ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Идем, Кэп. Пора домой.

Глава третья

Тишина в центре безопасности курорта Ротмониан-Лодж напоминала монастырскую. Слышны были только тихий шелест кондиционеров, приглушенное бормотание радио-переговоров и редкие сигналы вызовов. Ряды видеомониторов в заданном порядке подавали изображения с многочисленных камер, некоторые из них прыгали, ползали или парили в воздухе, а другие располагались стационарно. Кое-какие камеры были установлены в таких местах, что, отдыхающие, знай они об этом, непременно стали бы возражать.

Техники, обслуживающие машины, разговаривали друг с другом приглушенно-торжественно, как священники у алтаря.

Натан Иццо с грохотом распахнул дверь, бросил портативный компьютер на стол и огляделся, разыскивая, на ком ы сорвать злость. В комнате находилось человек пять-шесть инженеров. Все постарались исчезнуть.

— Ристер! Тащи сюда свою задницу!

— Моя задница и так здесь, — раздался голос справа из-за плеча Иццо, и тот подпрыгнул от неожиданности. Карелии Ристер, начальник охраны, увидела выражение лица босса и улыбнулась.

— Добро пожаловать в центр безопасности.

Иццо нахмурился. У него были черные волосы, которые он коротко стриг и гладко зачесывал. Такая прическа вкупе со строгим деловым костюмом придавала ему военный вид, подходящий для человека, прозванного «Генералом».

— Отстаньте от меня со своей чушью, Ристер. Поберегите ваши «добро пожаловать» для командования. Что за дьявольщина у вас тут происходит? Ваши люди слишком заметны. Отдыхающие начинают волноваться.

Ристер, высокая худощавая женщина, двигалась с живой грацией. Она бывала в таких местах и попадала в такие переделки, какие Иццо и представить себе не мог.

— Так, посмотрим… У нас тут беглый убийца, при этом мы пытаемся не пустить на остров человек двадцать охотников за головами, а кто-то угнал ваш глиссер. Что бы вы хотели обсудить сначала?

Кровь бросилась в лицо Иццо.

— Угнали мой глиссер?

— Да. Посмотрите. Это вид с камеры в глазах робота-часового — ваша лодка идет к выходу из бухты.

Иццо взглянул на экран. Изображение дергалось то вправо, то влево — робот шагал по волнорезу. Дождь лил как из ведра, и видимость ограничивалась несколькими сотнями ярдов, но было понятно, что в открытое море идет именно «Надия».

— Остановите их! Остановите немедленно!

Ристер сочувственно кивнула.

— Да, сэр. Это мы и пытаемся сделать. Если робот окажется на конце волнореза раньше, нам это может удаться.

— Может? Может удаться? У робота есть энергетическая пушка. Сожгите их!

Ристер приподняла бровь.

— Если вы приказываете, сэр… Но ваш глиссер?.. Слова Ристер подействовали как ледяной душ. Иццо почувствовал себя глупо и постарался это скрыть.

— Как такое могло случиться?

Ристер пожала плечами.

— Не повезло, вот и все. Оказалось, что парень с четырнадцатой виллы разыскивается за убийство. Двадцать третий канал узнал, что он у нас, раструбил об этом по всей планете, и вскоре появились охотники за головами. Наш гость попытался бежать, не смог воспользоваться дорогой и угнал вашу лодку. Вот так.

Иццо перевел взгляд с Ристер на мониторы.

— Нет, не так, — возразил он. — Вам надо было нейтрализовать его еще на берегу.

— Не при существующей политике, — спокойно ответила Ристер. — Посудите сами. Я смотрела записи. Одеваясь, он засунул крупнокалиберный револьвер за пояс брюк, а в правый рукав — пускатель для мини-ракет. Мы в него выстрелим, а он выстрелит в ответ. Что, курорт станет стрельбищем? Мертвые гости никому не нужны. Понимаете меня?

Иццо понял, что проиграл. Он смотрел на мониторы. Сквозь пелену дождя было трудно разглядеть, что происходит. Робот был близко к выходу из бухты, но «Надия», кажется, еще ближе.

— Вот дерьмо.

— Да, — спокойно согласилась Ристер. — Вы очень точно охарактеризовали ситуацию.

Ландо промок насквозь. По палубе барабанил дождь. Мелисса переодевалась внизу. По причинам, известным одному мистеру Иццо, на «Надии» был широчайший выбор женской одежды.

Робот-часовой подошел еще ближе и теперь возвышался, подобно башне, всего в сорока ярдах от них. Его огромные ноги крошили камень волнореза.

Ландо почувствовал, как лодка немного свернула — это навигационный компьютер изменил курс глиссера. Легкий ветерок коснулся его правой щеки. Выход из бухты лежал прямо по курсу, но он оказался очень узким, не более пятидесяти футов в поперечнике; если робот окажется на конце волнореза, они не смогут миновать его.

Ландо быстро огляделся. Большинство прогулочных суденышек уже стояли у причала, но некоторые не торопились возвращаться. Ландо не видел возможности убежать, не понимал, как можно избежать столкновения. Он посмотрел на робота, и сердце его бешено застучало — тот стоял на конце волнореза, потом попытался шагнуть в воду, но поскользнулся. Сервомеханизмы взвыли — машина выпрямилась и сделала еще одну попытку. На этот раз ноги обрели более крепкую опору, и робот осторожно пошел по воде.

Ландо обвил левой рукой мачту, а правую вытянул в сторону головы робота, там должны располагаться сенсоры. Может быть, ему удастся вывести их из строя.

Мини-ракеты не имели собственной системы наведения, и Ландо тщательно прицеливался. Цель слишком мала, да еще надо было учесть поправку на ветер и на движение.

Ландо расслабил мышцы, и мини-ракета вылетела из рукава. Она пролетела в нескольких дюймах от головы робота и направилась в открытое море.

Ландо выругался и приготовился умереть. Но вспышки синего огня так и не последовало. Робот, по колено в воде, двигался к носу «Надии».

Почему? Почему он до сих пор жив? Что сказал служитель? Что это лодка менеджера? Так оно и есть! Охранники не хотели уничтожать игрушку мистера Иццо.

Ландо навел вторую и последнюю свою ракету. Выстрелил. Ракета пошла прямо в цель, ударила робота между глаз и взорвалась. Во все стороны полетели раскаленные осколки. Некоторые ударились о крыло глиссера, другие с шипением упали в воду.

Монитор погас, и Иццо треснул кулаком по столу. Он был в ярости.

— Остановить их! К черту глиссер! Остановить!

Техник взглянул на Ристер. Энергетическая пушка робота уже не действовала, но машина все еще работала. Начальник охраны кивнула.

Техник повернулся к панели управления. Робот-часовой ослеп, но люди в центре — нет. На северном конце волнореза была установлена еще одна автоматическая камера. Повернув ее влево, техник увидел спину робота и глиссер за ним.

Теперь следующий шаг. Устройство приема голосовых команд, расположенное в голове робота, также было разрушено, но в грудной полости располагалось дублирующее. Техник медленно заговорил, давая процессору время распознать команды.

Заскрежетал металл — «Надия» задела правую ногу робота. Металлическая рука ударила по крылу лодки. Лодка закачалась, и Ландо вцепился в мачту.

Вода вспенилась — лодка рванулась вперед, получив дополнительное ускорение от двигателя. Робот пригнулся, готовясь обрушиться на лодку сверху. Удар его двухтонного тела расколет лодку, как пустую скорлупу. Ландо подумал про Мелиссу — наверное, надо велеть ей прыгать за борт, — но понял, что уже поздно.

Робот полетел вниз. Ландо, оцепенев, наблюдал, как машина падает, промахнувшись всего на несколько дюймов, и плашмя погружается в воду. Поднятая волна залила палубу лодки, прокатилась по ней и выплеснулась с другой стороны. Там, где исчез робот, всплыли пузырьки воздуха.

Справа была укреплена информационная вывеска. Большие буквы складывались в слова: «Спасибо, что посетили Ротмониан-Лодж. Приезжайте еще!».

Ландо огляделся. Он увидел открытое водное пространство, волны с белыми барашками пены и низкие серые облака. Отличная погода для побега.

На нос набежала волна, прошла по всей длине лодки и разбилась у его ног. Вокруг рубки был высокий бортик, но остальная часть палубы оставалась совершенно свободной. Контрабандист поморщился, хотел сойти вниз, как вдруг что-то появилось на поверхности воды у правого борта.

5
{"b":"7199","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Отчаянная помощница для смутьяна
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Крампус, Повелитель Йоля
Assassin's Creed. Преисподняя
Эссенциализм. Путь к простоте
Метро 2035: Ящик Пандоры
Продавец обуви. История компании Nike, рассказанная ее основателем
Дар или проклятие