A
A
1
2
3
...
23
24
25
...
83

— Пошли разорим холодильник, — предложил я Ларисе.

За ранним завтраком Лариса постаралась убедиться, что я на неё не обижаюсь. Остановить её не было никакой возможности, в результате, краснея и смущаясь, она призналась, что читает любовные романы. Ну а уж там не дай бог героине потерять непорочность. Надо же… нашли главное в жизни. Хм, всю жизнь думал, что эти романы читают одни идиоты, а у Ларисы с головой всё в порядке. Придется прочитать парочку, вдруг я всю жизнь ошибался.

Я отвёл Ларису в одну из гостевых спален, как хороший хозяин проверил наличие мыла, шампуней и полотенец в ванной и тоже пошёл отсыпаться.

Вечером приехал синьор Арциньяно и забрал дочку домой. Хм, её теперь неизвестно сколько времени из дома не выпустят, а как же наши великие каникулярные планы? Или теперь Лариса сама не захочет?

А вот и нет, папа приветствовал идею провести каникулы на Джильо, сам посадил Ларису и её маму в большой боевой «Сеттер», вслед за ними забрались аж четыре охранника. Проф отправил вместе со мной Фернана. («Самый разумный человек в Лабораторном парке, после меня, конечно», — аргументировал он свой выбор.) Оставить «Феррари» я не мог, но в этот раз на нас не нападут: пять Сеттеров — это побольше, чем все ВВС иных небольших семейств. Ну и шестой я — такой маленький и беззащитный, наконец установивший новую программу управления бластерами — результат старого увлечения сложными пространственными кривыми ну и смены приоритета «останься живым» на «замочи их всех»; кажется, от этого защита только улучшилась. Жаль только, я не успел протестировать всё это на тренажере в Третьем истребительном, пока проверил в домашних условиях.

— Все горынычи наши! — всю дорогу веселился Алекс и интересовался грузоподъёмностью моего катера.

— Маракана я не повезу, — отозвался я, — отремонтируй тот крейсер, если он, конечно, так и не затонул.

— Хм, вряд ли Торре потерпит такую мерзость в собственной бухте, вид же портит. Так что теперь это подводная лодка.

На этот раз мы взяли с собой три ноутбука, так что когда нам надоест бегать по следам горынычей, можно будет и делом позаниматься.

Прилетели мы прямо к свадьбе Верреса и Мамы Маракана.

— Почему не предупредили?! — взвыл я.

— Сюрприз! — пояснил Торре.

Хорош сюрприз, на свадьбу же положено дарить подарки! И являться не в ковбойках! Дулся я недолго — некогда, надо поздравлять новобрачных. Ну, Веррес, погоди! Я вот с тобой так же! Всего четыре года и пять недель ждать осталось. А потом я возьму Ларису за руку и так же серьёзно скажу те же самые слова, которые сейчас произносит лейтенант. Я никогда не был на свадьбах, красивый обряд и значительный.

Кстати, о праздниках, разрешит проф праздновать мой день рождения в Лабораторном парке? Или опять всё секретно? Но Лариса же у нас уже побывала… Если разрешит, то надо обставить гостиную: так называемая моя комната состоит из двух больших помещений и ванной. Когда проф мне их выделил, я выбрал то, что поменьше, и то после своего катерка чуть не заболел там агорафобией, а большую комнату закрыл и никогда там не появлялся. Пора открывать.

Ещё вчера вечером я скачал себе из сети несколько любовных романов. Ночью почитаю, так чтобы никто не видел, а то ведь засмеют, не могу же я объяснять, зачем мне это понадобилось.

У маленьких городков есть одно замечательное преимущество: всё население может собраться и танцевать на центральной площади — урожай убран (война с Кремоной ему повредила, но это же не повод не праздновать свадьбу).

Так что в первую ночь нашего пребывания в Кастелло мы не добрались ни до охоты на ящеров, ни до Кремоны, ни даже до романов.

Проснулся я (и не только я) незадолго до заката. Алекс предложил так и вести ночной образ жизни — как раз перебьём всех окрестных горынычей. Алекс строил планы, как мы добудем семь голов, набьем из них чучел, чтобы у всех были. Караул, «Феррари» столько не увезет!

Хм, в Кастелло сейчас на охоту никто не пойдёт: урожай собрали, пару дней повеселились, пора опять что-то вспахивать, выжигать очередной участок джунглей, делать ирригацию и так далее. Развлекаются тут, когда все посажено и растёт. С нашими каникулами это не совпадает. По-моему, все это ещё интереснее, чем стрелять горынычей.

Алекс так не считал, Лео и Гвидо к нему присоединились. Я повздыхал, но уступил и договорился с синьором Альгеро, на вилле Кальтанисетта ничего не сажают и ничего не терраформируют, могут сходить поохотиться в любое время. Кстати, а чем они занимаются? Маловато на вилле отдыхающих, чтобы постоянно держать там такой отряд. Трудно поверить, чтобы ББ выбрасывал на ветер так много денег. У родной корпорации тайн ничуть не меньше, чем у чужих, и они тоже интересны.

Кстати, о тайнах, нам троим пришло письмо от синьора Арциньяно: «Алекс, Лео, Энрик, пожалуйста, ближайший месяц, начиная с сегодняшнего дня, воздержитесь от любого взлома. Спасибо».

— Ну ничего ж себе, — присвистнул по своему обыкновению Лео, — и что это значит?

— Он кого-то ловит в сети, — предположил я, — и помехи ему ни к чему. Ладно. Не умрём же мы информационно-голодной смертью.

Ребята согласно кивнули. Вообще-то эта практика мне не нравится: когда тебе что-то запрещают («если ты будешь делать то-то и то-то, то я тебя…»), запрет можно обойти или нарушить, а потом расплатиться за это, а вот если просят… Будем надеяться, что проф этого способа не знает.

На виллу мы полетели на «Феррари» в сопровождении одного только Фернана, охранники синьора Арциньяно громко стонали от зависти, но сделать ничего не могли: им было приказано не отходить от синьоры и синьориты Арциньяно — буквально. Ха, так вам и надо! Нечего наблюдать за моей личной жизнью. Кошмар, хотя бы один из них постоянно сверлил меня глазами, стоило мне только подойти к Ларисе.

Когда мы уже совсем собрались на охоту, я вспомнил, что мне говорил проф: я приманиваю горынычей! Хм, ну и что? Так даже лучше, учитывая, как много трофеев нам надо увезти. А горынычи стаями не ходят — хищники большие, и территория у каждого должна быть немаленькая, что ж нам за ними по всему Джильо гоняться?

Охота действительно получилась очень смешная, и добыли мы сразу пять голов: днем придётся возвращаться и перевозить на виллу.

— Размножились, как кролики, — ворчал Доменико, — давно не стреляли.

Это он зря — я приманил, да и место хорошее — лежит большой дохлый маракан, мелкие падальщики обгрызают его со всех сторон, на падалыциков приходят поохотиться горынычи. Охотники на горынычей двигаются вокруг этой, так сказать, аппетитной сцены, чтобы слабый переменчивый ветерок дул на них от туши (чтобы наш запах терялся), впрочем, глупые горынычи человека не боятся.

Доменико попшикал каким-то специальным аэрозолем, чтобы наши трофеи не испортились до утра.

На следующую ночь на том же самом месте при ярком свете Эрато мы наблюдали потрясающую картину: бой двух горынычей. Побеждённый удрал в джунгли, а желающих стрелять в победителя не нашлось: пусть живет, заслужил. Уже под утро Гвидо и Алекс подстрелили по недостающему им ящеру, Фернан охотиться не захотел.

Ну в компании с таким специалистом, как Доменико, охотиться неинтересно. Джунгли, конечно, остаются джунглями, и хлопать ушами не рекомендуется, можно остаться и без них, и без головы, но за две ночи мы ни разу не оказались в настоящей опасности. Ну вышел на нас горыныч из-за спины, так Лео проделал в нем такую дыру… И даже в лице не изменился, огорчился только, что это оказалась самка, они не менее опасны, но не так ярко окрашены.

Теперь нам предстоит освоить профессию таксидермиста ядовитых ящеров. Кажется, даже Алекс пожалел о своем охотничьем азарте. Работа тяжёлая и неприятная (вот почему Фернан проявил такой… не гуманизм, а как сказать… «динозавризм»). Целый день мучились, и это при том, что на вилле есть всё необходимые приспособления: небольшой мостовой кран, мойка, потрошилка, сушилка, заливалка — так, во всяком случае, их Доменико называет. Потрошилка, по крайней мере, точно самодельная, так что, может, у них и нет официальных названий, да и трудно предположить, что на каком-нибудь заводе будут проектировать и делать электроприборы размером с большой холодильник только для того, чтобы страдающие гигантоманией, психованные охотники за динозаврами могли сохранять свои охотничьи трофеи на нетерраформированных экваториальных островах Этны.

24
{"b":"72","o":1}