ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава седьмая

Кэп вышел из банка и огляделся. Пилакс сильно отличался от Диеты. Вместо разбитых дорог — широкие мощеные улицы, по которым плотным потоком двигался: транспорт. Гудели клаксоны, из окон магазинов вырывалась громкая музыка, выли сирены, хорошо одетые люди многоцветным калейдоскопом мелькали перед ним.

Кэп улыбнулся, уступил дорогу напористому молодому человеку с блестящим портакомпом и поискал глазами, где бы отдохнуть. Первые два этажа всех зданий на обозримом пространстве занимали магазины, рестораны и салоны. Сверкали, вспыхивали и пульсировали огнями вывески. Заведений было предостаточно. Дорогие клубы, дешевые забегаловки, этнические бары, но для космонавтов — ничего подходящего.

Кэп поднял руку и влез на заднее сиденье со скрежетом затормозившего такси.

— Куда прикажете?

— Отвезите в Бласт Таун. В какой-нибудь кабак для космонавтов.

Такси сорвалось с места.

— Поблизости от порт а много хороших баров. У меня даже реклама имеется.

— Поставьте, пожалуйста.

Кэп прослушал три рекламных объявления. Все себя расхваливали, Кэп выбрал кабачок «Вилли-Бластера», как самый старый. По его опыту, чем старше бар, тем он своеобразнее, тем крепче традиции, интереснее клиентура. Кроме того, кабачок Вилли находился ближе всего к космопорту, то есть был самым удобным.

Выехав из центра Бриско, Кэп увидел длинную череду складов, которые затем уступили место барам и борделям Бласт Тауна.

Бласт. В былые дни, когда Соренсон был одним из самых многообещающих и самых высокомерных молодых офицеров на «Имперских Линиях», этого городишки он избегал, как чумы. Он тогда с презрением относился к отрепью, тянущему дешевое пойло в вонючих кабаках. Тогда, когда был очень молод.

Шофер остановился, рассчитался с Кэпом и поблагодарил его. Кабачок Вилли украшала голографическая вывеска, трехмерная картинка, на которой из горизонтальной бутылки виски в такой же горизонтальный стакан лилась электронная жидкость.

Оглядевшись, Кэп заметил, что у соседних баров не менее причудливые фасады — видимо, шла конкурентная борьба за самую безвкусную вывеску.

Очутившись внутри, Кэп почувствовал себя в своей тарелке — темно и грязно. Облизнувшись, он подошел к стойке, чтобы заказать выпивку.

Бармен носил на глазу повязку, сделанную из чего-то или кого-то с зеленой чешуйчатой кожей. Передник на нем был такой грязнущий, что Кэп не мог понять, какого он изначально был цвета.

— Один виски, сэр. Сразу расплатитесь или за столик сядете?

— Пожалуй, сяду за столик, — ответил Кэп. Опасное решение, но, если держать себя в руках, можно и напиться в меру, и остаться в состоянии управлять быстроходкой. Всего и делов-то — выйти на орбиту да долететь до дому.

Он огляделся по сторонам. В кабачке почти никого не было.

— Не густо у вас сегодня народу.

Бармен пожал плечами и вытер стойку мокрой тряпкой.

— Да еще рано, сэр. Вот ближе к вечеру, там начнут собираться.

Кэп кивнул.

— А где здесь туалет?

— Вон там, — ответил бармен, указывая рукой в глубь помещения. — Дойдете до горнячки и направо.

— Горнячки? — Кэп прищурился в темноту.

Да, точно, расслабленно прислонившись к спинке стула, там сидела женщина в потрепанной кожаной куртке. Может, у нее удастся вынюхать что-нибудь интересное. Это будет стоить ему выпивки — цена невелика.

Кроме того, беседа с ней оправдает его присутствие в баре и переведет его визит сюда в категорию «коммерческих исследований».

Кэп жестом подозвал бармена и указал на астерогорнячку:

— Налей ей еще порцию того, что она пьет.

Тот понимающе усмехнулся в ответ и потянулся за стаканом.

К тому времени, когда Кэп вернулся, его выпивка, вместе с высоким стаканом зеленой жидкости, стояла перед астерогорнячкой.

Волосы скручены в высокую тугую прическу по военно-морской моде. На лбу и щеках алеют пятна: кожа стерта от бесконечных часов, проводимых в скафандре. Наверняка горнячка.

— Я не шлюха какая-нибудь, мистер. Так что если вы решили меня склеить, то забудьте.

Кэп усмехнулся.

— Я вас не клею. И вы мне ничем не обязаны. Просто побеседуем.

Женщина кивнула.

— Договорились. Так, предупредила на всякий случай. Присаживайтесь. Меня зовут Либби Нокс. Все меня зовут Нокс, или Нокси.

— Прекрасно, Нокси. Меня зовут Соренсон. Все зовут меня Кэпом. Что вас привело на Пилакс?

В своих попытках обнаружить «Звезду Империи» Кэп за последние несколько лет провел сотни, если не тысячи подобных бесед, и история Нокси начиналась вполне банально.

По рассказу Нокси, они с партнершей, женщиной по имени Фарли работали на прииске в глубине пояса. Работать приходилось изо всех сил, но двое женщин кое-как тянули лямку, даже извлекали какую-то прибыль, пока на их прииск не налетел «перекати-космос».

Так назывались большие обломки породы, которые перекатывались от астероида к астероиду, как огромные бильярдные шары, заставляя те, что покрупнее, менять привычные орбиты, а более мелкие разбивая вдребезги. Такая участь выпала и на долю прииска Нокси.

К счастью для нее, Нокси в тот момент отсутствовала, отправившись на мотороллере на соседний астероид. Фарли повезло меньше. Вместе с их шлюпкой в момент столкновения она исчезла.

Как и у многих других рудокопов, у женщин на соседнем астероиде находился тайник на случай катастрофы. Там были припрятаны запасы воды, кислорода и еды, достаточные для того, чтобы выбраться из пояса. Погрузив это имущество на санки, Нокси подцепила их к мотороллеру и пустилась в утомительное путешествие к ближайшим воротам. Там она могла укрыться под специально возведенным для этих целей куполом, включить аварийный маяк и ждать помощи.

В этой истории до сего момента не было ничего необычного, превратности жизни на астероидах всем известны. Но затем, разговорившись после четвертого стакана, Нокси сообщила нечто такое, что Кэп моментально протрезвел.

— Да-а, — протянула Нокси. — Как ни странно, кислорода еще хватало, но запасы продовольствия уже подходили к концу, да и воды тоже. И вот я уж совсем было приготовилась к большому прыжку, как вдруг увидела корабль.

— Корабль?

— А я что — не так сказала? Да, корабль. Большой такой, паршивец, на лайнер смахивал, ну, вы знаете, о чем я?

— Да, — нетерпеливо подтвердил Кэп. — Я знаю, о чем вы. И что же дальше?

— Что-что, — Нокси уже порядком накачалась. — Я уж решила, что спаслась. Я думала, меня примут на борт, накормят и я погрею свою задницу в отдельной каюте.

— Ну и9 — поторопил ее Кэп, догадываясь, куда она клонит, и сгорая от нетерпения.

— Ну и это оказался призрак, — провозгласила Нокси. — Привидение. Чертовски не повезло.

— Так вы попали на борт?

Нокси покачала головой.

— Времени не было. У меня ведь запасы кончались. Да и на кой черт мне призрак? Пришлось выбираться самой.

— Как это судно выглядело? — нетерпеливо спросил Кэп. — Вы его можете описать?

Нокси опустошила очередной стакан и вытерла нос тыльной стороной рукава.

— А чего впустую языком молотить? Уж лучше на фотку взглянуть.

— Вы сделали фотографию? — с замиранием сердца спросил Кэп. Боже правый, неужели после стольких лет он все-таки нашел «Звезду Империи»?

— Да, черт побери, — ответила Нокси, роясь во внутреннем кармане кожаной куртки. — Она у меня где-то тут, погодите-ка. Вот, поглядите.

Когда Кэп брал измятую голограмму, руки у него дрожали. Борясь с последствиями алкогольного воздействия, он напряг глаза, чтобы не двоилось, и удовлетворенно хмыкнул.

Да, корабль, так оно и есть, и по размеру соответствует «Звезде Империи».

К сожалению, изображению недоставало резкости. Ровно настолько, чтобы точно опознать судно, но что тут еще надо, судя по размеру и форме это обязательно должна быть «Звезда Империи».

Значит, она там! Можно сказать, почти целехонькая и ждет, когда он за ней явится.

17
{"b":"7198","o":1}