ЛитМир - Электронная Библиотека

Марла вздохнула. Еще один пустой, никчемный вечер. Ну, ладно. Может, Зараза отвлечется на Циклопа, и Марле не придется делать никаких дурацких трюков. Положив голову на лапы, она закрыла глаза, продолжая внимательно прислушиваться. На всякий случай.

Ренн остановился у входа в салун, сделал глубокий вдох, загнал страх поглубже и распахнул дверь. В большом зале мало что изменилось со времени его последнего посещения, разве что сейчас здесь было битком набито и шум стоял просто оглушительный. Проталкиваясь к бару, он обратил внимание, что стойку украсила новая резьба Максвелла. «Интересно, как поживает художник», — мельком подумал он. Заказал выпивку, заплатил и повернулся, скользя взглядом по лицам, но почти сразу же услышал, как чей-то голос сказал:

— Вот дерьмо! Смотри-ка, ведь это тот парень, которого нанял Капитан.

Люди поворачивались, чтобы взглянуть на него, и замечания сыпались со всех сторон:

— Черт, а я-то думал, что Циклоп прикончил и его…

— Bay! Давай сваливать. Сейчас здесь будет горячо.

— Бог мой… Ты только глянь на него!

— Десять к одному, что Циклоп разделается с ним, даже не моргнув… Чего?

— Не знаю, не знаю… С виду он парень крутой.

— Дерьмо. Будь ты хоть сто раз крутой, а до Циклопа с Ножом добраться все равно руки коротки…

Марла услышала все эти реплики задолго до того, как они коснулись ушей Циклопа и Заразы. И тут же очнулась от своей полудремы, чувствуя, что тело стало жестким, как сталь. Ренн! Они говорят о Ренне! Он здесь. Старательно скрывая свой интерес, она протяжно зевнула, подняла голову и увидела, как какой-то человек наклонился к Ножу и стал шептать ему на ухо. Тот перегнулся через Заразу и в свою очередь прошептал что-то Циклопу.

Со своей позиции на полу Марла плохо видела лицо Циклопа, но ошибиться она не могла — на нем внезапно возникло выражение беспокойства. Одноглазый был жесток и безжалостен, но отнюдь не туп, и ему не улыбалось устраивать сражение в публичном месте, да еще при соотношении сил всего два к одному. Выдавив улыбку — работа на зрителей, — он сказал что-то Заразе и встал. Нож сделал то же самое. Как только они отошли от столика, Зараза вытащила из кобуры бластер и положила его на колени. Ну, теперь соотношение стало три к одному в пользу Циклопа, подумала Марла. Стараясь не привлекать к себе внимания, она бросила взгляд на черную коробочку на правом запястье Заразы и взвесила свои шансы. Чем больше она раздумывала об этом, тем, казалось, плотнее сжимался вокруг шеи проклятый воротник, и ей даже стало трудно дышать.

К тому моменту, когда Циклоп и Нож встали, Ренн уже заметил их. Люди сновали туда-сюда у него перед глазами, а он внимательно вглядывался в их лица, пытаясь определить, есть тут у Циклопа сообщники или нет. А черт с ним, все равно придется рискнуть.

Они остановились примерно в сорока футах от Ренна: Нож — слева, Циклоп — справа. Нож выглядел безоружным, но все знали — он носил при себе ножи шести разных видов и мог молниеносно метнуть любой из них, чтобы тот полетел со скоростью пули. Это был невысокий смуглый мужчина с курчавой бородой и сросшимися черными бровями. Взгляд утонувших под ними блестящих маленьких глаз был полон враждебности.

Циклоп возвышался над Ножом как гора, его зрячий глаз цепко оценивал расстояние до противника, а металлический поблескивал, отражая свет. Кончики пальцев поглаживали рукоятки пистолетов, свисающих с бедер. Тряхнув головой, так что длинные сальные волосы рассыпались по плечам, Циклоп улыбнулся. Или, точнее говоря, оскалился; как ни назови, это зрелище вызывало дрожь.

Ренн все еще держал стакан в правой руке, а левая свисала вниз. На виду у него было только одно оружие — пистолет, но чтобы достать его, требовалось поставить стакан, а этот жест сразу насторожил бы Циклопа. По крайней мере, Ренн рассчитывал, что тот станет рассуждать именно так. Спиртное немного подрагивало в стакане, но Ренн от всей души надеялся, что Циклоп этого не замечает.

Одноглазый оглядел его с головы до ног и только потом нарушил тишину, внезапно затопившую зал:

— Разве ты не сдох?

Левая рука Ренна молниеносно взметнулась вверх. В памяти четко всплыли слова Капитана:

— Никакой болтовни, парень. Сначала стреляй, потом будешь разговаривать.

Он дважды выстрелил из припрятанного бластера. Вообще-то он рассчитывал первым убить Циклопа, но решил, что с левой руки безопаснее поразить сначала левую цель. В груди Ножа появились две черные дыры, Ренн выронил стакан и потянулся к свисающему с бедра пистолету.

Как только Зараза попыталась схватить бластер, Марла перекусила ей руку чуть повыше запястья. Кровь хлынула из обрубка, и все же Зараза потянулась другой рукой к черной коробочке, все еще державшейся на откушенной кисти, чтобы нажать кнопку взрывного устройства. Это было ошибкой, ставшей для нее роковой. Как только Зараза наклонилась, Марла подскочила и вцепилась ей в горло.

Циклоп выстрелил, опередив Ренна ровно на две секунды. Тяжелая пуля пятидесятого калибра вонзилась в плечо Ренна, заставив его развернуться и выронить пистолет. Когда он упал, Циклоп выстрелил снова, но промахнулся и тут же сделал третий выстрел, ранив Ренна в правое бедро.

Прежде чем Циклоп успел нажать на спусковой крючок в четвертый раз, в лицо ему ударила вспышка ослепительного пламени, и это было последнее, что он видел в своей жизни. Сверкающий энергетический луч вошел ему в мозг, прошил его и, выйдя, прожег дыру на потолке. Одноглазый рухнул, словно огромное дерево. Стол, на который он упал, развалился на части.

Мгновенье в зале стояла полная тишина, а потом ссохшийся маленький бармен высунулся из-за стойки, оглядел поле боя и прохрипел:

— Черт! Сбегайте кто-нибудь за Доком Фескером. Ставлю всем выпивку!

Глава восьмая

Ренн покинул дом Дока Фескера спустя ровно месяц после сражения в салуне. Раны его зажили, но он страшно исхудал и с трудом передвигал дрожащие, ослабевшие ноги. Но снова оказаться на свежем воздухе было удивительно приятно. Марла трусила рядом, солнце грело спину, в воздухе был разлит свежий аромат цветущих растений.

Все вокруг выглядело совсем не так, как прежде. Вода на улице городка высохла, а сам он наполовину опустел. На протяжении года на Трясине случалось шесть так называемых сухих сезонов, но этот был самым долгим. Сухой сезон — лучшее время для охоты, и большинство охотников не теряли времени даром. Вид опустевшего городка напомнил Ренну об их собственных проблемах. Взглянув на Марлу, он сказал:

— Черт, нам бы тоже следовало заняться делом, а то как бы не упустить весь сезон.

— Не стоит спешить, — ответила она. — Чтобы восстановить силы, тебе требуется время. Ну а если что… «Фред» полностью загружен и хоть сейчас готов в дорогу.

Это была чистая правда. Пока Ренн выздоравливал, его делами занималась Марла. Она продала лодку, доставшуюся ему от Капкана, и хорошенько исследовала жилище Циклопа. Двое каких-то придурков попытались помешать ей в этом, в результате чего им потребовались услуги Дока Фескера. Они так истекали кровью, что залили его новый ковер, по поводу чего Док ворчал до сих пор.

Украденные шкуры были уже проданы, но под полом Марла нашла кучу денег и драгоценностей. Драгоценности она сдала в Ассоциацию охотников, в надежде, что там сумеют вернуть их владельцам, а деньги оставила себе. Их оказалось достаточно, чтобы с лихвой перекрыть потерю заработка от упущенного охотничьего сезона. Да что там сезон! Фактически они могли не работать целый год, но Ренн и слышать об этом не желал.

И вот сейчас он сидел на постели, а Марла свернулась клубком в кресле рядом.

— Мы должны вырваться из этого вонючего мира, Марла. Я хочу восстановить свое доброе имя, ты хочешь получить новое тело. Да, да, я знаю. Ничего у нас не выйдет, все это чепуха. Но деньги, знаешь ли, многое могут… Поэтому мы начнем охотиться как можно быстрее. Если способ выбраться отсюда вообще существует, мы найдем его, и деньги нам в этом помогут.

27
{"b":"7197","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Bella Figura, или Итальянская философия счастья. Как я переехала в Италию, ощутила вкус жизни и влюбилась
Москва 2042
Маленькая страна
Моя Марусечка
О, мой босс!
Разоблачение