ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Заговорил Вексел-15. Он поставил вопрос, как настоящий генерал, каким он и стал.

— Нам нужна информация об Иль-Ронне. Базы, связь, размещение войск, все, что ты можешь нам дать.

— Укергат!

Интонация была побуждающая.

— Повтори, пожалуйста, мы не поняли, — первым сообразил Дрю-21.

— Укергат! Укергат! Ландо покачал головой.

— Извините, но мне кажется, что система испорчена. Дрю-21 попробовал еще раз.

— Бог! Ты с нами?

— Аберном демидог.

Ландо отклеил диск со лба и бросил его на стол.

Медленно и неохотно остальные сделали то же. Они стали подниматься, но стол вдруг задрожал. Из-под стола начали появляться большие листы бумаги. Они ударили Вексела-15 по коленкам, испугали его и упали на пол.

— Что это?

Ландо вскочил и заглянул под стол. Под крышкой стола был укреплен большой черный ящик — какое-то печатающее устройство. Оно тихонько жужжало, и появлялись все 'новые листы.

Бог все еще пытался ответить на их запрос. Так продолжалось минут пять; Ландо прикинул, что за это время появилось не менее двух сотен листов. Люди и конструкты складывали листы на стол, а Дрю-21, единственный, кто мог прочесть напечатанное, сортировал их по стопкам.

Многие страницы покрывала все та же абракадабра, некоторые представляли определенный интерес, так как сообщали об урожае, складах и тому подобном. Однако нашлась и ценная информация — об оборонительных сооружениях иль-роннианцев, передвижениях их войск, не говоря уже о прекрасных, почти безупречных фотографиях поверхности планеты, сделанных со спутников.

Ландо взял фотографии и повесил их на стену. По крайней мере, в них он мог разобраться без помощи Дрю-21.

Он сразу понял, что все они были сделаны со станций Иль-Ронна. Пик не знал иль-роннианского языка, но и так можно было догадаться, что обозначения на фотографиях выполнены в той же манере, что и на захваченных грузах. Получается, что Бог может влезать в системы связи иль-роннианцев без их ведома. Или мог, потому что сейчас его способности явно уменьшились.

Как и Ландо, Делла обратила самое пристальное внимание на фотографии. Она сразу заметила, что фотографии обеспечивали иль-роннианцев информацией о деятельности конструктов, но и о самих захватчиках можно было многое узнать. Разрушенные деревни, фабрики и культовые места напоминали раны на теле планеты.

Разрешение было превосходным. Некоторые фотографии, крупномасштабные, показывали территорию в несколько тысяч квадратных миль, другие, помельче, — треть, а го и четверть той же территории. Были сделанные и совсем близко, так что удавалось рассмотреть даже номера на крышах и бортах иль-роннианских машин.

Охотница за головами инстинктивно начала выискивать сильные и слабые места — где можно атаковать так, чтобы нанести максимальный урон? Какие территории охраняются так хорошо, что туда лучше не соваться? Чего можно ожидать в ближайшем будущем?

Ландо не хватало военной подготовки Деллы, и он просто с большим интересом разглядывал самые крупномасштабные снимки, ведь он прежде всего — пилот, контрабандист, которому надо определиться на местности. Его заворожили очертания городов, деревень, четкие линии дорог.

Он увидел, что все искусственные сооружения объединены в строго организованные системы. Города состояли из прямоугольных домов со скругленными углами, окруженных лабиринтом пересекающихся улиц — некоторые заканчивались тупиками на одном конце, некоторые — на обоих, но были и такие, что соединялись с остальными через транспортные развязки.

От городов расходились совершенно прямые дороги и шоссе, которые словно нехотя огибали природные препятствия — реки, холмы, горы. Дороги служили нитями, связывавшими в единую сеть сотни деревень на холмах и поместья Повелителей.

Как и Делла, Пик был поражен масштабом разрушений, причиненных илъ-роннианцами, — опустевшие деревни, наполовину срытые города, взорванные мосты, перекопанные

дороги.

Еще Ландо не мог отделаться от ощущения, что фотографии смутно ему знакомы, что он должен что-то на них узнать, но что, он не мог понять. Он вертел их так и этак, но озарение не приходило. Наконец он отказался от бесполезных попыток и принялся помогать Делле разбирать снимки. Но и во время работы не мог отделаться от чувства, что упустил что-то важное.

Глава восемнадцатая

Капитан прищурясь, смотрел на заходящее солнце. Оно уже коснулось вершины холма и отбрасывало длинную густую тень через площадь.

Дети, включая Мелиссу, играли в игру, где тень была пещерой. В этой пещере сидели конструкты-убийцы, терроризировавшие их предков. Детишки смеялись, кричали и визжали в притворном ужасе, бегая взад и вперед.

Дети, да и вся деревня ничем не отличались от тех, что он уже видел ранее. Здания на вершине, домишки по склонам холма, извилистые улицы, бегущие вниз, в долину.

Капитан огляделся. Было еще рано, и большая часть столов пустовала. Хорошо, значит, вся пивная принадлежит ему.

Они с Мелиссой были в пути не то пять, не то шесть дней. Передвигались они по ночам, а днем смешивались с местными жителями и отвечали на одни и те же вопросы: «Откуда вы?», «А как это?», «Как вы сюда попали?». Капитан решил, что этого достаточно, чтобы выпить. Он поднял кружку и сделал очередной глоток похожего на пиво напитка.

Поводом для их путешествия была идея организовать поддержку движению сопротивления, поднять боевой дух и навербовать солдат. Так, по крайней мере, сказал Ландо.

Правда была немного иной. Капитан решил, что истинная цель путешествия — убрать его с дороги, заодно обезопасить Мелиссу, и уж потом — завести дружбу с местным населением.

— Эй, люди! Тут никаких зубов и никаких хвостов!

Мелиссу конструкты любили. Она глянула на отца, чтобы убедиться, что он смотрит. Он кивнул, и она прошлась колесом, на что ее товарищи по играм взирали с восхищением.

Капитан усмехнулся и шутливо отсалютовал ей кружкой. Мелисса — единственное, что у него получилось хорошо, а ведь он зачал ее, когда был изрядно пьян.

Вдали послышался шум, точнее, отрывистые шумы, но капитан, погруженный в свои мысли, не захотел обратить на них внимания.

В конце концов, он заслужил немного отдыха, таская свою задницу из деревни в деревню день за днем, выставляя себя напоказ, как идиот в каком-нибудь глупом шоу, разве нет?

Но шум не утихал, а становился все громче. Да что там такое? Здесь не может быть вертолетов — это место лежит в стороне от интересов Иль-Ронна, так ему сказали.

Потом вдруг послышались выстрелы вертолетной пушки, на капитана посыпался мусор от взрыва снаряда, упавшего в пятнадцати футах от него. Над головой промелькнула тень.

Разведка боем! Илъ-роннианцы пытались выманить повстанцев на открытое пространство, да дело в том, что тут их не было. Пока еще.

Капитан, качаясь, поднялся. Конструкты с криками разбегались во все стороны.

Рядом с ним появилась их проводница, работница по имени Лана-8. Она несла транслятор.

— Капитан Соренсон! Скажите, что нам делать!

У капитана закружилась голова. Нет, это задача для того, кто потрезвее. Он вспомнил аварийные сирены на «Звезде Империи» и людей, которые умирали вокруг него, с отчаянием спрашивая, что им делать. Он тогда решил проблему тем, что впал в бессознательное состояние, а решения принимал кто-то другой. Жаль, что это сейчас не получится. К несчастью, он трезв, то есть не настолько пьян, чтобы отключиться.

Мелисса подбежала к нему. Она выглядела встревоженной, как выглядит мать, когда ее ребенок в опасности, так, как должен бы выглядеть он.

— Папа, бежим! Он повторил за ней:

— Бегите! Спрячьтесь в полях! Возьмите с собой мою дочь!

Лана-8 всю жизнь исполняла приказы. Она схватила Мелиссу за руку и побежала.

— Нет! — закричала Мелисса. — Пустите меня! Папа! — но все было бесполезно. Лане-8 невозможно было сопротивляться, и Мелисса вынужденно последовала за ней.

38
{"b":"7199","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Метро 2033: Нас больше нет
Восемь секунд удачи
Медвежий сад
Фагоцит. За себя и за того парня
Кодекс Вещих Сестер
Пассажир своей судьбы
Мозг Брока. О науке, космосе и человеке
Атлант расправил плечи