ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я дельфин
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Родословная до седьмого полена
Машина Судного дня. Откровения разработчика плана ядерной войны
Рождественское благословение (сборник)
Силиконовая надежда
Идеальная собака не выгуливает хозяина. Как воспитать собаку без вредных привычек
Театр Молоха
Первая леди. Тайная жизнь жен президентов

По молчаливому соглашению Кэп и Ландо никогда не заговаривали о том, почему Ди прицепилась к корпусу «Геркулеса» и кто был прав в отношении Виллера.

Обоих тревожила возможность того, что Виллер выступит против них с обвинениями; обвинениями, которые они могли опровергнуть, использовав записи происшедшего, но которые связали бы их по рукам и ногам на несколько недель, а то и месяцев.

Возможно, Виллер знал, что на юридическом поле ему сражения не выиграть, а может, он предпочитал отомстить более доходчивым способом. Но, как бы то ни было, обвинения не последовало.

Они также никогда не узнали, что за историю Виллер состряпал для своей компании. Но это роли не играло. Главное, что компания выплатила им деньги, «Урод» тут же стал платежеспособным, и появился повод устроить праздник. Для этого они и собрались на мостике.

Кэп поднял бокал с фруктовым соком. Мелисса, Ландо и Ди последовали его примеру, а Ки приготовился влить крошечную порцию алкоголя в питательный раствор, в котором плавал его мозг.

— За наш пестрый экипаж, корабль под названием «Урод» и удачу, которая нам всем помогает!

Они переглянулись, рассмеялись и хором повторили:

— За наш пестрый экипаж, корабль под названием «Урод» и удачу, которая нам всем помогает!

Глава четырнадцатая

По величине и роскоши лайнер «Принцесса Клаудиа» не знал себе равных. С ним мог соперничать, пожалуй, только его родной брат, «Принц Александр», также имевший своей единственной целью перемещать самых состоятельных людей Империи с места на место в шикарнейших условиях.

Мощнейшие двигательные установки «Клаудии» могли с невероятной скоростью доставить ее с одного конца Империи на другой. На корабле имелись запасные системы для подстраховки запасных систем, первоклассный камбуз, сотни роскошных кают и лучший экипаж, какой только можно купить за деньги.

Поэтому неудивительно, что главный банкетный зал корабля был огромен и богато обставлен. Помещение круглой формы, соответствующей шарообразной конструкции судна, позволяло уникальным образом рассаживать гостей.

Столы были расставлены концентрическими кругами, причем чем состоятельнее пассажир, тем ближе к центру он оказывался. Всего столов было пятьдесят, за каждым сидело по восемь усыпанных бриллиантами гостей, обслуживаемых двумя официантами — не роботами, а разумными существами. Центральный стол, расположенный прямо под огромным канделябром из розового эденского горного хрусталя, принадлежал командиру корабля.

Капитан Найоми Ньюбек отодвинулась от покрытого белоснежной скатертью стола. Опять она сорвалась и съела гораздо больше, чем следует, теперь Боунс семь шкур с нее сдерет. Через два месяца ее ждал ежегодный медицинский осмотр, к которому Ньюбек предстояло похудеть, а она вместо этого, наоборот, поправлялась. Даже в условиях низкой гравитации на корабле она чувствовала тяжесть лишнего веса. С завтрашнего дня она за себя возьмется.

Ньюбек улыбнулась сидевшим за столом мужчинам и женщинам. На их щеках играл розовый румянец, который появляется вместе с многокредитным доходом, хорошим вином и обедом из двенадцати блюд.

— Благодарю вас за то, что составили мне компанию. Желаю вам приятного продолжения круиза, и если мы можем сделать ваше путешествие еще более приятным, дайте мне знать.

Ньюбек помахала рукой в ответ на многоголосое «спасибо» и направилась в свою дневную каюту. Этот приятный ритуал повторялся изо дня в день.

Отужинать со своими богатыми пассажирами, сделать последние пометки в судовом журнале и связаться с мостиком. Несколько раз сочувственно хмыкнуть, слушая, как второй помощник Рубашкин разносит механическую службу, проверить координаты корабля и отдать распоряжения следующей вахте. А затем перейти в спальную каюту и вкусить свои девять часов сна. Она уже ждет не дождется.

Хью был невысокого роста, с прямыми черными волосами и умными карими глазами. Он знал, что вахту несет Рубашкин, знал, что второй помощник терпеть не может инженеров, и знал, в каком русле пойдет разговор.

— Мостик… Говорит Рубашкин.

— Это Хью. У нас проблема.

— В этом я и не сомневался. А что-нибудь новенькое можно услышать?

Хью прикусил нижнюю губу и попытался взять себя в руки.

— Компьютер показывает сверхнормативный износ третьего прожектора. Больше четырех-пяти часов он не протянет. Мы можем сейчас его заменить или подождать, пока его затянет в брюхо.

Рубашкин, задумавшись, замолчал. В данный момент они огибали Дерну, готовясь с другой стороны войти в гиперпространство. Чтобы заменить третий прожектор, инженеры вынуждены будут отключить защитное силовое поле.

Постоянно работающее силовое поле потребляло много энергии, увеличивая тем самым эксплуатационные расходы, но обеспечивало дополнительную безопасность на случай непредвиденных событий вроде пиратской атаки или столкновения. Одна из многих составляющих, которые делали «Имперские Круизные Линии» на голову выше всех остальных.

И все же, судя по тому, как Хью объяснил ситуацию, перспектива у них только одна: отключить силовое поле либо сейчас, либо потом. Выбор небогатый, принимая во внимание, что им предстоит прыжок в гиперпространство, а внизу спит раздражительный капитан. Когда Ньюбек пройдет медосмотр, у всей команды будет праздник.

На какой-то короткий миг у Рубашкина мелькнула мысль разбудить Ньюбек и посоветоваться с ней, но от этой мысли он быстро отказался. Нет, она явно не одобрит, что ее разбудили, да еще и лекцию ему прочтет:

— Какой же из тебя старший помощник выйдет, если ты только и умеешь, что стрелки переводить? Покажи характер, Рубашкин, прими решение.

Эти лекции он ненавидел почти так же, как и те, что читал Боунс на тему сексуальной гигиены.

— Валяйте, отключайте поле, — решил Рубашкин. — Но пошевеливайтесь, а то я вам начищу хвосты!

— Да, сэр, — слащаво проговорил Хью. — И не стесняйтесь, можете сначала под них заглянуть. — И бортинженер, не дожидаясь ответа, прервал связь.

Метеор по форме был круглым, но не идеально. Он состоял из железа, никеля и примесей других металлов. Метеор миллионы лет вращался вокруг Дерны. За это время возникли планеты, сформировались экосистемы, и целые виды канули в небытие. Метеору не было до того никакого дела.

Вероятность того, что метеор и «Принцесса Клаудиа» попытаются занять один и тот же участок пространства в одно и то же время, были ничтожно малы. А вероятность того, что это случится в течение короткого периода, во время которого силовое поле корабля будет отключено, а сам он будет находиться в опасной близости от солнца, и того меньше. Но именно это и произошло.

Когда метеор столкнулся с лайнером, он несся со скоростью двадцать шесть миль в секунду и разрезал дюрастальной корпус, как нож разрезает теплое масло.

И надо же такому случиться, что метеор проследовал вдоль оси корабля, попутно продырявив обе двигательные установки и семнадцать бывших до того герметичными отсеков.

Пятьдесят шесть мужчин, женщин и детей погибли сразу же. Двенадцать из них были инженерами и механиками, в их числе оказался и Хью. В течение последующих нескольких часов еще четырнадцать скончались от травм, полученных в течение этих нескольких секунд.

Судовой компьютер среагировал моментально. Получив информацию от многотысячных бортовых датчиков, он загерметизировал двери, перебросил всю оставшуюся энергию на системы жизнеобеспечения и засигналил хором сирен, одна из которых загудела над головой у Ньюбек. Она скатилась с постели и ткнула пальцем в кнопку.

— Ньюбек слушает… Что случилось?

Второй помощник Рубашкин заговорил деревянным голосом:

— В корабле пробита дырка, капитан, а точнее сказать, скважина, почти во всю длину. По предварительным данным — столкновение с метеором.

— Он пробил силовое поле?

Рубашкин почувствовал, как к его горлу подступила тошнота. Бедняга Хью.

35
{"b":"7198","o":1}