ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Земное притяжение
Воскресная мудрость. Озарения, меняющие жизнь
Три минуты до судного дня
Дорогие гости
Лолита
Последней главы не будет
Сумерки
Будь одержим или будь как все. Как ставить большие финансовые цели и быстро достигать их
И все мы будем счастливы

Этой кипящей, вспененной массе враждебной плоти противостояли пять мужчин и две женщины. Они стояли на небольшом пригорке спина к спине. Их оружие изрыгало смерть, кося волны подступающих со всех сторон монстров.

Среди них выделялся высокий чернокожий мужчина, на чьей изодранной в клочья одежде все еще были видны знаки различия командира взвода. Он стрелял из тяжелого трехствольного орудия, как из обычного автомата, хотя, как правило, такие орудия используются в качестве стационарной установки. При каждом выстреле тело человека сотрясала сильная отдача, зато монстры валились как подкошенные; беда была только в том, что на смену им тут же появлялись новые. Ренн видел, как раскрывался рот морского пехотинца, как двигались его губы, выкрикивая проклятия в адрес подступающих орд, но эти звуки тонули в грохоте выстрелов и душераздирающих воплях кенгуру.

Внезапно хвост одного из кенгуру обвился вокруг правой ноги командира и заскользил вверх, пытаясь добраться до его горла. Увидев это, женщина со светлыми волосами тщательно прицелилась и отстрелила чудовищу голову. Командир даже ничего не заметил.

Никаких сомнений — со стороны морских пехотинцев это была последняя попытка остановить монстров. Нужно было срочно что-то придумать, чтобы переломить ситуацию, но в голову ничего не приходило, и Ренн сделал то единственное, что было в его силах.

Установив лазерное ружье в прочную развилку дерева, он повернулся к Марле и крикнул:

— Прикрой меня сзади!

Она кивнула, и Ренн открыл огонь. Он начал с самого дальнего ряда монстров, убивая их одного за другим единичными, но предельно точными выстрелами. Возникло искушение просто поливать их огнем, но в этом случае он наверняка больше бы ранил, чем убил, и быстрее привлек бы к себе внимание. А его задачей было уничтожить как можно больше жутких тварей до того, как они поймут, что именно происходит. Поэтому он целился и стрелял, целился и стрелял… Боже, сколько же их!

Сраженные кенгуру содрогались, падали и оставались лежать в грязи. Если их симбиотические хвосты при этом уцелевали, они немедленно отправлялись на поиски нового хозяина. Нередко между ними разыгрывались настоящие сражения, когда два, а то и три этих змееподобных существа пытались прикрепиться к одному и тому же кенгуру. Все это придавало дополнительный оттенок происходящему — какой-то жуткой феерии. В бешеном ритме изрыгали огонь автоматы, кенгуру падали, их шкуры приобретали цвет грязи, а молочно-белый туман медленно колыхался, то скрывая, то обнажая безумные сцены оргии смерти.

Казалось, этому не будет конца. Как Ренн и рассчитывал, кенгуру не сразу поняли, что происходит, но когда это случилось, они повели себя так, словно ими управлял какой-то единый разум. Внезапно они разделились на две части, одна из которых продолжала атаковать морских пехотинцев, — сейчас, как показалось Ренну, их осталось шестеро, а другая развернулась и устремилась к нему.

Заметив это, пехотинцы приободрились. Однако Ренн этого уже не видел, потому что через считанные мгновения завывающая орда монстров нахлынула на него. Необходимость целиться отпала сама собой. Он просто водил дулом ружья из стороны в сторону, поливая огнем надвигающуюся на него стену разъяренной плоти, разрезая тела надвое и отрубая конечности. А они все шли, и шли, и шли. Монстры были всего в нескольких ярдах от него, когда блок питания лазерного ружья опустел.

Отбросив ружье, Ренн взял в левую руку пистолет, а в правую бластер. Монстры окружали его со всех сторон, а он отстреливался то с правой руки, то с левой, каждым выстрелом убивая или калеча кого-нибудь из них.

Марла изо всех сил пыталась помешать им зайти Ренну за спину, полностью замкнуть круг. Она разрывала тварей на части, в то время как их зубы и лапы не могли причинить существенного вреда металлу и пластику, из которых состояло ее тело. И все же она понимала, что победа будет за ними. Их было так много, что в любой момент они могли просто задавить ее числом. И тогда… Тогда они доберутся до Ренна. «Нет! — упрямо подумала она. — Этому не бывать!» И с новой яростью, вертясь во все стороны, продолжала рвать и отшвыривать, хлестать и кусать — настоящая машина для убийства, для которой в данный момент не существовало больше ничего.

А потом сражение внезапно кончилось. Как будто снова подчиняясь чьему-то безмолвному приказу, кенгуру развернулись и побежали, растворившись в джунглях и бросив на произвол судьбы свои змееподобные хвосты. По-видимому, с этими последними у них проблем не было.

Взглянув на Ренна, Марла увидела несколько небольших кровоточащих ран. Но гораздо сильнее ее обеспокоило странное, самоуглубленное выражение его глаз. Он как раз в этот момент перезаряжал пистолет, но действовал точно автомат. Впечатление было такое, как будто его душа покинула тело. Со всех сторон в несколько слоев лежали груды монстров. Тех, которые еще шевелились, он добивал одного за другим выстрелом в голову.

— Джонатан?

Ренн повернулся и посмотрел на Марлу с таким видом, точно не понимал, кто она такая и что здесь делает. А потом улыбнулся, и в этот момент, казалось, его лицо снова ожило.

— Марла, это ты… С тобой все в порядке?

Она с трудом подавила вздох облегчения.

— Надеюсь, что да. Пластик и металл… Что им сделается? — Она подняла взгляд на Ренна. — А вот ты ранен.

— Несомненно, — пророкотал звучный бас, и высокий командир оказался рядом с ними. Приложив сложенные ладони ко рту, он закричал. — Эй, Док! Тащи сюда свою задницу! Этот парень закапал кровью мои сапоги. — Снова повернувшись к Ренну, он протянул ему крепкую большую ладонь: — Командир взвода Марвин Джумо, имперская морская пехота. В следующий раз, когда мне вздумается играть роль няни для группы биологов, я приведу с собой не меньше чем дивизию.

Ренн засмеялся. Пока они обменивались рукопожатием, он бросил быстрый, но внимательный взгляд на могучего пехотинца. У того были умные карие глаза, высокие скулы, плоский нос со следами бесчисленных пьяных драк и широкая усмешка, обнажившая такие белые зубы, что они даже слегка посверкивали.

— Джонатан Ренн, к вашим услугам. И позвольте представить вам моего партнера, Марлу Мари Мендез.

— Рад видеть вас обоих, — ответил Джумо, без малейших признаков колебания пожав протянутую Марлой лапу. — В самом деле рад. Если бы не вы, я бы уже здоровался со своими предками, а, судя по словам отца, все они были те еще сукины дети.

Разговор был прерван появлением женщины-пехотинца, которая рядом со своим крупным командиром казалась еще более миниатюрной — эльф с короткими каштановыми волосами, но, увы, увешанный оружием. С одного плеча у нее свисал автомат, с другого ружье, а в правой руке она держала медицинский ранец. Джумо указал на Ренна:

— Вот твой пациент, Док… Займись им.

Она кивнула, положила на землю автомат, ружье и обежала взглядом ярких небольших глаз раны Ренна, оценивая степень их серьезности. Открыла медицинский ранец и сделала Ренну знак сесть на ствол упавшего дерева.

— Док у нас не слишком разговорчива, — с улыбкой заметил Джумо, — но дело свое знает… так же как и я.

— Золотые слова, — произнес новый мужской голос.

Слегка повернувшись, Ренн увидел приятного молодого человека, как раз в этот момент вышедшего на поляну. В чертах его лица проглядывало что-то азиатское, густые черные волосы были посредине разделены пробором и зачесаны назад. В темных глазах светились добродушие и ум. Правая рука висела на окровавленной перевязи.

Джумо состроил гримасу:

— Смотря в чьих устах они звучат… Это доктор Джордж Чин. Чин, позволь представить тебе наших спасителей. Это Джонатан Ренн, а вот эта лохматая красотка — Марла Мендез. Поосторожнее с ней… Она кусается.

Вопреки собственному желанию Марла засмеялась. А между тем попробовал бы кто-нибудь другой назвать ее лохматой красоткой — сразу бы познакомился с ее острыми зубами. Но Джумо как-то так это сказал… Как говорят только о своих. Она даже слегка смутилась, когда Чин наклонился, чтобы пожать ей лапу.

30
{"b":"7197","o":1}