ЛитМир - Электронная Библиотека

Рубашкин ждал, как она отреагирует на появившиеся на экране слова.

«Имя: Соренсон, Теодор А.

Дата и месторождения: 1-30-3006 Терра. Образование: окончил элитную школу в Лью-Пойнте 6-17-3023. Окотил Императорскую морскую академию 6-24-3028».

Далее следовал на удивление короткий список судов и должностей. Ньюбек пробежала их взглядом и дошла до последних строчек.

«Принял командование лайнером "Звезда Империи "3-2-3047. "Звезда Империи "потерпела аварию Л-12-3049. Признание-соответствующим занимаемой должности и отстранен от командования 8-4-3050. В настоящее время: владелец/оператор буксира „Урод“».

Рубашкин улыбнулся, увидев, как взлетели вверх ее брови.

— Верно, капитан, с авариями на лайнерах он знаком не понаслышке.

Ньюбек начала было говорить, но прикусила язык. Допустим, корабль спасут, и ее тоже ждет судебное разбирательство. Как это будет выглядеть? В ушах у нее уже звучали слова прокурора: «Итак, капитан Ньюбек, когда произошло столкновение, вы спали, а как развивались события дальше?» Она постаралась выбросить эту мысль из головы.

— Соедините меня с капитаном Соренсоном.

На экране появилось худое, вытянутое лицо человека, измученного какой-то хронической болезнью. У него были густые брови, умные голубые глаза и тонкие губы. Ньюбек улыбнулась профессиональной улыбкой.

— Приветствую вас, капитан Соренсон. С удовольствием встречусь с вами лично, и чем раньше, тем лучше.

Кэп вежливо засмеялся в ответ:

— Понимаю. Поверьте, наши чувства взаимны. Поэтому я и вышел на связь. Нам предстоит немного поработать вместе.

Ньюбек выпрямила спину. Немного поработать? Великое Солнце, да ее люди и так круглые сутки вкалывают! Она почувствовала раздражение и постаралась его скрыть.

— Хорошо, капитан. Что вы предлагаете?

— Не я, — ответил Кэп, — а мой старший бортинженер Соединяю вас с ним.

Соренсон исчез, и вместо него появился летающий шарик. Он выдвинул видеосенсор и повернул его в ее направлении. Ньюбек поглядела на Рубашкина. Тот улыбнулся пожал плечами. Ей удалось не измениться в лице.

— Здравствуйте, я — капитан Ньюбек. Шарик запрыгал.

— Рад познакомиться, капитан. Меня зовут Ки Борг.

— Очень приятно, — ответила Ньюбек. — К сожалению наш старший не может присоединиться к этому разговор Поскольку погиб при столкновении с метеором.

Ки слегка опустился.

— Да, мне очень жаль. Ньюбек прокашлялась.

— Итак, чем мы можем помочь?

Ки с минуту помолчал, собираясь с мыслями.

— Учитывая вашу скорость падения, мы в лучшем случае сможем удержать вас на месте, а уж вытащить — вряд ли.

— И что? — Ньюбек надеялась, что последуют дальнейшие предложения. В какой ситуации находится судно, она так прекрасно знала.

— И поэтому, — ответил Ки, — мы попытаемся починить вторую двигательную установку. Согласно вашему отчету повреждениях, с первой удастся справиться только в ремонтной мастерской, ну а со второй можно повозиться. Если она прибавит мощности к той, на которую способен «Урод», мы вас вытащим.

Ньюбек покачала головой. Киборг зря тратит время.

— Простите. Но я уже сказала. Старший бортинженер все его помощники погибли. В живых остались несколько механиков, но им не хватит знаний. Мы даже пробовали искать среди пассажиров. Никого.

— Вы не поняли, — начал растолковывать Ки. — Мне хватит знаний, и я объясню вашим механикам, что делать.

Ньюбек встрепенулась:

— Так вы смогли бы? Давать им указания оттуда?

— Да, думаю, что смогу, — невозмутимо ответил Ки. — Итак, мне потребуется…

Дерна огненным шаром заполняла собой основной экран и подсвечивала изображение лайнера. Глядя на нее, Ландо почти физически чувствовал ее притяжение.

На расстоянии «Принцесса Клаудиа» выглядела вполне прилично. Не просто прилично. Настоящая красавица. Несмотря на то что судно не было предназначено для прохождения сквозь атмосферу, ее создатели позаботились о том, чтобы сгладить его очертания и придать ему тот вид, который оно имело. Красивее корабля свет не видывал.

Но на крупном плане Ландо разглядел место, где метеор пробил брешь во внешнем корпусе судна. Там красовалась на скорую руку приляпанная заплатка, с помощью которой Ньюбек восстановила герметичность в моторно-агрегатных отсеках. Использовав для наблюдения аварийные видеокамеры и доведя остатки механической службы корабля до грани истощения, Ки за время подхода к лайнеру успел сделать очень многое.

Но работы еще оставалось невпроворот, опасной работы внутри реактивных камер двигателей, работы, которой они надеялись избежать. Имелся шанс, хоть и очень слабый, что «Урод» вытянет лайнер самостоятельно. Все согласились сделать такую попытку.

Ландо осторожно прибавил мощности и подвел «Урод» еще ближе.

— Готовы, Кэп?

— Готов, — отрезал Кэп. — Давай.

Кэп выставил две стрелы и сцепил их с «Клаудией». На его лице выступили бисеринки пота.

— Я сцепился. Сообщи по линии.

Ландо нажал на клавишу, и на экране появилось лицо Ньюбек.

— Капитан, мы произвели двойную сцепку. Завожусь. Ньюбек кивнула.

— Спасибо, пилот. Надеюсь, что этого хватит. Стараясь не допустить резких движений, Ландо поставил приводы «Урода» чуть ниже предельной отметки. Зажглись предупреждающие сигналы, и раздался гудок. Он посмотрел по компьютеру, не сдвинулись ли они с места. Проклятье! Начинают сползать.

Из моторного отсека «Урода» пришло сообщение Ки. Он наблюдал за тем, как они продвигаются.

— То, чего мы боялись, Ландо, он продолжает падать на солнце, медленнее, но все равно падает. Сбавь-ка мощность. Она нам еще понадобится. Я пока что переберусь на лайнер. Мне проще будет следить за работой собственной персоной, то есть собственным контейнером.

Ландо хихикнул:

— Вас понял. Сбрасываю мощность.

Гудок сразу замолчал, и сигнальные лампы погасли. Контрабандист обратился к экрану переговорного устройства:

— Мне очень жаль, капитан, похоже, что нам понадобится вторая установка.

Ньюбек твердо решила скрыть свое разочарование. Она заставила себя улыбнуться.

— Что ж, благодаря усилиям вашего старшего бортинженера у нас еще есть шанс. Я пришлю за ним капитанскую шлюпку.

Зеленый свет сменился на красный. Ландо улыбнулся.

— Спасибо, но в этом нет необходимости. Инженер Борг уже в дороге. Но не мешало бы встретить его у главного пассажирского шлюза. Он очень спешит.

Ньюбек нахмурилась, а затем понимающе улыбнулась.

— Ну конечно! У вашего бортинженера встроенное передвижное устройство. — Как удобно.

— Имеет свои преимущества, — согласился Ландо. — Мы замедлили ваше падение. Сообщите, когда пора будет отсюда сматывать.

Отделенный от космоса металлическим контейнером, Ки все же находился к нему ближе остальных. Поскольку вся его жизнь проходила в этой емкости, у него не появилось ощущения, будто между ним и пустотой что-то находится. Он обладал полной свободой двигаться в, любом направлении, каком пожелает. Ощущение было удивительным, захватывающим и жутковатым одновременно.

Когда он перебирался с «Урода» на «Принцессу Клаудию», то почувствовал себя одиноким, как никогда в жизни. Только он, и ничего больше. Он ощутил свою отделенность, отличность и чуждость всем остальным. Ему вдруг захотелось иметь тело. Любое тело, пускай даже изуродованное болезнью.

Он вспомнил, что значит чувствовать себя человеком. Бегать, прыгать, заниматься любовью с женщиной. Он вспомнил, что значит мастерить вещи своими руками. Вертеть, соединять к разъединять детали. Он вспомнил, что значит поставить все на карту. Все потерять и поплатиться за это своим телом.

Где теперь его руки? Легкие? Сосуды?

Протягиваются, чтобы обнять чью-то жену? Наполняются воздухом в чьем-то сне? Несут кровь к чьим-то органам?

38
{"b":"7198","o":1}