ЛитМир - Электронная Библиотека

С другой стороны, Ренн тоже обладал кое-какими преимуществами, пусть на первый взгляд и не столь весомыми. И прежде всего это изменения, происшедшие в нем самом. Теперь он смотрел на своего врага глазами охотника. Кто такой Шинто? Монстр, мало чем отличающийся от любого другого монстра. Монстр, обладающий «шкурой», которая помогает ему раствориться в окружающем обществе, как в джунглях, приспосабливаться к законам и обычаям и наносить удары из засады. Но Ренн изучил эти «джунгли» вдоль и поперек, очень хорошо представлял себе, каким оружием можно убить Шинто, и имел достаточно мужества, чтобы воспользоваться этим оружием. Как охотник, он располагал преимуществом неожиданности, инициативы — и отчаяния. Да, шансы были примерно пятьдесят на пятьдесят. Но сначала Ренну требовалась информация. Самая разная и как можно больше.

Шаттл слегка содрогнулся, вспоров новый слой воздуха. Ренн вместе с сиденьем откинулся назад и послал Шинто мысленное предупреждение: «Наслаждайся жизнью, пока можешь, Шинто… потому что тебе недолго осталось».

Первая неделя на Земле ушла на то, чтобы решить всякие организационные вопросы и подыскать место для жилья. Несколько дней Ренн провел в заведении вроде ночлежки, жадно впитывая экономические и политические новости и изучая горы статей, касающихся Шинто и его сделок. Компания куплена там, компания продана здесь — его заклятый враг, казалось, был вездесущ. Официально высшее общество не признавало Шинто — из-за его незнатного происхождения, — и все же он сумел добиться того, что его имя окружал ореол некоторой респектабельности. Пресса широко освещала его щедрые денежные пожертвования и участие в благотворительных фондах, большинство которых так или иначе имело отношение к детям. Действуя умело, монстр ухитрялся выглядеть в глазах окружающих преуспевающим человеком, полным сочувствия к тем, от кого отвернулась удача, — вот, пожалуй, и все, что Ренн вынес из своего упорного чтения.

Поразмыслив, он решил поступить на работу в «Шинто Энтерпрайзес». Это было рискованно, конечно, но каждому охотнику известно, что смелость, как правило, окупается. К тому же шансы на то, что его вычислят, были очень невелики. В конце концов, его историю все уже давным-давно забыли. «Шинто Энтерпрайзес» была самой крупной, хорошо известной и, как предполагал Ренн, легитимной компанией Шинто. Ренн легко устроился туда, правда не на какую-то высокую должность, а всего лишь помощником управляющего товарным складом. И тем не менее этот шаг позволил ему приблизиться к Шинто и его делам. А тот факт, что Шинто еще и платил ему жалованье, делал ситуацию даже забавной.

Ренн, конечно, не рассчитывал, что, работая на складе, обнаружит какие-то доказательства преступной деятельности Шинто. Это было бы слишком наивно с его стороны. Однако даже доступная ему документация компании могла помочь выяснить, что стало с его собственным делом. Уже одно это было бы совсем неплохо. В суд, конечно, с такими «доказательствами» не пойдешь, но Ренн и не собирался действовать подобным образом. Да, тот, прежний Ренн, мягкий, заплывший жиром, допустивший, чтобы его бросили в тюрьму, наверное, именно так и пытался добиться справедливости. Однако новый Ренн, прошедший суровую школу и уцелевший в невероятно трудных условиях, превратился в совершенно другого человека. Он стал убийцей монстров. Ему не нужны были никакие суды, честные или продажные, не важно. Ему требовалось одно — информация. И как только она окажется у него в руках, он сам станет судьей и, если понадобится, палачом.

В первый же день, когда Ренн отбыл на работу в «Шинто Энтерпрайзес», Марла отправилась в так называемый Силиконовый клуб, расположенный неподалеку от Западного космопорта. За ней по пятам тащился старый пьяница, утверждающий, что его зовут Кэп. Ренн нанял этого типа исключительно для прикрытия, чтобы Марле не приходилось целыми днями отвечать на идиотские вопросы вроде: «Это не шутка? Ты действительно была когда-то человеком?»

Понимая, что и впрямь нуждается в такого рода «защитнике», Марла жалела лишь о том, что Ренн не подыскал кого-нибудь поприличнее. У Кэпа были бегающие глазки и большой красный нос. А как от него воняло! Кэп клялся и божился, что когда-то командовал космическим грузовым судном. И хотя у него сохранились рваные обноски, вроде бы напоминающие форменную одежду, и он без конца пересказывал старые космические байки, Марла была убеждена, что Кэп не отличит гипердрайв от кофеварки. Но стоил этот пьяница недорого, всего лишь бутылку виски в день, а она нуждалась в сопровождающем.

Так они и двигались — Марла впереди, все время подгоняя Кэпа, чтобы он не отставал, а Кэп сзади, ворча и ругаясь.

До космопорта они добирались на общественном транспорте и собственных ногах — и все ради того, что Ренн называл «экономией бюджета». Не слишком-то приятно, конечно, но Марла понимала, что Ренн прав. Их единственная скудно обставленная комната стоила сотню империалов в день. Может, жизнь на Земле ценилась и невысоко, но жить на ней стоило очень даже недешево.

Пространство вокруг космопорта представляло собой скопище уродливых зданий, которое военные именовали «боевой зоной». В целом, однако, такие районы теперь были не типичны для Земли. К этому времени безобразные индустриальные комплексы и окружающее их убожество уже давным-давно перекочевали на другие планеты. Очищенные от мусора, ухоженные имперские земли украшали скульптуры и обширные зеленые парки; в общем, ничто не оскорбляло взгляд. Ничто — за исключением небольших кварталов, окружающих космопорты.

Примером тому мог служить западный космопорт. Так же как и древние морские порты, любой космопорт быстро становился центром коммерции, местом, где шла бойкая купля-продажа и где меньше всего заботились о красоте и порядке. Космопорты были необходимым злом, воротами, через которые в Империю поступало богатство, а все ненужное выбрасывалось прочь. Здесь между рейсами останавливались космолетчики, чтобы, как когда-то до них моряки, попытаться ухватить глоточек-другой доступного счастья. В «боевой зоне» можно было найти удовольствия и развлечения на любой вкус, законные и не поощряемые законом, самые что ни на есть невинные и грозящие обернуться большими неприятностями. Здесь имелось множество баров, рассчитанных главным образом на космолетчиков, навигаторов и морских пехотинцев, игровые залы, бордели, заведения, где торговали наркотиками и оружием, рестораны, магазины и вообще почти все, о чем только может мечтать человек, жаждущий приключений.

Среди этих поставщиков «радостей» жизни был и Силиконовый клуб — убежище для киборгов.

Когда они добрались до запутанного лабиринта «боевой зоны», у Марлы возникло ощущение, будто она вернулась домой. В прежние, не самые лучшие свои времена ее частенько так и тянуло сюда. Здесь она могла быть самой собой, здесь люди не обращались с ней как с выродком, потому что сами были не лучше, пусть и на иной лад. В других заведениях на Земле болтающаяся без дела киберсобака вызывала только косые взгляды, а здесь Марле всюду были рады, лишь бы денежки платила.

Мало что изменилось с тех пор, как она была тут в последний раз. Ну, несколько старых баров закрылись, и на их месте появились новые. Ну, часть одного из кварталов переместилась на уровень вниз из-за недавнего крушения шаттла. Однако в целом это была все та же зона. По-прежнему всюду горели яркие огни, по-прежнему «фараоны» так и зыркали взглядами по сторонам, роботы-торговцы по-прежнему с надоедливым энтузиазмом пытались всучить свой товар, и воняло тут по-прежнему как из бочки с отбросами. Но какая-то часть Марлы — может быть, не лишенная некоторой доли порочности — по-прежнему любила все это. По не совсем понятной ей самой причине ее привлекало и натужное веселье, и ощущение скрытой опасности, таящейся за каждым углом, и даже здешнее убожество. Если жизнь за пределами зоны казалась чертовски правильной и поэтому немного скучноватой, то здесь она яростно кипела и бурлила, предлагая сотни увлекательных возможностей.

51
{"b":"7197","o":1}