ЛитМир - Электронная Библиотека

Лишенный семьи, Шинто, естественно, оказался в среде головорезов и убийц и там сумел пробить себе дорогу. Научился воровать, ненавидеть и убивать. Раз освоив эти навыки, в дальнейшем он использовал их очень эффективно, умело сочетая с единственным наследием, полученным от матери, — врожденной способностью предчувствовать надвигающуюся опасность. До конца не понимая ни природы, ни сути этого дара, он все-таки осознавал его реальность и действенность. Удивительный дар не раз спасал ему жизнь.

Совсем недавно, к примеру, зайдя в ночной клуб, Шинто наткнулся там на наемного убийцу. Почувствовав что-то неладное, он молниеносно вытолкнул вперед Донну и ощутил, как задергалось ее тело, когда в него угодили пули. Телохранители Шинто прикончили убийцу на месте, а спустя несколько дней и того, кто его нанял.

Это произошло два месяца назад. Понадобится немало времени, чтобы как следует натаскать новую «миссис». Двойняшки, конечно, доставляли Шинто немало приятных минут, но, в общем, оказались весьма жалкой заменой Донне.

Итак, благодаря своей способности предчувствовать опасность и холодной, расчетливой жестокости Шинто стал богатым человеком. А став им, обзавелся роскошным и, главное, абсолютно безопасным жилищем. В предгорьях Северной Америки он построил для себя современный вариант замка шестнадцатого столетия. Сказывалось детство, проведенное в нищете и заброшенности. Повзрослев, Шинто начал испытывать острую потребность в большом личном пространстве. И оно у него появилось. Замок окружали сотни квадратных миль прекрасных девственных лесов, что обеспечивало и уединенность, и естественный барьер между Шинто и его многочисленными врагами. Конечно, леса принадлежали не ему лично, они были собственностью имперского правительства, но он заключил долговременный договор аренды, и практически это ничуть не хуже. Он вспомнил об охраняющих замок огромных свирепых псах, выведенных с применением методов генной инженерии специально для этих целей, и улыбнулся. Нет, его покой и уединение не нарушит никто.

Глядя на россыпь звезд у себя над головой, Шинто уже в который раз задался вопросом, жива ли еще его мать. И если да, то гордилась бы она им? Радовалась бы успехам и процветанию того, кто был связан с ней узами плоти и крови? Он от всей души надеялся, что да. Внезапно ему показалось, что звезды потускнели на мгновенье, а потом снова обрели прежнюю яркость. Шинто вздрогнул. Кто-нибудь другой, может быть, объяснил бы этот феномен кратковременным изменением состояния атмосферы. Но только не Шинто. Он знал, что дело совсем в другом. Надвигалось что-то скверное, очень, очень скверное, грозящее ему гибелью. Охваченный внезапной тревогой, Шинто вернулся в спальню и закрыл за собой дверь.

Ренн не сводил взгляда с видеоэкрана, на котором Земля с каждым мгновением становилась все больше. Голубая, осыпанная глазурью белых облаков и несказанно прекрасная.

Свобода.

Все случившееся до сих пор просто не укладывалось в голове. После нападения снайпера они тут же связались с шаттлом и в последний раз свернули лагерь. Пока пехотинцы укладывали вещи, Ренн завел «Фреда» в одну из проток, бросил якорь и топором прорубил большую дыру в его корпусе. Когда вода хлынула внутрь, Ренн перепрыгнул в лодку снайпера и отплыл подальше. Удивительно быстро «Фред» погрузился в грязную воду и исчез. Смотреть на это было больно, но что оставалось делать? Никто не должен найти этого места, не должен узнать, что они тут обнаружили, пока ученые не смогут вернуться. Вслед за «Фредом» ушла на дно и маленькая лодка снайпера со всем ее содержимым. Что касается самого убийцы, то он обрел последнее пристанище в одной из канав Хончо, а его крылатые любимцы стали добычей ненасытных пожирателей падали.

Спустя совсем немного времени нервный лейтенант Фитц посадил шаттл на древнюю ЗП — в первый раз за тысячи лет, но, скорее всего, не в последний.

На борту космической станции было много слез, тостов и речей. К сожалению, все это не оживило Хончо, Исаака и Форда. Тело Хончо было запечатано для доставки на родину и погребения под священным семейным деревом. Форда и Исаака похоронили в космосе — их тела отправились в вечное странствие вокруг Трясины. Всем очень не хватало погибших товарищей.

Ванесса тут же приняла командование на себя. Волнуясь, она пыталась представить себе, что ее ожидает. Их открытие произведет сенсацию, и поскольку Хончо погиб, именно она окажется в центре внимания. Не удивительно, что всю дорогу от Трясины до Луны-один она держалась особняком.

Их корабль встречала целая армия репортеров, жаждущих получить интервью — интервью, которые Ванесса не менее страстно жаждала им дать. Отдавая должное Хончо и Чину, она каким-то образом сумела представить себя движущей силой всей экспедиции, и пресса с удовольствием подхватила ее версию. Что могло быть лучше? Привлекательная молодая женщина-ученый высаживается на таинственной планете-тюрьме, пробирается по кишащим монстрами болотам и совершает археологическое открытие года! Эта история не сходила с голоэкранов и страниц газет на протяжении целых двух недель, после чего о ней постепенно стали забывать.

Натужно скрипя и медленно набирая ход, начали проворачиваться официальные колеса. Вскоре уже вовсю шла подготовка к новой экспедиции и, по рекомендации Ванессы, разрабатывались планы привлечения к работе осужденных Трясины. Ренна это радовало. Может быть, кто-то из тех, кто заслуживает получить свой шанс, обретет такую возможность.

Во время всей этой шумихи Ренну и Марле удалось остаться в тени. Их имена упомянули лишь мимоходом, да пару раз взяли у них интервью, этим все и ограничилось. И хорошо, думал Ренн. Меньше всего ему хотелось, чтобы Шинто насторожился. Он от всей души надеялся, что у того есть занятия получше или, учитывая специфику деятельности Шинто, похуже, чем смотреть новости.

Наконец дошла очередь и до рассмотрения в суде дела о помиловании Ренна и Марлы. Верная своему слову, Ванесса поддерживала их на протяжении всего процесса. Как Ренн и опасался, подобных прецедентов до сих пор не было, и поначалу у представителей закона возник целый ряд сомнений и вопросов. Обладал ли Хончо достаточной властью, чтобы помиловать имперских заключенных? Не следует ли передать дело в суд высшей инстанции? И тут Ренн едва не запаниковал, что было вполне объяснимо, учитывая его печальный опыт обращения в этот самый суд высшей инстанции. К счастью, в пользу Ренна и Марлы очень убедительно свидетельствовали показания Ванессы и письменные заявления Джумо и Чина. Но не только они решили исход дела.

Слава и известность — не такие уж плохие вещи. Именно они стали одной из причин того, что сэр Люций Грисволд, губернатор Луны и кузен самого Императора, встал на сторону Ренна и Марлы. Он просто взял и помиловал обоих своим декретом, да еще вдобавок наградил каждого не такой уж маленькой суммой в тысячу империалов. А потом… пригласил Ванессу на обед. Ренн сильно подозревал, что именно это и было главной целью губернатора.

Той ночью Ренн и Марла праздновали свою вновь обретенную свободу. Все происходило очень скромно — скорее дружеская беседа, чем праздничное застолье. Оба чувствовали острую потребность внести ясность в свои взаимоотношения. Хотя Трясина свела их вместе по необходимости, в дальнейшем между ними возникла дружба, позже переросшая даже во что-то большее. Во что-то столь неуловимое и хрупкое, что ни тот, ни другая не решались говорить об этом. Они обсудили свое настоящее и будущее и договорились, что их партнерство будет продолжаться. Было решено сначала утрясти проблемы Ренна, а потом уж заняться делами Марлы. В общем-то, в этом вопросе у них не было выбора, поскольку новое тело для Марлы стоило не меньше четверти миллиона империалов; не хватало всего-навсего каких-нибудь двухсот сорока восьми тысяч.

Между тем восстановить доброе имя Ренна было не так-то просто. Шинто, конечно, виновен, в этом Ренн не сомневался, но на его стороне были богатство, власть и небольшая армия высокооплачиваемых и потому преданных слуг.

50
{"b":"7197","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эланус
Метро 2035: Приют забытых душ
Линейный крейсер «Худ». Лицо британского флота
Рыжий дьявол
Царский витязь. Том 1
Тепло его объятий
Центр тяжести
Дети мои
Белый квадрат (сборник)