ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ирина ОЛОВЯННАЯ

САМУРАЙ

* * *

Запрос: «любовь»

Ответ: любовь — узаконенные в мэрии или сельской управе сексуальные отношения между двумя партнёрами.

Запрос: «дружба»

Ответ: дружба — постоянные сексуальные отношения между двумя или более партнёрами.

Запрос: «доверие»

Ответ: доверие — слово не найдено; возможно, это научный термин, или вы допустили орфографическую ошибку.

(Сайт «Толковый словарь языка этна-эсперанто»)

…Я любовью чернооких,

Упоеньем битв жестоких,

Солнцем, вставшим на востоке,

Безнадёжно обольщён…

О. Ладыженский

Глава 1

Главная проблема при первом посещении университета — это, конечно, как одеться и на чем добраться? В костюме я буду выглядеть как идиот: мальчишка, который зачем-то косит под взрослого. Мораль — иду в джинсах. Второй вопрос: меня, разумеется, довезут на элемобиле, стоит мне об этом заикнуться, но я же не в детский сад собрался, а своих водительских прав у меня ещё нет. Придется лететь на «Феррари». Правда, на стоянке рядом с элемобилями он будет смотреться как маракан среди лошадей, но другого варианта у меня, похоже, нет. Буду выглядеть как законченный пижон. В первый раз я пожалел, что эта птичка такая большая и такая блестящая. Двухместный катерок отца Гвидо, который я угонял прошлой весной, был бы в такой ситуации гораздо уместнее. Надо приготовиться к двойной порции насмешек.

«Опять боишься?» — спросил ехидный внутренний голос. Кто? Я? Вот ещё. Существует несколько способов борьбы с насмешниками, и я их освоил в совершенстве. Возможно, придется применить их всех сразу.

После завтрака проф внимательно оглядел мой новый джинсовый костюм и белую рубашку (никакого галстука!) и одобрительно кивнул:

— Нормально, ты же не жениться собрался, но и не окопы рыть. Рафаэль тебя довезет.

— Не надо, я полечу на «Феррари».

— М-мм, ну смотри.

— Как говорится, оба хуже.

— Точно. Ну, удачи!

На стоянке перед зданием математического факультета было тесно: несколько катеров, хотя, конечно, не такие габаритные, как мой. Купить, что ли, ещё катер: на маленький у меня денег хватит, если продать часть плантации на Ористано. Или взять подержанный? Тогда без проблем. Нет, проф обидится. Получается, его подарок недостаточно хорош для меня. Он, конечно, ничего не скажет, но…

Так, и где спрашивается парковаться? О! Вот сюда попробуем. Если сесть аккуратно, мне не придется продавать «Феррари», чтобы оплатить ремонт этой новенькой «Ламборджинии» и этого древнего «Фонди». Ф-фух! Приземлился.

— Садился бы уж прямо на космическом крейсере! — приветствовал меня владелец антиквариата.

— Завтра, — обещал я, — а вы, синьор, будьте любезны приехать в карете с шестёркой белых лошадей.

Лицо моего собеседника помрачнело, может быть, он ездит на «Фонди» не из любви к старине, а просто по бедности. Я ругал себя за глупость. Тут парень заметил, сколько мне лет, и решил этим воспользоваться, чтобы отыграть потерянные очки:

— Эй, мелкий, тебе не сюда, детский сад за углом!

— Как — не сюда? — удивился я. — Меня сюда папочка послал за глупость и инфантильность, так и сказал: «Ясли для дебилов». Прилетаю, надо же, и правда для дебилов!

Я взял под мышку свой ноутбук и выбрался на дорожку. Владелец «Фонди» так и не придумал остроумного ответа на мой последний выпад. Не стоило намекать на старость его коня, но он первый начал.

«А ты будь умнее!» — посоветовал сердитый внутренний голос. «Постараюсь», — обещал я.

На лекцию мне идти вместе с второкурсниками. Они все уже перезнакомились, конечно: толпа студентов состояла из весело болтающих компаний. Постепенно мне удалось их рассортировать. Студенты делились на сообщества, сформированные, во-первых, по клановому признаку, а во-вторых, по происхождению: сыночки и дочки богатеньких родителей держались свободно и раскованно, и было их большинство, а сюда они приехали продемонстрировать свою приверженность последней моде; те же, кто учился на спонсорские деньги, были и одеты нормально, и вели себя сдержаннее. Но я весной не зря потратил кучу времени на изучение статистики прошлых лет. Среди этих, не слишком в себе уверенных, нет кандидатов на вылет за академическую неуспеваемость, эти учатся как звери, и к тому же они в среднем умнее — спонсоры зря денег не тратят. Если мой собеседник присоединится к компании таких ребят, то надо бы с ним помириться, а если к «золотой молодежи», то его общество меня не интересует, пусть сам разбирается со своей завистью и своими комплексами.

С такими мыслями я вошел в аудиторию. Парень с «Фонди» тоже оказался второкурсником, и присоединился он к компании, во-первых, представлявших клан Кальтаниссетта (некоторые из них нацепили значки с гербом), а во-вторых, слишком развязных: «золотая молодежь». Все ясно. Проехали. Только зарублю себе на носу, что не всякий антиквариат дорого стоит, а то, что висит у меня на кончике языка, может оказаться некрасивой насмешкой над чужими материальными трудностями, даже если я ничего подобного в виду не имел.

Я взглядом подыскал себе свободное место подальше от слишком шумных компаний и направился к нему, заранее радуясь, что мое появление обошлось без фейерверка. Рано радовался.

— Эй, щенок!

Я не повернул головы, продолжая идти к выбранному месту: неужели этот тип не оценил мои ехидные выпады? Там на стоянке нас никто не слышал, а здесь он рискует стать всеобщим посмешищем.

— Эй, ты, сопляк, к тебе обращаются! — Уже другой голос.

Та же реакция; надеюсь, у меня и плечи не дрогнули.

В этот момент прозвенел звонок, так что до места я добрался без осложнений. В аудиторию вошёл преподаватель (он вообще-то профессор, но для меня только один человек — профессор).

Я подключил свой ноутбук к сетевому разъёму, и на него сразу же упал конспект грядущей лекции. Моя задача — дописывать его, если что-то покажется мне непонятным или слишком кратким. Способ обучения «не бей лежачего». Конспект показался мне даже слишком подробным.

В маленьком перерыве ко мне никто не подошёл, ещё бы, дураков нет: я же в своём окопе. Я успел скачать прилагающийся к курсу задачник и на второй половине лекции уже занимался делом. Но после лекции мне придется покинуть хорошо укреплённую позицию «я просто сижу и учусь, а до вас мне дела нет», сменив её на гораздо более уязвимую «я просто иду на следующую лекцию, а до вас мне по-прежнему нет дела». Какого ястреба я так напрягаюсь? Как пристанут, так и отстанут! Отступят в беспорядке на неподготовленные заранее позиции.

После лекции «слишком шумная компания», кажется, решила дождаться момента, когда я буду проходить мимо них. И что им надо? Другого дела не нашли? «Сейчас узнаешь», — заявил внутренний голос.

Попытка поймать меня за плечо не удалась, а я сделал вид, что ничего не заметил: что это за улитка пытается меня задержать? В спину мне ничего не кричали и вдогонку не бросились. Два-ноль в мою пользу. Летучие коты, я сюда учиться пришёл, а не с дураками пикироваться! Хорошо хоть следующая лекция в моём расписании из необязательного продвинутого списка курсов — этих болванов там быть не должно.

И впрямь нет. Замечательно. Зато к этому курсу нет отдельных семинарских занятий, и группа маленькая, поэтому преподаватель решил познакомиться со студентами и провёл перекличку. Пришлось откликаться на свою фамилию и терпеть всеобщий интерес к моей особе, на всех остальных так не пялились.

— Вы сын генерала Галларате? — спросил преподаватель, синьор Брессаноне.

— Да, — ответил я настороженно.

— Хм, обычно мои необязательные курсы посещают студенты, которые впоследствии прославляют свою фамилию, а не те, фамилии которых уже прославлены. (Иными словами, что ты тут делаешь, богатенький бездельник? Не мог же он сказать: «не те, которые позорят…» — я ещё ничего такого не сделал.)

1
{"b":"72","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Стройность и легкость за 15 минут в день: красивые ноги, упругий живот, шикарная грудь
17 потерянных
Ты меня полюбишь? История моей приемной дочери Люси
Воскресное утро. Решающий выбор
Искусство убивать. Расследует миссис Кристи
Любовь понарошку, или Райд Эллэ против!
Раньше у меня была жизнь, а теперь у меня дети. Хроники неидеального материнства
Серые пчелы
Тео – театральный капитан