ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

3

Эрл Нордлунд не жил в клубе "Заходящее солнце", хотя у него и была там квартира из нескольких комнат. Обычно он возвращался в свой дом с металлическими балконами, расположенный в районе Восточных семидесятых. Это был очень ухоженный дом с зелеными шторами и светло-зелеными ступенями у входа. В этот час он должен был быть там. Он меня не ждал, и я не собирался извещать о прибытии, поэтому я обошел дом и зашел с тыла. Там оказался вымощенный двор, который привел меня к двери черного хода. Мне повезло, она оказалась незапертой.

Я попал в коридор и миновал несколько дверей. Первая вела в большую кухню, где горела плита. Другая дверь вела из кухни в холл с множеством дверей. Я выбрал ближайшую, и она привела меня в большой кабинет, пол в котором был покрыт красным ковром. Там стоял большой тяжелый стол, два кожаных кресла по углам и одно перед столом. В нем сидел человек и смотрел в окно.

Это был Эрл Нордлунд, и он давно уже был мертв. Между его лопаток торчал нож, вошедший в тело по самую рукоятку. Такого типа нож я уже видел раньше, причем совсем недавно.

На полу лежал, ткнувшись в ковер, человек с седыми волосами. Видимо, это был слуга или дворецкий. От лица у него мало что осталось - все остальное, включая почти всю челюсть, снесло выстрелом.

Мне не нужно было говорить, кто их убил. Я поспешил покинуть дом.

Глава одиннадцатая

В большом городе газетный архив - лучшее место для поисков информации, но сначала я зашел в редакцию, чтобы поговорить с Бродом Лейном, редактором отдела городских новостей. Волосатый здоровяк лет пятидесяти был большим любителем Мольера и владельцем лучших цветников в Мамаронеке. При виде меня он улыбнулся.

- Привет, Дейл! Что может сделать бедный журналист для преуспевающего частного детектива?

- Брод, я бедный, потому что честный, причем совершенно добровольно.

- Что ты хочешь сказать?

- Что тебе не остается ничего другого, кроме как быть честным, хотя это и не создает ореола вокруг твоей головы, - улыбнулся я в ответ.

- Ты слишком много наговорил, - вздохнул Брод, - хотя не думаю, что ты появился здесь исключительно ради меня. Тебе, наверное, нужен Берр Аллард?

- Ну, мы с ним старые друзья, - сказал я. - Он здесь?

Лейн отодвинул стул, шумно пососал трубку, потом постучал мундштуком о стол, чтобы его прочистить.

- Аллард где-то здесь, - сказал он. - Работает. У него даже нет времени выйти куда-нибудь немного выпить. А если время будет, я его остановлю. - Он какое-то время смотрел на меня, потом добавил: - Ты должен знать, что я не одобряю, когда мои сотрудники выпивают.

- Ну ладно, - буркнул я, - не хочу тебя разочаровывать, но если ты будешь набирать сотрудников исключительно среди трезвенников, у тебя их не хватит даже на крохотную газетку.

Лейн вздохнул.

- Я это знаю, и это беда всего газетного бизнеса. Но человек может быть хорошим газетчиком и без выпивки.

- Не отрицаю. Ты, например. Но ты здесь белая ворона, и сам это знаешь. А кроме того, человек может быть хорошим репортером, даже если не дурак выпить. А некоторые умудряются стать блестящими журналистами.

- Да, и умереть в сорок лет от цирроза печени, а другим удается сделать это и в тридцать, - мрачно буркнул Лейн.

- То же самое происходит с медиками, юристами, музыкантами и множеством других.

Лейн кисло улыбнулся.

- Конечно, я это знаю... Именно потому я видеть не могу, как парень... - он пожал плечами. - Ладно, оставим это. Аллард скоро будет здесь, он только...

Именно в этот момент в комнату вошел Аллард. Солнечный свет делал его его курчавые седые волосы почти серебряными. Аллард был прилежным, проницательным и выдержанным репортером, обладавшим энциклопедическим знанием Нью-Йорка и ряда других мест. Он все ещё настаивал, чтобы его называли чикагцем, хотя не был в Городе Ветров столько лет, что даже сам не мог припомнить.

Брод Лейн сказал:

- Берр, объявляется перерыв на тридцать минут. Тридцать минут, я сказал, - он коротко кивнул и склонился над работой, которую любил больше, чем мужчина женщину.

Мы спустились по эскалатору со стеклянными стенами, испускавшими странный волнующий запах мокрых матриц, газетных оттисков и типографской краски, и вышли на улицу. На углу мы зашли в небольшой бар, который будет служить пристанищем журналистам ещё много лет после того, как Брод Лейн напишет свою последнюю статью. Я взял три порции виски, одну из них - для лысого ветерана, который провел за стойкой бара больше времени, чем кто-то мог припомнить.

Берр посмотрел бокал на свет и негромко спросил:

- Так что у тебя за проблемы, Дейл?

Я рассказал ему все. Я имею в виду, что изложил ему все факты точно так, как они происходили. Оставил в стороне лишь ту незавершенную теорию, которую выстроил сам.

Берр внимательно посмотрел на меня.

- Все это выглядит куда более странно, чем твои обычные дела. Но почему ты думаешь, что я могу тебе помочь?

- На самом деле я позвал тебя только выпить и поболтать, - сказал я. Все, что мне хотелось бы - увидеть фотографию Долла Круга. Надеюсь, она может найтись в вашем архиве.

- Вполне возможно, у нас хранится множество всякого барахла, и не обязательно только по Нью-Йорку. - Он допил свой виски и добавил: - Я возьму тебе ещё порцию, а потом мы пойдем и поищем.

В архиве не было никого, кроме обслуживающего персонала. Аллард доставал из длинных конвертов газетные вырезки, но насчет Долла Круга там не оказалось ничего.

- Я думал, что имело смысл поискать какие-то детали в вырезках, заметил Берр. - А теперь давай посмотрим в шкафу с фотографиями.

Он методично просмотрел все материалы на букву К. Фотографии там тоже не нашлось.

- Если в вырезках не упоминается Круг, мало шансов, что найдутся его фотографии, - сказал Берр, - но стоит попытаться. - Неожиданно он стукнул кулаком по столу. - Подожди-ка минутку, у меня идея. Дайте мне нерассортированный материал по преступлениям, - обратился он к одной из девушек.

Через пять минут мы разыскали размытый снимок, переданный в январе 1958 года агентством новостей по телексу из Денвера, штат Колорадо. На фотографии был изображен высокий мужчина с копной курчавых волос и несколько плоскими чертами лица. Молодой человек. Я никогда раньше его не видел... и тем не менее каким-то странным образом чувствовал, что встречал.

23
{"b":"71988","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нарушенный договор
Подкована
Забудь мое имя
Когда я вернусь, будь дома
Допустимая погрешность некромантии
Лестница Якова
Непостоянные величины
Иной вариант: Иной вариант. Главный день
Краткая история всего на свете