ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

     ― Ты действительно так считаешь?

     ― Конечно, ― не задумываясь ответил юноша.

     ― Посмотрим, что ты скажешь на это.

     Юноша воочию увидел, как меняется лицо девушки. Её уши начали удлиняться, а кончики обостряться. Чёрные волосы, что водопадом падали на её плечи, сливались с кожей, образуя шерсть, которая распространялась по всему лицу и шее. Зрачки загорелись зелёным огнём, которые обдавали жаром каждого, кто в них заглянул. Нос сузился, а уста превратились в две тонкие линии, над которыми нависли белые усики. Теперь перед юношей восстал образ женщины с кошачьей головой.

     ― Я дочь отца Ра11 и матери Хатор12, спрашиваю тебя молодой человек, что теперь ты скажешь о моем виде?

     ― О, великая богиня Бастет, ― юноша стал на колени и опустил взгляд вниз, ― для меня Вы все равно останетесь самой красивой женщиной на свете.

     ― Встань.

     Юноша встал и посмотрел на Бастет. Она схватила его за запястье и почувствовала, как кровь стучит по его жилам. Нет, она не стучала, могу поспорить, что она кипела, а жар, скопившийся в его груди, извергался через лёгкие.

     Неожиданно Бастет взяла и прижала его к себе. Юноша тоже крепко обнял её, и почувствовал, как невероятная энергия выходит из её тела и наполняет его. Толпа, состоящая из тысячи человек, следила за этим действом, и каждый из них боялся произнести слово. Перестала играть мелодия систра и флейты. Наступила тишина и народ Египта продолжал следить за действом.

     Тишину нарушил человек, который продвигался площадью, одетый в чёрный плащ с капюшоном, постукивая металлической палкой по каменной мостовой. Он шагал медленно, проходя сквозь толпу людей. Звук палки донёсся до ушей Бастет, и она повернула голову в его сторону. Мужчина подошёл к паре и снял капюшон, обнажив шакалью морду.

     ― Какое ты имеешь право, Анубис13, врываться на мой праздник без приглашения?! ― спросила Бастет.

     ― Мне не нужны ни ты Бастет, ни твой праздник, ― ответил Анубис. ― Я пришёл, чтобы забрать этого юношу в потусторонний мир. Его время уже вышло.

     ― Нет, дорогой мой шакал, ― сказала богиня, ― ты уже давным-давно не имеешь таких полномочий. Теперь только Маат14 может вершить правосудие.

     ― Нет, это ты забываешься, кошечка! ― произнёс Анубис и на его морде появилась хитрая улыбка, ― я первый руководитель при дворе Мёртвых и мне решать, кому жить, а кому умереть. Маат это докажет тебе.

     ― Я не отдам тебе этого юношу: он мой суженый, ― грозный взгляд замер в глазах Бастет.

     ― Поверить не могу, что богиня влюбилась в смертного! Тебе действительно нравится этот ничтожный человечек?

     ― Не смей его обижать, потому что заплатишь за это!

     Бастет разодрала свою одежду, превратившись в двухметровую чёрную кошку. Она стала перед Анубисом, загораживая юношу, и выскалила зубы. В свою очередь Анубис откинул свою палку в сторону и стал шакалом с золотой шерстью.

     ― Хватит! ― закричал юноша. ― Если боги выбрали мою смерть, то я готов на неё пойти даже ради любви.

     ― Я тоже, ― сказала Бастет и мгновенно превратилась в львицу с густой шерстью.

     Она гордой походкой с взглядом хищника ступила вперёд, приближаясь к шакалу. Тот в свою очередь начал медленно отступать назад. Львица не останавливалась: она была готова в любой момент прыгнуть вперёд и впиться в шею шакалу. В конце концов Анубис схватил палку и сказал напоследок: «У него осталось время до рассвета, после этого он погибнет; я тебе обещаю, кошечка.» С этими словами Анубис исчез, оставив Бубастис. Бастет, поняв, что опасность исчезла, приняла свой обычный вид.

     Хатшепсут встала со своего трона, направляясь к эпицентру действа. «Дорогу фараону! Дорогу фараону! Дорогу фараону!» ― кричала стража. Царица подошла к паре и поздоровалась. Они кивнули ей в ответ.

     ― Рада вас приветствовать здесь, богиня, ― поклонилась Хатшепсут. ― Это очень большая честь для меня, Бастет, что вы находитесь сейчас в Бубастис и празднуете здесь вместе с нами.

     ― Я рада, что смертные до сих пор помнят моё имя и устраивают такие пышные праздники, ― сказала львица. ― А теперь у меня есть просьба к тебе, как к фараону Египта.

     ― Просьба? ― голос фараона немного задрожал.

     ― Ты должна узаконить мой брак с этим юношей, ― ответила Бастет.

     ― Я выполню любое ваше прошение, богиня, ― согласилась Хатшепсут.

     Царица призвала нескольких слуг и шепнула что-то им на ухо. Те утвердительно кивнули и бросились выполнять приказ.

     ― Назовись, молодой человек, ― попросила Хатшепсут.

     ― Меня зовут Харам, ― представился он.

     ― Властью данной богами, я, фараон Египта, Цветущая в возрасте, Священноликая, самая уважаемая из всех женщин, Хатшепсут провозглашаю священным и законным брак между Харамом и Бастет. Живите в мире и согласии, любите друг друга, пока смерть не разлучит вас.

     ― Пока смерть не разлучит нас, ― сказала Бастет.

     ― Пока смерть не разлучит нас, ― сказал Харам.

     ― А теперь можете воссоединиться и поцеловать друг друга, ― сказала Хатшепсут.

     Харам подошёл к Бастет и нежно прикоснулся своими губами к её губам. Толпа громко поздравила их воссоединение, выкрикивая утешительные слова и аплодируя паре. Через некоторое время вернулись слуги фараона и принесли ценный расшитый ящик. Царица взяла его в свои руки и вручила Бастет.

     ― Что это? ― спросила богиня.

2
{"b":"719909","o":1}