной. А гной мог означать одно — инфекцию Раненому явно стало хуже.

Ренн вернулся на борт «Фреда», ощущая нарастающее беспокойство. Что, если Одноглазый просто бросит раненого? Ренн исключал возможность того, что ранен сам Циклоп. Ходили слухи, что его пуля не берет, или, что более походило на правду, он был просто достаточно хитер и осторожен, чтобы всегда выходить сухим из воды. Что, если Циклоп избавится от раненого и налегке первым доберется до Расплаты? Тогда все планы Ренна летели к черту. Пять или даже, с учетом раненого, четыре к одному — скверное соотношение и здесь, на болотах, а в условиях города, где у банды наверняка есть друзья и сообщники, это было бы чистой воды самоубийством. Он может надеяться на успех лишь в том случае, если догонит их за пределами города, пусть даже совсем недалеко от него. Нужно поторопиться, сказал себе Ренн, и включил двигатель.

Час проходил за часом. Как и в прошлый раз, он заметил столб дыма уже в надвигающихся сумерках. Судя по темному оттенку дыма, костер все еще горел. Чувствуя, как внутри у него все напряглось, Ренн выключил двигатель, спрыгнул с лодки, привязал ее и нырнул в густой подлесок. Очень осторожно, используя все свои вновь обретенные навыки, он подобрался почти к самому костру. Под воздействием мощного выброса адреналина нервы натянуты точно струна, каждая клеточка тела вибрирует, сердце бешено колотится, вспотевшие руки стискивают ружье, в горле пересохло. Чувство, владевшее им в тот момент, можно было назвать смесью торжества и страха.

Внезапно совсем рядом воздух прошила автоматная очередь. Ренн рухнул на землю, но спустя некоторое время приподнялся на локтях, озираясь вокруг. И не увидел никого. Между тем хриплый голос произнес:

— Я проучу вас, ублюдки! Знаю, знаю, вы здесь, от меня не скроешься. Видел, как вы подкрадывались со всех сторон. Хотите добраться до Бластера? Ну, так идите и возьмите его.

Ренн завертел головой, но так и не увидел говорящего. Что за черт? К кому обращается Бластер? Где он сам? Что собирается делать? И где его дружки? Ренн сорвал с куста большой лист и помахал им в воздухе. Никакого эффекта. Приободрившись, он пополз вперед, делая короткие остановки, во время которых осторожно озирался, высматривая Бластера.

Вскоре его взгляду открылась небольшая поляна, в центре которой горел костер. Перед ним, привалившись спиной к украденному у Капитана мешку со снаряжением, сидел Бластер. Как раз в этот момент он вставлял в автомат новый магазин. Правая нога была вытянута и на уровне бедра стянута грязной повязкой. Еще со времени стычки на ЗП Ренну хорошо запомнились рыжие волосы Бластера и татуировка на лице. Неподалеку свернулся калачиком еще один мужчина. Он, по-видимому, спал. Итак, ранен, похоже, именно Бластер. Но кто, в таком случае, этот второй и почему он лежит здесь? Интересно, как можно спать под такой грохот? Как раз в этот момент Бластер снова выкрикнул что-то невразумительное и дал еще одну очередь из автомата.

Нырнув за дерево, Ренн обдумал ситуацию. Бластер явно вел себя как человек, которому мерещится черт знает что (может быть, под воздействием воспаления и лихорадки). Как Ренн и опасался, Циклопу надоело ползти еле-еле и он бросил раненого. Придется расстаться с мечтой разделаться со всеми ними на болотах. Ну что же, один или, может быть, двое все же лучше, чем ничего.

Ренн высунулся из-за дерева и увидел, что внимание Бластера приковано к чему-то на другой стороне поляны. Момент был подходящий. Установив ружье в развилке дерева, Ренн тщательно прицелился и нажал на спусковой крючок. Голубой луч хлестнул по рукам Бластера и отсек левую около локтя, а правую — на уровне запястья. Мгновенье его пальцы еще стискивали автомат, а потом он с глухим стуком упал ему на колени. Бластер, наверное, несколько секунд таращился на свои отрубленные руки и только потом завопил.

Взяв ружье на изготовку, Ренн вышел на поляну. Прижимая обрубки к груди, Бластер завывал, раскачиваясь из стороны в сторону.

Как ни странно, даже сейчас второй мужчина не шелохнулся, продолжая лежать в той же позе. Опасаясь ловушки, Ренн подошел к нему сзади, ткнул стволом ружья в ухо и сказал:

— Доброе утро, душечка… Пора вставать.

Никакой реакции. Зайдя с другой стороны, Ренн уперся сапогом в грудь лежащего и толкнул его. Тот перекатился на спину, и стало видно, что к груди он прижимает пустую бутылку, вся одежда у него в грязи, сальные волосы занавесили лицо, а из угла рта стекает слюна. И как же от него несло! Стакан. Вдребезги пьяный. Ренн заметил у него в кобуре пистолет, но решил оставить ему оружие.

24
{"b":"7197","o":1}