ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава двенадцатая

Четвертый командир песчаного клана Тиикс проверил все застежки на форме, убедился, что они в порядке, а фуражка сидит ровно. Наступило время придать лицу выражение «Я командир» и поставить хвост в положение «смирно».

Агрессивный, но послушный — вот качества идеального офицера. Ему казалось, что это очень противоречивая смесь.

Давление воздуха снаружи и внутри выровнялось, и люк открылся. Тиикс вышел из челнока в крейсер. Главный вход предназначался только для приема высокопоставленных офицеров; учитывая ситуацию, офицер планетарных войск решил воспользоваться им, а не общим для всех посадочным трюмом.

Зона приема была оборудована имитатором ландшафта класса В; он был не так хорош, как класс А, но тоже давал вполне реалистичную картинку: помещение по виду, запаху и ощущениям ничем не отличалось от поверхности Иманты. Во всех направлениях протянулась пустыня, под копытами хрустел настоящий песок, а пустынный воздух принял гостя в свои жаркие объятия.

По сторонам от входа стояли два солдата песчаного клана. Они резко приняли стойку «смирно», когда Тиикс проходил между ними, как между двумя башнями.

Офицер досадовал, что никого не прислали его встретить. Промашка? Или намеренное решение четвертого командира звездного клана Сиика? Первый залп политической войны?

Если так, то это все из-за второго командира песчаного клана Хиика. Хиик без предупреждения появился из гиперпространства, запросил отчеты и пригласил обоих офицеров на обед. Зачем? Насладиться их остроумием? Завязать им хвосты в узел? Скорее второе.

Вполне возможно, что Сиик остановился на самом плохом варианте, объявил Тииксу политическую войну и уже нашептывает свои враки в чересчур большие уши старого гусака. Жаль, если так. Тиикс считал себя неплохим политиком и мог это доказать.

Пустыня мерцала, вдруг возник пещерообразный проем. Он походил на вход в подземный туннель, но на самом деле был главным коридором корабля. Тиикс слышал, что многие ублюдки, и люди в том числе, обращали мало внимания на внутреннее убранство своих кораблей. Этот слух уронил и без того невысокое мнение Тиикса обо всех ублюдках.

Тиикс прошел не более десяти шагов, когда из бокового коридора выскочил взвинченный шестнадцатый командир, увидел его и поспешно замер по стойке «смирно». Его хвост изобразил почтение, повиновение и искренние извинения.

— Сэр! Добро пожаловать на борт «Гнева Иманты». Четвертый командир звездного клана Сиик шлет вам свой привет. Он приносит извинения за то, как вас встретили, виновный офицер понесет наказание.

Тиикс с трудом подавил улыбку, которая была бы неуместна. Может быть, юнец пренебрег своими обязанностями, но вряд ли. Нет, зная Сиика, можно догадаться, что молодому человеку дали два приказа и велели исполнить оба немедленно. Кроме того, наказать его, значит признать, что имело место проявление пренебрежения к старшему офицеру, что бросало тень и на самого Сиика.

Тиикс посмотрел на нашивку с именем на груди молодого офицера. Там было написано «Зииг».

— Вольно, Зииг. Я вижу, командир Сиик послал одного из самых перспективных своих офицеров встречать меня. Идем?

Зииг, обрадованный и удивленный, что ему так повезло, показывал дорогу.

Похожий на туннель коридор шел зигзагами в типичной иль-роннианской манере, напоминая о том времени, когда вся раса жила в подземных пещерах и была разделена на воюющие между собой кланы. В те дни каждый резкий поворот в туннеле представлял собой укрепленный пункт, где можно было задержать или даже остановить нападавших. Сейчас такие коридоры только отчасти были данью традиции, а в остальном — данью практичности. В том невероятном случае, если корабль будет взят на абордаж, коридоры будут использоваться для того же, для чего тысячи лет назад использовались в подземных пещерах.

В обоих направлениях двигался густой поток служащих; когда они видели Тиикса, их хвосты щелчками салютовали ему.

Потом Зииг провел его по боковому коридору в офицерскую часть корабля. Здесь движение было гораздо меньше — редкие офицеры и служащие с поручениями. Поскольку Тиикс имел самый высокий ранг, не считая Сиика и Хиика, то и тут все отдавали ему честь.

Коридор упирался в бронированный люк. Зииг жестом пригласил Тиикса входить, а сам остался снаружи. Тиикс просигналил хвостом благодарность, шагнул в люк и услышал, как сходятся за ним створки.

По корабельным меркам каюта Сиика была большой. Его кабинет, который сейчас стал столовой, имел в длину более двадцати шагов. Три переборки образовывали уютную пещеру, где был и алтарь воды, и много стенных ниш. В каждой стоял какой-нибудь предмет искусства с чужих планет. Из империи людей там не было ничего, поскольку это могло быть расценено как форма восхищения, зато миры под владычеством Иль-Ронна были представлены очень широко. Тиикс, хоть и не интересовался искусством, все же узнал альхатианскую танцевальную маску, уззилинскую лампу-яйцо, а также сосуд для вина с Ооптанта. Все предметы были продуманно расставлены и освещены.

Четвертая переборка оказалась прозрачной. Сиик так расположил корабль, что планета, которая была известна иль-роннианским компьютерам как NBHJ-43301-G, висела точно в центре его иллюминатора. Она напоминала огромный драгоценный камень. Тиикс увидел покрытый льдом полюс, одинаковые океаны наверху и внизу и один-единственный континент, который, как пояс, охватывал всю планету. Южного полюса с этой орбиты было не видно.

Сиик, вышедший встретить Тиикса, пребывал в веселом и дружелюбном настроении. Он был высокого роста, некоторые говорили, что весит он многовато, и возвышался над своим гостем, что изрядно раздражало Тиикса.

— А, вот и вы, Тиикс. Я уже хотел высылать спасательную экспедицию! Я отправил шестнадцатого командира Зиига встречать вас, но вы знаете, каковы нынче эти юнцы: ужасно ненадежны!

— Неужели? — переспросил Тиикс, снимая фуражку. — Не знаю… Песчаный клан умеет обращаться с лентяями.

Сиик нахмурился, а Хиик улыбнулся. Считается, что офицеры его ранга должны быть выше столь приземленных вопросов, как соперничество, но он всю жизнь был приземленно практичен и не мог удержаться от колкости в адрес флотского офицера. Хвостом он выразил легкое сожаление.

— Вам просто такой попался, Сиик. В следующий раз будете знать.

Хиик был стар, его кожа выцвела из рыжей до светло-серой, а спина немного сутулилась. Но глаза горели молодо, а знаменитые огромные уши все еще стояли торчком; он владел всем опытом нелегкой жизни. Он понимал, что происходит, и хотел держать события под контролем.

— А вы, Тиикс, придержали бы ваши резкости до конца обеда, иначе кто знает, что за помои нам могут подать!

Младшие офицеры вежливо посмеялись, выразили согласие и решили продолжить вражду позже.

Сиик не пожалел денег на обед. Как большинство старших офицеров, он держал личную кладовую, запасы которой пополнял за счет своего кошелька. Благодаря чудесам, каждый день творимым на корабельной кухне под руководством старшего повара, у него была репутация радушного гостя. Но, как бы ни была обильна еда, молитва о воде исполнялась вполне строго.

Офицеры сели вокруг треугольного стола; этот стол мог становиться и четырех-, и пяти-, и шестиугольным, если требовалось. Когда собиралось больше шестерых, появлялись дополнительные столы.

Сейчас поверхность была почти пуста — на ней стояли только две глиняные чашки. Одна была с водой, а вторая — пустая.

Все три офицера имели браслеты командиров, прошли множество испытаний, необходимых для воина-священника, и были достаточно квалифицированны, чтобы читать молитву. Но Сиик был хозяином и, согласно древней традиции, пользовался привилегией.

Все трое обратили свое внимание внутрь себя, туда, где совершенный покой, в котором и может проявляться истинное знание. Сиик заговорил мелодичным, поющим голосом. Он поднял чашку и перелил воду. Вода текла медленно, величественно.

26
{"b":"7199","o":1}