ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Один из хозяев, тот, что сидел перед иллюминатором, сказал:

— Спасибо. Мне приятно, что вам понравилось. Вам уже лучше?

Капитан кивнул, потом подумал, что они, может быть, такого жеста не знают, и сказал:

— Да, гораздо лучше. Могу я задать вам вопрос?

— Пожалуйста, — сказал самый маленький из них, дернув хвостом.

— Что вы собираетесь со мной сделать?

— Хороший вопрос, — сказал один из них. — Ответ на него зависит от вас.

Соренсону такой ответ не понравился. Что, если он скажет что-нибудь не то? Его могут лишить алкоголя. Он проглотил остатки напитка.

— Что вам нужно?

— Ничего особенного, — спокойно ответил другой. — Кое-какая информация, вот и все.

Капитан, прищурившись, смотрел на них. Он вспомнил, какое было у Мелиссы лицо, когда Лана-8 уводила ее прочь.

— Я отказываюсь говорить или делать то, что может принести вред моим друзьям.

— Похвально, весьма похвально, — заметил третий иль-роннианец, словно очнувшись от дремы. — Мы восхищены вашей верностью. Однако мы рискуем нарушить наши служебные обязанности, если не воспользуемся случаем поговорить с одним из самых влиятельных лидеров повстанцев. У меня есть предложение. Давайте поговорим, но ограничим нашу беседу предметами, которые не имеют военного значения.

Соренсон отхлебнул из чашки. Что ж, желание поговорить с ним вполне объяснимо. Предложение звучало вполне разумно. Если они будут задавать опасные вопросы, он не станет на них отвечать. Кроме того, чем дольше они беседуют, тем больше он сможет выпить.

— Кажется, это честная игра… Что бы вы хотели обсудить?

— Наверное, лучше всего будет начать с корабля, — как ни в чем не бывало сказал первый иль-роннианец. — Мы бы хотели знать, каков он изнутри и как работает.

Капитан нахмурился. Ему было трудно сосредоточиться, но когда он в последний раз согласился поговорить о найденном корабле с чужим человеком, ничего хорошего из этого не вышло. Пожалуй, на такой вопрос отвечать не надо.

Соренсон постарался принять величественный вид.

— Извините, — сказал он. — Я не стану отвечать на этот вопрос.

Маленький иль-роннианец, похоже, удивился.

— Почему? Ведь корабля уже нет здесь. Какой от этого может быть вред?

Капитан раздумывал над этим, наливая себе выпивку. И впрямь, никакого вреда — корабль улетел, и иль-ронниан-цам все равно до него не добраться. Даже Делла согласилась бы с этим.

Вино, бренди, ликер или что там было, усваивалось очень хорошо. Капитан стал заметно веселее. Что ж, можно порассказать им баек. Он усмехнулся.

— Да, вы правы. Корабль улетел, и ладно. Там на борту было просто жутко. Все эти высохшие тела, все еще сидящие в рубке за пультом. Кошмарные твари с тремя руками и четырьмя глазами. Они там провели не меньше тысячи лет… Да еще роботы — огромные, страшные, это они обслуживают корабль, и они гонялись за нами, — Соренсон сделал паузу, отпил немного из чашки, посмотрел на своих слушателей, которые зачарованно внимали, и продолжал свой рассказ. Интересуетесь кораблем? Ну так я вам устрою такой корабль, что вы его не скоро забудете.

Рола-4 прижимала к груди Нидера-33, а солдат тащил ее к штабной палатке. Что они хотят с ней сделать? Уже много дней прошло с тех пор, как солдаты отобрали у нее пластиковый диск. Она провела эти дни в каком-то закутке, в постоянном страхе, не имея возможности связаться с Богом.

Было грязно, под ногами расползалась глина. Рола-4 посмотрела налево и увидела зону сдерживания номер два, в которой стало еще больше пленниц, и искореженные укрепления — следы недавнего нападения. Все лица повернулись к ней, на них читалось любопытство — что с ней будет, — и радость, что это происходит не с ними.

Сердце Ролы-4 колотилось так сильно, словно пыталось вырваться из грудной клетки, солдаты открыли дверь и втолкнули ее в помещение.

Внутри было пусто, пол покрывала грязь, в одном углу помещался переносной обогреватель, в центре стоял стол, сделанный из снарядных ящиков и досок, за которым сидел какой-то иль-роннианец. На Рону-4 он посмотрел с презрением.

Рола-4 применила ту тактику, которой всегда пользовалась при общении с завоевателями. Она повесила голову и уставилась в пол. Нидер-33 запищал и попытался слезть с рук.

— Ты — конструкт Рола-4. — Из-за неполадок в трансляторе голос звучал как лязганье.

— Да.

— Тебя обвиняют в измене иль-роннианскому народу.

Рола-4 пыталась понять, что ей говорят. Измена? Что это означает?

— Я ничего плохого не хотела. Бог разговаривал со мной, а я слушала.

Илъ-роннианец сурово посмотрел на нее.

— А еще повторяла его слова другим.

— Да, это он мне так сказал.

— А мы тебе запретили.

Рола-4 пожала плечами.

— Повиновение Боту — часть моей жизни. Я не могу не слушать его, как не могу летать по воздуху.

Илъ-роннианец, опытный ксенолог, понимал, что это так и есть, но продолжал в том же духе:

— Вина есть вина. Ты совершила преступление и должна расплатиться за это.

— Как расплатиться? — с ужасом спросила Рола-4.

— Смертью.

Рола-4 крепко прижала к себе Нидера-33.

— Смерть? За разговор с Богом? А мой ребенок? Вы убили его отца, убьете мать…

Иль-роннианец взмахнул хвостом.

— Я не изобретаю наказания, а привожу их в действие. Ты разговаривала с машиной, которая называется «Бог», разносила его лживые слова и должна быть наказана. Если только…

Пауза была сделана намеренно. У Ролы-4 зародилась надежда.

— Если что?

— Если только ты не захочешь исправить ущерб, который нанесла.

Рола-4 не понимала толком, чего от нее хотят, но очень хотела остаться в живых.

— Что мне надо будет делать?

— Ничего особенного, — заверил ее иль-роннианец. — Ты просто вернешься к своим людям, поищешь тех, кто там у вас главный, и предложишь свою помощь.

Рола-4 не верила своим ушам.

— Предложить помощь? И все?

— Ну, почти все, — отвечал иль-роннианец. — Мы хотим, чтобы ты разузнала, где находится Бог.

— Но это же невозможно. Бог повсюду и нигде.

Иль-роннианец разозлился. Он так стукнул по столу, что доски подпрыгнули.

— Чушь. Бог — это машина. У него, как у всякой машины, есть детали. Они где-то расположены! Найди Бога, и останешься в живых!

Рола-4 снова низко опустила голову. Нидер-33 посмотрел на нее снизу вверх и сказал:

— Гаа? — Он был так похож на своего отца, что ей захотелось гагакать.

— Итак, — сказал иль-роннианец. — Что ты решила?

Рола-4 сама удивилась, как спокойно звучит ее голос:

— Я хочу жить. Я найду Бога.

— Прекрасно, — сказал иль-роннианец, откидываясь в своем кресле. — Пииб!

Появился солдат.

— Приведи женщину!

Рола-4 услышала шум и обернулась. Дверь открылась, и, к немалому удивлению Ролы-4, вошла Тьюси-35. Она была чисто одета, явно не голодала и вообще держалась уверенно. Она кивнула иль-роннианцу, сложила руки на своей объемистой груди и посмотрела на Ролу-4 с таким выражением, с каким ползун-живоглот смотрит на свою жертву.

Что происходит? Рола-4 повернулась к иль-роннианцу.

— Отдай ей ребенка, — онуказал на Тьюси-35. Рола-4 прижала Нидера-33 к груди.

— Нет! Ни за что!

Пришелец был безжалостен.

— Ты сделаешь все, что тебе велели. Найди Бога. Расскажешь о нем — получишь ребенка. А эта женщина пока о нем позаботится.

Рола-4 начала просить, но поняла, что ничего не выйдет. Чтобы спасти себя и Нидера-33, ей надо было стараться и надеяться на лучшее.

Она неохотно повиновалась. Тьюси-35 выхватила Нидера-33 из ее рук. Она пощекотала малыша под подбородком.

— Привет, малыш. Я вижу, ты похож на отца, а не на маму. Ах, как тебе повезло.

Рола-4 потянулась, чтобы попрощаться с сыном, но Тьюси-35 не дала ей.

— Тебе сначала надо поработать, не забыла? — мстительно сказала она.

— Можешь идти, — сказал иль-роннианец, указывая на дверь.

42
{"b":"7199","o":1}