ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Блю Гуднайт меня спас, - прошептал он. - Ради Бога, не найдется у вас чего-нибудь выпить?

- В соседней комнате на серванте есть виски, - сказал я. - Налейте сами; думаю, вам это пойдет на пользу.

Мы прошли в соседнюю комнату, и Дженсон дрожащей рукой налил себе виски. На его симпатичном лице начал появляться слабый румянец. Потом он схватил бутылку и отхлебнул прямо из горлышка. Японец прислонился к серванту, что-то неразборчиво лопоча.

Я шагнул вперед и забрал у него нож в узких ножнах из мягкой кожи, прикрепленных изнутри к поясу. Другого оружия у него не было.

Наконец Томми Дженсон заговорил:

- Мне хотелось бы, чтобы кто-нибудь рассказал, что происходит...

Но я не ответил, а замер и прислушался. Никаких других звуков, кроме нараставших порывов ветра и шума дождя, стучавшего по окнам за тяжелыми бархатными шторами, слышно не было. Шторы свисали плоско, если не считать небольшой выпуклости в том месте, где они сходились. Этой выпуклости не было, когда мы входили в маленькую комнату, чтобы освободить Томми Дженсона.

Я отступил назад, пока не очутился за спинкой дивана.

- Ролланд, пожалуй вам лучше выйти и тоже послушать, - сказал я.

Драпировки неторопливо раздвинулись, и из-за них появился Жюль Фентхольм Ролланд. Вокруг воротника его дождевика был обмотан фуляровый шарф, отделанный бахромой, а черная шляпа чуть сдвинута на затылок. Оружия у него не было.

- Я не мог ждать, - сказал он. - Шенд, я предполагал, что вы знаете скрываете что-то важное, поэтому должен был прийти, чтобы самому все увидеть. Хотя, похоже, я вам и не нужен. - Он прошел в комнату, медленно оглядываясь вокруг, лицо его оставалось непроницаемым. - Один из этих людей убил мою жену, - сказал он безжизненным голосом.

- Да, - кивнул я.

Его узкие губы искривились.

- Будет лучше, Шенд, если вы все мне расскажете, - вежливо попросил он.

- Я все расскажу, - пообещал я. - Но все совсем не просто. Вашей жене нравились мужчины, и Томми Дженсон был одним из её любимцев. К сожалению, у Дженсона не было денег...

Томми Дженсон опустил бутылку. Его налитые кровью глаза замигали и весело заискрились.

- Вы можете повторить это ещё раз, - хрипло сказал он.

- Ваша жена его содержала, Ролланд, но это стоило очень дорого. Согласно моей информации, у Дженсона были большие запросы, не менее расточительной была и ваша жена. Поэтому ей пришла в голову идея содрать с вас побольше... но представить это профессиональным ограблением. Риск был невелик, ведь она знала, когда и на какой срок вы получите сто тысяч долларов, которые будут храниться в сейфе вашего офиса.

Ролланд смотрел на меня, не пытаясь перебить. Я продолжил:

- Полагаю, она поделилась этой идеей с Томми Дженсоном, а тот начал хвастаться будущим богатством... Похвастался Блю Гуднайту, которого знал. Потом Блю с Якимой решили провернуть ограбление самостоятельно и забрать все деньги себе. Они привлекли работавшую у вас Берни Ширер, поручив ей наблюдать за обстановкой из окна табачного киоска напротив...

- Шенд, как вам удалось все это узнать? - спросил Ролланд.

- Свою версию я построил на основе дедукции, но она в свою очередь опиралась на некоторые характерные факты. Телефонный разговор, который состоялся у вашей жены в моем присутствии... Этот разговор настолько её встревожил, что она предпочла меня выставить. Кто-то должен был прийти и поговорить с ней, а я не должен был этого слышать. Этим человеком мог быть Томми Дженсон. Актриса в вашем театре рассказала мне о Томми Дженсоне. У него на квартире после телефонного разговора с Гуднайтом меня сгреб Якима. Якима убил Нордлунда, так как тот знал вашу жену, а его крутые парни следили за Дженсоном...

Я пожал плечами.

- Потом Дженсон исчез. Так могло случиться, если он получил сотню тысяч. Поначалу я не относился к своей версии серьезно. Но если деньги получил он, то какое место во всем этом деле занимают Блю Гуднайт и Якима? Должно было быть какое-то объяснение, и я начал его искать. Но если бы Блю с Якимой не похитили меня, чтобы заставить заговорить, вряд ли я когда-нибудь смог даже предположить...

- Понимаю, - протянул Ролланд.

- Так случайно получилось, что ваши деньги целы, - сказал я. - Они здесь, в этом доме.

Ролланд тихо сказал:

- Шенд, вы проделали большую работу, я этого не забуду. - Он провел рукой по лбу и продолжил: - Конечно, найти пропавшие деньги очень важно, но вы до сих пор не сказали, кто убил Мерилин.

- Якима. Я слышал, как Блю говорил, что Якима убил Берни Ширер и кого-то еще. Блю не назвал имени, но имел в виду вашу жену.

Якима тихонько захихикал.

- Сыщику ещё придется потрудиться. Никому не удастся повесить это убийство на меня...

- А какое это имеет значение? - спросил я. - Я же видел, как ты убил Блю. Уже одного этого достаточно.

- Но... но..., - начал Ролланд.

- Это же совершенно ясно, - сказал я. - Якима считал, что вашу жену нужно ликвидировать. Он не мог рисковать, если она начнет скандалить, обнаружив, что деньги исчезли. След через Дженсона мог привести к Блю и Якиме.

- Да... да... конечно, - прошептал Ролланд. Его правая рука потянулась к груди.

- Если у вас под пиджаком пистолет, пусть он там и останется, - сказал я. - Я доставлю Якиму в полицию.

Ролланд опустил руку, стиснул зубы, лицо его потемнело. Я достал из кармана полицейские наручники и протянул их Томми Дженсону.

- Наденьте их на Якиму.

Ролланд устало облокотился на камин. Казалось, он на грани изнеможения, но взгляд оставался твердым и внимательным.

- Итак, все кончено, - сказал он. - По крайней мере, я... - Он передернул плечами, словно сбрасывая с них какую-то тяжесть.

- Почти, Ролланд...

- А что же еще? - спросил он.

- Всего один момент, Ролланд. Один момент, о котором можете рассказать только вы.

- Все выглядело так, словно вы, Шенд, главный рассказчик. Я просто не вижу, что смог бы добавить.

- Ну, - сказал я, - вы могли бы рассказать, насколько Берни Ширер была похожа на ту девушку, которая предположила, что вы - известный тип по имени Долл Круг...

Долгое время ничего не происходило. Казалось, даже ветер снаружи затих. Затем ледяная улыбка тронула уголки его рта. Он медленно выпрямился, плотно вжался плечами в камин и теперь уже не выглядел усталым.

27
{"b":"71988","o":1}