ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Левиафан
Мужчине 40. Коучинг иллюзий
Слияние
Зачем мы спим. Новая наука о сне и сновидениях
Три товарища
Тьерри Анри. Одинокий на вершине
Приоритетное направление
Михайловская дева
Мой путь к мечте. Автобиография великого модельера

«Уважаемый капитан Соренсон,

относительно ситуации с объектом Д-878, в настоящее время находящимся на орбите ОУ-18. Мы ознакомлены с тем фактом, что объект занимают неуполномоченные существа.

Однако этот факт ни в коем случае не освобождает вас или ваш экипаж от ответственности за выполнение контракта и попадает под сферу действия пункта второго на странице шестьдесят седьмой, который ясно утверждает "…что исполнитель контракта несет полную и абсолютную ответственность за любые формы жизни, обитающие на орбитальном мусоре и вокруг него в течение срока действия контракта''.

С учетом этого мы напоминаем вам, что окончательный расчет состоится по истечении оговоренного в контракте срока и что время почти вышло.

При возникновении возражений по поводу содержания данного письма вы имеете право обжаловать наше решение. Принимая во внимание нашу загруженность в настоящий момент, ваша жалоба будет рассмотрена через шесть или семь месяцев.

С уважением,

Каролина Бакстер

Секретарь орбитальной комиссии

Планета Пилакс».

Ландо вернул письмо.

— Не могу понять. Что за формы жизни? И что такое — объект Д-878?

— Это заброшенная станция, — с недовольным видом ответил Кэп. — Я наткнулся на нее, пока вы с лейтенантом Айтеком играли в казаков-разбойников. Как я понимаю, она была выпущена как невесомая узкопрофильная биолаборатория. Построившая ее компания разорилась, станция поменяла несколько владельцев и была полностью покинута.

— И что?

— И то, что она слишком велика для утилизации в таком виде, в каком она есть. Согласно условиям контракта, мы должны разбить ее на более мелкие кусочки, а это значит — уничтожить людей, которые живут на борту.

Ландо удивленно поднял брови.

— Сколько людей? И как они существуют?

— Всего двое, — ответил Соренсон. — А что касается второго вопроса, то кое-как перебиваются. Роются в мусоре, подворовывают, и все такое.

— И чего вы от меня хотите? Кэп пожал плечами.

— Ты читал письмо. Это наше дело. Или мы от них избавляемся, или остаемся без денег. Ступай и выгони их.

Ландо прищурил глаза.

— Почему я? Почему вы сам их не выгоните? Соренсон стукнул кулаком по столу. От удара все, что лежало на нем, подпрыгнуло.

— Потому что я, черт возьми, капитан! Потому что это мой корабль, а не твой!

— Хорошо, хорошо, — сказал Ландо, отступая к дверям. — Не будем устраивать бунт на корабле. Объект Д-878 на ОУ-18. Считайте, что с ним уже покончено. До скорого.

Ландо завел тормозные двигатели и дождался, когда корабль выравняет скорость с объектом Д-878. Он представлял собой жалкое зрелище. Два цилиндра, обмотанные длинным куском решетки, и беспорядочный набор солнечных панелей. Кэп был прав, в таком виде эту штуковину на переработку не отправишь, надо разбить на части. Его вывел из раздумья радиосигнал на межсудовой частоте. Голос принадлежал мужчине:

— Эй, вы там… Не знаю, кто вы такие и что вам надо, но лучше убирайтесь отсюда подобру-поздорову. Я нацелил на тебя энергопушку модели Нергелон 500. Одно неверное движение, и ты — обломок металла.

Ландо взял в фокус солнечные панели станции и посмотрел на датчики бота. Для Нергелона 500 они мощности не наработают, и, судя по тепловому сигналу со станции, бортовой синтезатор тоже слишком слаб. Это чистый блеф.

— Я только хочу переговорить, — ответил Ландо. — Я надену скафандр и загляну к вам в гости.

— Не смей! — выразительно произнес мужчина. — Если не хочешь свариться заживо вместе со своим скафандром.

— Боюсь, что придется рискнуть, — сухо ответил Ландо.

Через двадцать минут реактивная ранцевая установка на скафандре Ландо несла его по направлению к станции. Из скафандра так и не выветрился запах трюма мусорной баржи класса IV. Ландо старался дышать ртом.

Д-878 был уже так близко, что Ландо разглядел главный шлюз. Туда он и направился. Находясь в сотне ярдов от станции, он снова услышал тот же голос. На этот раз — по скафандровой рации.

— Ладно, пушкой я воспользоваться не смог, но если ты пристыкуешься, то я всажу тебе разряд из бластера прямо в светофильтр.

— Очень некрасиво получится, — спокойно ответил Ландо, — и абсолютно без надобности. Может, лучше побеседуем? Мне больше ничего не надо.

Ответа не последовало.

Ландо зацепился и включил электромагниты в ботинках. Они ударились о цилиндрический корпус с такой силой, что у него подогнулись колени.

Теперь, взгромоздившись на верхушку станции, Ландо увидел, что она порядком потрепана. Впечатление было такое, будто в один из цилиндров примерно посередине врезалось что-то тяжелое, может, корабль. Пробоина была кое-как заделана вкривь и вкось со штопанными лоскутами металла.

Были еще и другие повреждения; по всем признакам, со станции сняли все внешнее оборудование и сделали это весьма беспощадно.

Ландо прошелся по корпусу, достал из пояса многоцелевой инструмент и постучал по шлюзу. Люди внутри должны были его услышать.

Никакого ответа.

Ландо вздохнул и наклонился к рации.

— Ладно, продолжайте упрямиться. Придется прорезать вход.

Ландо выпустил из рук инструмент, тут же втянутый тросом на место. Взяв висевший у его бедра режущий лазер, Ландо проверил, заряжен ли энергопакет, и привел его в действие. Вспоротый лучом металл на корпусе раскалился докрасна.

Он почувствовал себя страшным серым волком, который ломится в дом к бедным трем поросятам.

— Хорошо, хорошо! — послышался голос. — Я открою шлюз. Выключите свою проклятую штуковину. В этой посудине и так уже дыр хватает.

Ландо повиновался, и крышка шлюза отъехала в сторону. В ту же секунду, когда он вошел внутрь, она закрылась у него за спиной, вероятно для того, чтобы больше никого не впускать. Прошло время, прежде чем его наружный датчик высветил: «Давление нормальное. Атмосфера пригодна для дыхания». Открылся внутренний люк.

Довольный тем, что они не предприняли попытки запустить в шлюз отравляющий газ, Ландо разгерметизировал скафандр и откинул шлем. Воздух отдавал привкусом вторичной переработки. Отключив питание от ботинок, Ландо нырнул в люк. Он ожидал, что по ту сторону его встретит обладатель голоса. Но помимо старого потрепанного скафандра на вешалке и сетки с ошметками орбитального мусора он не обнаружил никаких признаков жизни.

Ландо, подтянувшись, пролез через люк в длинный коридор. Несмотря на то что краска покрылась грязью и потрескалась, он сумел разобрать выведенные на переборке слова «Каюты экипажа» и выцветшую зеленую стрелку.

Используя удобно расположенные поручни, чтобы, подтягиваясь, продвигаться вперед, Ландо увидел, что пол в туннеле был почти как новый. Без механизма искусственной гравитации им никто не пользовался. Конечно, «пол» — понятие в условиях невесомости относительное, но в данном случае вполне подходящее, поскольку дорожка была лишена трубопроводов и застелена пластмассовым ковриком.

Путь Ландо преградила толстая переборка. Проделанный в ней люк был запаян наглухо. Выцветшая надпись гласила: «Каюты экипажа», но криво измалеванная стрелка указывала налево.

Ландо открыл небольшую дверку и очутился в туннеле, который, как он понял, предназначался для хозяйственных нужд и связывал между собой оба цилиндра. В туннеле было темно, но впереди виднелся свет.

Несколько минут спустя он выплыл в относительно просторное помещение. Когда существовала лаборатория, оно служило одновременно кают-компанией и кафе. Теперь же напоминало очень захламленное жилье. Кругом валялись вещи, в основном распиханные по сеткам. Но кое-что просто плавало по комнате.

Прямо посредине комнаты стоял старик. А за ним висело нечто наподобие гамака, в котором лежала пожилая женщина. Ландо не мог точно рассмотреть через одеяла, но похоже было, что тело ее скручено какой-то страшной болезнью. Гамак служил ей гнездышком, где она могла отдыхать, не испытывая давления.

31
{"b":"7198","o":1}