ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

     ― Этот сундук ― дар, который я отдаю в ваши руки, чтобы почтить богов, которые когда-то подарили его смертным. ― объяснила Хатшепсут. ― До сих пор сундук хранился в Бубастис, как священное сокровище, которое называлось «Серебряные звезды». Пусть это будет подарком, который укрепит ваш брак.

     ― Это очень щедрый дар, Хатшепсут, ― сказала Бастет, принимая ящик в свои руки.

     ― Поверь, боги никогда не забудут твою милость и отблагодарят тебя должным образом.

     Бастет открыла ящик и увидела, что внутри находилось серебро, что переливалось необыкновенным сиянием. Она сразу заперла ящик, и сияние перестало резать глаза. Богиня спрятала дар и перевела взгляд на Харама.

     ― Теперь мы навсегда вместе мой месяц, солнце и звезды, ― сказала она.

     ― Ты все слышала, любовь моя, ― обратился Харам с серьёзным видом к Бастет, ― у меня осталось время до рассвета.

     ― Не верь всему, что говорит Анубис, ― предупредила богиня, ― не ему вершить человеческие судьбы.

     ― Тогда, что мы будем делать дальше?

     ― Нам пора. Ночь ― наша защитница. Пока не наступил рассвет, ты будешь жить. Мы перегоним день и будем вместе.

     ― Пусть будет так, ― согласился Харам.

     Бастет превратилась в львицу. Она посадила Харама на свою спину и приказала держаться как можно крепче. Пулей они вылетели из города, оставляя после себя столб пыли и песка. Зеваки ещё долго стояли, глядя им вслед. Наконец снова зазвучала знакомая мелодия систра и флейты. Толпа разошлась и все снова начали веселиться.

     Харам на спине львицы ехал со скоростью ветра, вцепившись руками за густую шерсть. Лунный свет Хатор освещал им путь сквозь вечные пески пустыни, и звезды указывали путь. Их дорога простиралась через песочные дюны, а морозный ветер дул им в спины, подгоняя вперёд. Их дорога лежала к реке Нила, откуда открывались морские торговые пути. Там их ждал желанный дом.

     Неожиданный столб песка сбил путешественников с дороги. Львица, не удержавшись на лапах, покатилась по песочной дюне, а Харам вслед за ней. Они падали до тех пор, пока замёрзшая земля, наконец, не остановила их. Все произошло довольно быстро, поэтому, когда пара пришла в чувства, то не поверила своим глазам.

     То, что перед ними восстало трудно передать словами. Это был мрак, зло в чистом виде. Страх до сих пор пробирает моё сердце, когда я вспоминаю о нем. Он вынырнул из океана песка, явив свой кошмарный образ в ночной темноте. Чудовище потустороннего мира, от которого пробирает все тело от муравьев, а язык начинает неметь от только одного произнесённого имени. Имя ему ― Апофиз15.

     Гигантский змей, покрытый чёрной чешуёй, вылез из своего подземного гнезда. Его глаза светились жёлтым призрачным светом. С острых зубов, наполненных ядом, которые торчали из пасти, капала противная слизь; раздвоенный язык шипел, напевая сладкую, успокаивающую мелодию.

     ― Нет смысла бежать от меня, ― прошипел Апофиз, ― я появился здесь, чтобы сожрать душу этого раба и поквитаться с богами.

     ― Это тебе не удастся, ― сказала Бастет.

     ― Почему же? ― спросил змей.

     В знак её словам небеса разорвали яркий шар света. Он с бешеной скоростью приближался к земле. Апофиз прикрыл глаза и почувствовал, как его чешую обдаёт сильный жар. Змей нырнул под землю, оставляя после себя растерзанную почву. Буря ворвалась в пустыню. С каждым метром она набирала образ кота, который пылал алым огнём, а искры осыпались с его шерсти. Кот замурчал и впился своими когтями в песок. Раздался скрежет. Из-под земли вылез Апофиз. Он сделал круг вокруг кота и стал медленно сжимать кольцо.

     ― На этот раз тебе конец Ра, ― прошипел Апофиз, разинув пасть, из которой стекал яд.

     ― Держись отец! Я иду к тебе! ― Бастет бросилась в омут битвы.

     Не успел змей выпустить свой яд, как острые когти львицы впились в его горло. Змей зашипел: чёрная, как смола, кровь просочилась сквозь чешую. Апофиз собственным хвостом со всей силы ударил Бастет, и та отлетела в сторону, больно ударившись о замёрзший грунт.

     «И что дальше нас ждёт? Какую готовят судьбу нам Создатели?»

     Увидев, как его дочь умирает от боли, от ярости Ра загорелся ещё ярче, так что Харам вплоть закрыл глаза. Апофиз отскочил в сторону, свившись в кольцо, и приготовился к нападению.

     Вот именно наступил тот момент, когда битва набрала наивысшего пика: Апофиз встретился с Ра лицом к лицу, чтобы решить, кто из них умрёт в этой схватке. Вы скажете, а какая разница, кто победит? И действительно это бы ничего не значило, если бы в эту ночь не были поставлены на кон все человеческие жизни, потому что проигрыш Ра значил бы, что Апофиз воцарится над всем миром, пожирая все на своём пути, и тогда уже ни один из богов не сможет его остановить. Между тем Бастет могла только лежать, потому что была не в состоянии встать ― её тело до сих пор ныло от невероятной боли.

     Апофиз первым бросился вперёд, сделав опасный выпад, и почти укусил Ра за шею. Ра взамен успел уклониться, выпустив вперёд острые когти и полоснув змея по уже полученной ране. Фейерверк искр повис в воздухе и опал золотым дождём. В конце концов Апофизу удалось схватить Ра в крепкие сети. Всем своим телом он прижал кота к земле; змеиная голова, с которой свисал раздвоенный язык, угрожающе зависла над Ра. Кот начал сопротивляться, но все его тело онемело ― он не мог пошевелить конечностями. Апофиз вплотную приблизил свой взгляд в глаза Ра, а ядовитая слюна из пасти капала на живот, оставляя после себя адские раны.

     ― На этот раз ты проиграл, Ра. ― прошипел Апофиз. ― Я уже вижу тот момент, когда я с удовольствием отгрызу твою голову и буду господствовать над всем миром.

     ― Этого никогда не произойдёт. ― сказал Ра. ― Это тебе пришёл конец, Апофиз.

     Кот воспламенился, как никогда раньше. Его шерсть горела неистовым огнём, так что змеиная чешуя на теле начала усыхать. С глаз Ра вылетели два ярких луча света, которые насквозь прожгли голову Апофиза. Пожиратель миров, поняв, что он проиграл в этот раз, провалился сквозь подземные туннели в свой потусторонний мир, чтобы на следующую ночь снова драться с Ра за господство Вселенной. Вечная борьба добра над злом.

3
{"b":"719909","o":1}